Отчет о расходовании премии Бориса Немцова

В июне 2016 года лауреат премии Бориса Немцова Лев Шлосберг передал денежную часть премии “Команде 29”. Рассказываем, что мы сделали на эти деньги за год.

Поделиться в социальных сетях:

Шлосберг передал нам 587 450 рублей, оформив договор дарения. Мы заплатили 35 247 рублей налога с полученных средств. Остальные деньги (552 203 рубля) мы потратили на ведение пяти судебных дел: уголовного дела в отношении бывшего директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной (417 958 р.), дела о новой форме адвокатского запроса (35 856 р.), дела об отказе в публикации особого мнения судьи Уставного суда (1 200 р.), дела о доступе к архивным делам сотрудников НКВД (9 090 р.) и дела о мемуарах генерала Серова (88 099 р.).

На эти деньги адвокаты Команды ездили на заседания по делу Натальи Шариной в Москву (299 366 р.), заверили документы у нотариуса (22 040 р.) и провели независимую экспертизу (96 552 р.). Сейчас, после полутора лет домашнего ареста, Шарина вышла на свободу. Суд отказался оправдать ее, но дал условное наказание, которое в России считается синонимом оправдательного приговора. Теперь Наталья может выйти из дома и заняться своим здоровьем.

Юрист Команды 29 Дарья Сухих и адвокат Иван Павлов выиграли суд по иску экс-депутата Александра Хинштейна и внучки председателя КГБ Ивана Серова к историку Борису Соколову. Хинштейн и Вера Серова требовали взыскать с ученого миллион рублей за высказывание о фальсификации дневников Ивана Серова. На деньги, переданные Львом Шлосбергом, мы смогли оплатить работу независимого эксперта (61 437 р.), который подготовил экспертизу высказываний Соколова, и оплатить билеты в Москву (26 662 р.).

Часть средств мы потратили на транспортные расходы (24 336 р.) и оплату услуг нотариуса по делу об адвокатском запросе (11 520 р.). Руководитель Команда 29 адвокат Иван Павлов оспаривал в суде новые требования Минюста к форме адвокатского запроса, которые вынуждали разглашать адвокатскую тайну, и успешно. Суд закончился победой.

Еще юристы ездили в Москву на заседания по делу о доступе к архивным делам сотрудников НКВД (9 090 р.) и заверяли документы по делу об отказе публиковать особое мнение судьи Уставного суда (1 200 р.). Доступ к документам репрессированных мог бы помочь исследователям репрессий, но архивы и суды отказываются выдавать документы на нереабилитированных репрессированных, а отказ публиковать особое мнение судьи — грубое нарушение закона.

Вы поддерживаете нас  — мы отчитываемся о потраченных средствах. Команда 29 собирает деньги на народного юриста. Он будет помогать жертвам государственной машины и рассказывать, как защитить свои права. Ваша поддержка — вклад в борьбе с неповоротливым Левиафаном. Заставьте его работать на вас.