В 2018 году в России сохранился тренд на закрытость. Государство утаивает всё больше важных данных, цензурирует СМИ, помогает чиновникам скрыть информацию о себе от журналистов и расследователей и арестовывает тех, кто якобы разгласил гостайну. Мы продолжаем вести наши хроники закрытости.

Весь 2018 год. Данные о погибших в Сирии россиянах у властей и у журналистов различаются в несколько раз

Январь. Правительство запретило мессенджерам и соцсетям рассказывать о запросах спецслужб

Правительство запретило организаторам распространения информации, к которым относятся, например, «ВКонтакте», «Одноклассники» и Telegram, раскрывать данные о работе со спецслужбами. При этом никакой ответственности за раскрытие таких данных нет. После вала дел за репосты в августе 2018 года представители «ВКонтакте» пообещали предоставить статистику запросов спецслужб по пользователям, но до сих пор этого не сделали.

Март. Путин расширил список сведений, относящихся к гостайне

Теперь разглашению не подлежат сведения о «защищённости критической информационной инфраструктуры РФ от компьютерных атак». В декабре 2018 года депутаты Госдумы РФ внесли в нижнюю палату законопроект об автономизации российского сегмента интернета и защите той самой критической инфраструктуры.

Март. С родственников погибших в кемеровском ТЦ взяли подписки о неразглашении

При пожаре в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» погибло более 60 человек, среди них было много детей. Позже силовики стали брать с их родственников подписки о неразглашении тайны следствия в обмен на опознание. Это противоречит законодательству.

Июнь–август. Новая волна шпиономании. Дело Кудрявцева

В СИЗО «Лефортово» оказались по меньшей мере семь человек, обвиняемых в госизмене и шпионаже. Кто-то из них якобы раскрыл сведения, которые уже давно есть в каждой библиотеке, кто-то собирал информацию из открытых источников, а по одному из дел единственным доказательством стали фото со свадьбы. О ком-то вообще ничего нельзя узнать.

Апофеозом новой волны шпиономании стало дело Виктора Кудрявцева (его защищают наши адвокаты). 75-летнего учёного из института при «Роскосмосе» обвиняют в «передаче закрытой информации о технологиях, применяемых в разработке гиперзвуковых летальных аппаратов, одной из стран НАТО». При этом у него не было доступа к секретной информации. Кудрявцев — самый пожилой заключённый в «Лефортово». У него большие проблемы со здоровьем, на последний суд ему вызывали Скорую. Следствие пыталось заставить его оговорить коллегу, но Кудрявцев отказался, и тогда его лишили свиданий с родными.

Июнь и октябрь. Из Росреестра начали вымарывать имя Игоря Сечина

Главу «Роснефти» не раз уличали в участии в коррупционных схемах и во владении очень дорогой недвижимостью. Например, участком в Барвихе, из-за публикации о котором Сечин судился с газетой «Ведомости». В июне упоминание чиновника исчезло из записей Росреестра о данном участке. Вместо него владельцем теперь указана Российская Федерация. При этом номер регистрации не изменился — это значит, как объясняют в Росреестре, что хозяин у участка остался тот же. В октябре из базы данных Росреестра пропала пятиэтажная квартира Сечина стоимостью около 2 миллиардов рублей.

Октябрь. Эксперты подсчитали, сколько расходов будет засекречено в 2019 году

Эксперты Института Гайдара подсчитали, что в проекте федерального бюджета на 2019 год 16,9% расходов будут засекречены. Это меньше, чем в прошлые годы, но всё равно очень много по сравнению с большинством стран Европы и Америки. 

Ноябрь. В Госдуме предложили запретить военным рассказывать о своей службе

Если закон примут, то военнослужащим будет запрещено публиковать в интернете фото, видео и данные геолокации с места службы.

Расследование Bellingcat о сбитом над территорией Украины Боинге MH-17 и расследование Conflict Intelligence Team о российских военных в Сирии случились именно из-за публикаций военных, которые журналисты находили в соцсетях.