Кто: Евгений Петрин, бывший сотрудник ФСБ и управления внешних связей РПЦ
статус: осуждён на 12 лет, находится в колонии
в чём обвинялся: государственная измена, подробности дела засекречены
кто из команды 29 занимается делом: Иван Павлов, Евгений Смирнов
Что мы делаем сейчас: обжалуем в Конституционном суде и ЕСПЧ


Москвич Евгений Петрин работал в ФСБ и успел дослужиться до капитана, когда уволился и неожиданно ушел на работу в РПЦ. Петрин устроился в отдел внешних связей и, в том числе, отвечал за  работу по украинскому направлению. Вскоре после смены украинской власти Петрина арестовали и обвинили в государственной измене. Подробности дела засекречены. Предположительно, Петрин передал некую информацию иностранной разведке. Сам Петрин утверждает, что оставался сотрудником ФСБ и работал в РПЦ «под прикрытием».

С 2015 года Петрина защищают адвокаты Команды 29 Иван Павлов и Евгений Смирнов.

Суд и обвинение мешали любым попыткам доказать невиновность экс-сотрудника ФСБ. Адвокатам запрещали делать даже рукописные записи в блокноты и не давали копировать даже несекретные материалы дела. Суд отклонил все ходатайства защиты. В делах о государственной измене нередко даже защитники не знают, за что судят человека, и защита становится невозможной.

Процесс в Мосгорсуде проходил с апреля по июнь 2016 года. Обвинение просило приговорить Петрина к 19 годам колонии строгого режима. Суд признал бывшего сотрудника ФСБ виновным в госизмене, но дал 12 лет. Обжалование приговора в Верховном суде результатов не принесло.

Краткая хроника дела

4 марта 2016 года — началось рассмотрение дела, но его сразу отправили обратно в прокуратуру;

2 апреля 2016 года — предварительное следствие возобновилось, в мае дело снова попало в суд;

6 июня 2016 года — гособвинение попросило приговорить Петрина к 19 годам колонии строгого режима;

14 июня 2016 года — Мосгорсуд признал его виновным в госизмене (статья 275 УК РФ) и приговорил к 12 годам колонии строгого режима; адвокаты обжаловали приговор в Верховном суде;

5 ОКТЯБРЯ 2016 ГОДА  Верховный суд оставил решение Мосгорсуда в силе.

Иван Павлов

Адвокат Евгения Петрина

«Было такое ощущение, что защитникам отведена роль статистов, пользы от которых не больше, чем от мебели в зале судебного заседания. Нам не дали сделать ровным счетом ничего, не разрешили принести в дело ничего нового <…> Адвокатам было запрещено делать даже рукописные заметки в блокноты <…> копировать даже несекретные материалы дела.