В декабре 2016 года жители села Менчереп Кемеровской области узнали из местной газеты о том, что их земли будут переданы частной компании «Стройпожсервис» для разработки угля. Основанием для этого стали приказы сибирского департамента по недропользованию. Жители села обратились в суд с требованием отменить приказы о передаче земель — и выиграли дело.

Угольный регион

Кемеровская область, известная также под названием Кузбасс, считается одним из самых больших угольных месторождений мира. Практически 60% российского угля добывают именно здесь. В Кемеровской области базируется больше половины крупнейших угледобывающих компаний России — например, СУЭК, ЕВРАЗ и Мечел.

В конце 2016 года департамент по недропользованию по Сибирскому федеральному округу (Сибнедра) издал четыре указа об изъятии ряда земельных участков для «государственных и муниципальных нужд». В реальности же огромные территории, являющиеся частью села Менчереп Беловского района Кемеровской области, отошли частной компании «Стройпожсервис» для добычи угля.

Лицензию на разработку недр «Стройпожсервис» получил сравнительно просто — выкупив обанкротившуюся шахту «Колмогоровская-2» и переоформив её лицензию на себя. Техника, оборудование и специалисты у компании уже были, и добыча угля выглядела прибыльным делом. В районе села Менчереп «Стройпожсервис» намеревался организовать угольный разрез — то есть, добывать уголь не в шахте, а открытым способом, с применением взрывчатки.

Угольные разрезы — это один из самых дешёвых и самых грязных способов добычи полезных ископаемых. Этот метод экономит средства компании, но может вызывать оползни, землетрясения, отравление воды и загрязнение воздуха угольной пылью. Добыча угля всегда связана с ущербом для окружающей среды и здоровья жителей соседних регионов, но открытый способ разработки — один из худших вариантов: он несёт серьёзную угрозу жизням людей и экологии района.

Бачатский угольный разрез недалеко от Менчерепа

Земля для государственных нужд

Жителей села Менчереп уведомили о передаче земель «Стройпожсервису» письмом. Наталья Анисимова, местная жительница рассказывает, что селяне были очень недовольны. «Мы обсудили это на совете ветеранов, а потом прошлись по местным. Они не хотят, чтобы тут были разрез и нарушение экологии».

Приказы об изъятии участков не предусматривали никакой компенсации собственникам и не учитывали тот факт, что эта земля — сельскохозяйственная: люди не просто жили, но и работали на ней на протяжении многих лет. По словам юриста Команды 29 Максима Оленичева, после изъятия вопрос был только в том, за сколько у собственников выкупят их земли. По его данным, некоторым жителям предложили по 20 тысяч рублей за долю в участке. Местные жители говорят, что никто из пайщиков продавать землю не собирался — тем более за такие деньги. «Я знаю, что находится под моей землёй, и я гектар меньше, чем за 5 миллионов, не отдам, — говорит Наталья Анисимова. — А вообще пусть каждому жителю, а не только пайщикам, дадут по 5 миллионов, мы уедем отсюда, и ройте, сколько хотите».

Угольный разрез должен был пройти в непосредственной близости от села. «Если на территории для выпаса скота и засева пшеницы допустить разработку недр, то на животноводстве можно поставить крест, — говорит Виктор Шурбин, фермер, арендующий несколько земельных участков, затронутых приказами. — Угольщики заявляют, что их деятельность затронет 230 гектаров земли, но умножайте эту цифру на два или на три. Всё живое в округе погибнет, а мест для прокорма животных просто не останется».

Помимо села, угольный разрез должен был затронуть также территорию, прилегающую к Беловскому водохранилищу. Кроме угрозы отравления воды, это могло бы привести к разрушению дамбы из-за взрывов при добыче. В связи с этим к жителям села в их борьбе с угольной компанией присоединились и экологические активисты.

Беловское водохранилище

Беловский районный суд

В феврале 2018 года собственники земельных участков вместе с адвокатами Команды 29 Максимом Оленичевым и Анной Фоминой обратились в суд с административным иском и потребовали признать решения о передаче земель незаконными. Главным пунктом иска стала формулировка причины изъятия земель — «для государственных нужд».

«По закону государство имеет право принудительно изъять участок для госнужд в случаях, когда нет других вариантов или когда изъятие происходит в общественных интересах», — говорит Иван Павлов, руководитель Команды 29. В Менчерепе новым владельцем участков должна была стать частная компания, планировавшая извлекать из них прибыль, а в таком случае «непонятно, какой тут общественный интерес или государственная нужда», — объясняет Павлов.

13 апреля Беловский районный суд Кемеровской области встал на сторону жителей — и постановил отменить действие всех четырёх приказов 2016 года.

Владимир Сливяк, сопредседатель экологической группы «Экозащита!», назвал это решение историческим событием. «Впервые в Кузбассе принято решение не в пользу угольных компаний, а в пользу общественного интереса. Мы надеемся, что угольщики прекратят попытки разрушить Менчереп навсегда».

Максим Оленичев считает решение суда важным прецедентом не только для Кемеровской области, но и для России в целом. «Судья довольно тщательно разбирался в процессе, — рассказывает он. — Сибнедрам после того, как суд признал их приказ незаконным, ничего не будет. Но сам факт этого признания очень важен. Обычно кемеровские суды вставали на сторону угледобытчиков, потому что у них есть лицензия, но никто не ставил под сомнение государственную необходимость».

«Стройпожсервис» вместе с Сибнедрами попытался оспорить решение суда. Они нашли двух человек из числа собственников земли, согласившихся их поддержать — и подали апелляцию. Анна Фомина поясняет: «Первая живёт в посёлке и по слухам, ей были [за это] обещаны деньги. В итоге она получила только конфликт со всем посёлком. Вторая живёт в другом районе и ей абсолютно всё равно, что будет с землёй. Лично ни одну, ни другую мы на суде ни разу так и не увидели».

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отправил дело на новое рассмотрение, к которому привлекли уже всех пайщиков. Во время этого повторного разбирательства федеральное агентство по недропользованию досрочно отозвало у компании «Стройпожсервис» лицензию на разработку угля — как говорится в приказе, из-за нарушений, но что это за нарушения — не уточняется. На этом основании Сибнедра отменили все четыре приказа об изъятии участков. Суд прекратил производство по делу — и земля осталась в собственности жителей Менчерепа.

Текст: Есения Новохацкая