9 сентября адвокат из Краснодара Михаил Беньяш ехал защищать задержанных участников протеста против пенсионной реформы. По пути его самого задержали, избили в ОВД, а затем обвинили в насилии над полицейским. Это не единственный случай давления на адвокатов. Им приписывают клевету, мошенничество, избиения полицейских и порчу судебных материалов. Мы публикуем список дел, в которых адвокатов лишали статуса или пытались это сделать из-за того, что они выполняли свою работу.

Не являлся на заседания, которых не было

В мае Ростовский областной суд попросил московскую адвокатскую палату привлечь адвоката Сергея Жорина к дисциплинарной ответственности и лишить его статуса из-за того, что Жорин якобы не явился ни на одно заседание по делу своего клиента. При этом по словам Жорина, с января по май слушаний не было — их переносили сразу же после назначения.

Жорин защищает Дмитрия Новикова — бывшего судью, который выкладывал на своём канале на YouTube многочисленные видео с критикой судебной системы. Новикова обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями, воспрепятствовании осуществлению правосудия и вынесении заведомо неправосудных решений.

В конечном итоге Ростовский областной суд вынес частное постановление в отношении Сергея Жорина «в связи с нарушением адвокатом требований закона об адвокатуре и норм адвокатской этики».

Подорвала репутацию адвокатского сообщества своей жалобой

В июне Адвокатская палата Кировской области начала дисциплинарное производство против адвоката Ольги Шипуновой. Президент палаты Марина Копырина посчитала, что Шипунова своей жалобой нарушила «профессиональную этику» и подорвала репутацию «всего адвокатского сообщества Кировской области» тем, что «в негативном аспекте выделила роль президента палаты».

Шипунова вела дело бывшего заключённого, которого обвиняли в «оговоре сотрудника УФСИН». Подзащитный отказался от её участия в деле, и она не присутствовала на заседаниях. Адвокатская палата, тем не менее, обвинила её в нарушении прав подсудимого и вынесла ей предупреждение.

Шипунова пожаловалась на это решение. В жалобе она использовала выражения «произвол президента Адвокатской палаты Кировской области Копыриной Марины Николаевны», «комиссия и в частности президент решили», «Совет Адвокатской палаты под руководством Копыриной М.Н.», «возглавляемые Копыриной М.Н» — и это не понравилось Квалификационной комиссии и Совету Адвокатской палаты.

Сейчас Шипунова пишет новые жалобы на решение Адвокатской палаты в Роскомнадзор, прокуратуру и полицию. По словам адвоката, все документы «странным образом сами „уходят“ из органов в районный суд, а потом оказываются на столе у Копыриной».

Мешал полиции, защищая своего клиента

В Санкт-Петербурге задержали адвоката Павла Маркасова, когда тот отстаивал интересы своего клиента.

Александр Смирнов, концертмейстер Михайловского театра, ехал на репетицию. На Сенной площади его остановили полицейские и попросили показать документы на велосипед и паспорт, которых у артиста с собой не было. Тогда ему предложили проехать в отделение. Смирнов вызвал адвоката.

Когда Маркасов попросил правоохранителей дать время на разговор с клиентом на месте, их обоих арестовали и повезли в отделение. Октябрьский районный суд оштрафовал Маркасова на тысячу рублей за неповиновение полиции — за то, что при задержании он не отпускал своего клиента. При этом на заседание не пустили свидетеля, так как длина его брюк показалась приставам слишком короткой. Маркасов, однако, добился оправдания своего клиента, которого подозревали в краже велосипеда.

Опубликовала видео пыток

Ирине Бирюковой пришлось покинуть страну после того, как ей стали угрожать расправой сотрудники первой исправительной колонии в Ярославской области. Они присутствовали на видеозаписи пыток в этой колонии, которую Бирюкова прислала «Новой газете».

«Из собственных источников в ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области мне стало известно, что ряд сотрудников, которые присутствуют на записи, высказывали угрозы мести в мой адрес», — пишет Бирюкова в заявлении председателю Следственного комитета. Она боится за безопасность своей семьи и просит государственной защиты.

В сентябре стало известно, что СК отказался предоставить госзащиту: там посчитали, что так как угрозы были не прямыми, то и защита не нужна.

Вредит бюджетной системе всей страны

Главу адвокатского бюро «Третьяков и партнёры» Игоря Третьякова задержали по подозрению в мошенничестве и обвинили в хищении 332,5 миллионов рублей у предприятия, которое входит в структуру Роскосмоса.

По версии следствия, топ-менеджеры НПО имени Лавочкина заключили контракт с адвокатским бюро Третьякова без проведения конкурса и выплачивали ему крупные суммы денег за работу, которую якобы выполняли штатные сотрудники НПО. Следствие считает, что от этого пострадала «бюджетная система всей страны». При этом Третьяков утверждает, что он лично неоднократно защищал интересы НПО в суде.

Пыталась провести свидетеля на суд

На адвоката Лидию Голодович завели уголовное дело о применении насилия в отношении полицейского после того, как она пыталась провести на заседание суда свидетеля.

В июле Голодович пожаловалась на сотрудников Росгвардии и приставов Невского районного суда Санкт-Петербурга, которые помешали ей привести в зал суда свидетеля. Им не понравился внешний вид молодого человека — он был в укороченных брюках.

Голодович пошла к председателю суда, чтобы добиться пропуска свидетеля, а из приёмной её силой вывели приставы. Они надели на неё наручники, доставили в отделение полиции, а после этого, по её словам, протащили по полу и ударили о стену. Вскоре после задержания Голодович госпитализировали.

Добивался равных условий в работе

В Нижнем Новгороде адвоката Василия Шавина не допускают к работе в делах по назначению, но при этом вынуждают платить повышенные взносы в Адвокатскую палату.

Шавин хотел работать от адвокатского кабинета (это одна из самых простых форм организаций для адвокатов). Он попросил Адвокатскую палату Нижнего Новгорода включить его в список, но ему отказали, потому что адвокатский кабинет «некому контролировать». Адвокаты платят взносы в Адвокатскую палату, и для тех, кто не участвует в делах по назначению, они выше.

Шавин посчитал это несправедливым, поскольку не мог участвовать в таких делах не по своей воле, и решил не отчислять повышенную часть. Это стало поводом дисциплинарного дела против него. Шавин погасил долг, но к работе его всё ещё не допускают.

Требовал отвода судьи

Адвоката Бориса Ольхова обвиняют в клевете на судью. Разбирательство против него начали после того, как в марте 2017 года он ходатайствовал об отводе судьи.

Ольхов вёл дело о причинении тяжкого вреда здоровью. По словам Ольхова, когда его подзащитный отказался от особого порядка рассмотрения дела, судья начал угрожать ему.

Ольхов подал два заявления об отводе судьи, но их отклонили, а сам судья счёл, что Ольхов использовал в тексте оскорбительные формулировки.

В отношении Ольхова возбудили сначала дисциплинарное дело, а затем уголовное. В его доме провели обыск, а его ходатайства прошли уже три лингвистические экспертизы.

Нарушал порядок в здании суда, защищая свою клиентку

В Тверском суде приставы ударили адвоката Алексея Суханова головой о сейф и попытались разорвать его удостоверение, когда он зашёл в кабинет к своей подзащитной. По словам адвоката, на его клиентку напали сотрудники суда, и он хотел защитить её. Но сотрудники суда «взяли Суханова за грудки», а затем избили его.

Суханов писал заявления в Федеральную палату по этому делу, но ни на одно из них не ответили. Более того, Федеральная палата адвокатов обвинила Суханова в том, что он порвал протокол дела своей подзащитной, который впоследствии оказался целым. Затем против него завели административное дело за нарушение порядка в здании суда.

Защищала клиентку от конфликта с бывшим адвокатом

В мае Ирина Дарвина попросила у президента Федеральной палаты адвокатов защиты от уголовного преследования, потенциальной угрозы жизни и вмешательства в работу.

В 2016 году Дарвину лишили статуса адвоката, когда она защищала свою клиентку Елену Белоплекову. Она считает, что главной причиной этого стал конфликт между Белоплековой и её бывшим адвокатом Юрием Гудой — он претендовал на базу отдыха в Ростовской области, которая в итоге досталась Белоплековой. По мнению Дарвиной, Гуда решил отомстить — отравил Дарвину, чтобы привезти её в отделение и дать подписать ложное признание в хулиганстве: «Находилась в состоянии алкогольного опьянения, оскорбляла, избивала и кусала сотрудников полиции». При этом, по словам Дарвиной, на сотрудниках полиции нет никаких следов, а сама она оказалась в гематомах и с травмами. Дарвина сообщила, что на неё надели наручники, а в отделении и по пути её не раз избивали, «лапали по всему телу, в том числе, и за интимные места» и не позволяли вызвать врача.

Отказался от ненадёжного клиента

28 сентября Бутырский районный суд Москвы оставил под стражей до января 2019 года адвоката Андрея Маркина, находящегося в СИЗО уже больше года. Следствие считает, что он вымогал деньги у своего несостоявшегося клиента.

В 2016 Мурадхана Магомедова обвиняли в вымогательстве денег, и он искал адвоката. Он пришёл к Андрею Маркину и попросил его вести дело. Денег на оплату работы адвоката у Магомедова, однако, не нашлось, и Маркин ему отказал.

В итоге адвоката задержали и обвинили в вымогательстве — якобы Маркин знал, что подозреваемого отпустят, но соврал ему и предложил свою помощь, чтобы потом получить 500 тысяч рублей. В деле нет никаких подтверждающих доказательств. Магомедов подбросил конверт с деньгами приятелю Маркина, которого тоже задержали и обвиняют вместе с Маркиным, но ни на конверте, ни на деньгах нет их отпечатков пальцев.

Не дал полицейским отправить своего клиента в психиатрическую клинику

Романа Ожмегова, адвоката «барнаульских экстремистов», обвиняют в нападении на полицейских. О жалобе он узнал только когда его вызвали на опрос по этому поводу. Его коллеги предполагают, что это связано с эпизодом, когда Ожмегов не давал полицейским силой затолкать его подзащитного Антона Ангела в здание психиатрической больницы для принудительной экспертизы — решения суда об этом не было. Как рассказывает сам Ожмегов, потасовка длилась несколько секунд, а полицейские были в гражданском и документов не показывали.

Текст: Виталия Чикнаева