Обвиняемым по уголовным делам иногда предлагают пойти на сделку со следствием — признать вину и содействовать раскрытию преступления. В таком случае суд может назначить не больше половины максимального срока. Сделку со следствием предлагали ученому Виктору Кудрявцеву, обвиняемому в госизмене — но он вину не признал и отказался оговорить своего коллегу. Разбираемся, нужно ли соглашаться и чем рискуют те, кто идут на такую сделку.

Поделиться в соцсетях:

Что это за сделка?

Это — неформальное название досудебного соглашения о сотрудничестве. Возможность заключить сделку со следствием появилась в российском кодексе в 2009 году.

Сделка со следствием подразумевает несколько условий:

— обвиняемый должен признать вину;

— и помогать следствию в раскрытии преступления: давать показания на соучастников или содействовать в розыске имущества.

Такая сделка выгодна следователям — она существенно экономит им время, потому что обвиняемый помогает установить обстоятельства дела.

Если условия сделки соблюдены, суд не может назначить больше половины от максимального срока по предъявленной статье. Если статей несколько, то будет действовать принцип сложения — наказание назначат по каждой статье, но тоже не больше половины срока.

Дело, поступившее в суд с досудебным соглашением, как правило, рассматривается в особом порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ — без исследования доказательств. Но в особом порядке рассматриваются и многие другие дела — заключение досудебного соглашения для этого не обязательно.

Дела с досудебным соглашением составляют малую часть тех дел, которые рассматриваются в особом порядке.

По данным статистики судебного департамента, в 2019 году было осуждено 620 054 человека. Из них:

374 384 человека признали вину и попросили особый порядок рассмотрения дела

3009 человек заключили досудебное соглашение со следствием

На примере дел с участием нескольких фигурантов можно сделать вывод, что заключение досудебного соглашения позволяет значительно снизить срок наказания.

Следователь сам предлагает такую сделку?

Обычно ее заключают наоборот по просьбе обвиняемого — он подает ходатайство на имя прокурора и сам предлагает сообщить интересующие сведения. Но на практике так происходит не всегда.

Зачастую сделку предлагают сами следователи или оперативники — в обмен на недостающие показания. Так было в деле Виктора Кудрявцева: следователь предложил сделку, в ходе которой Кудрявцев должен был оговорить своего коллегу по ЦНИИМаш и признать вину и пригрозил лишить ученого свиданий с женой. Кудрявцев от сделки отказался.

На сделку со следствием пошла экс-бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева. По этому делу проходят несколько человек, включая режиссера Кирилла Серебренникова, руководителя «Седьмой студии». Их обвиняют в хищении бюджетных средств. Все они вину отрицают — на сделку со следствием (и соответственно, на признание вины) согласилась только Масляева.

В деле «Нового величия» на сделку со следствием пошел один из обвиняемых — Рустам Рустамов. Его дело рассматривали в особом порядке. Он получил два года условного срока по статье о создании экстремистского сообщества. Максимальное наказание по его части статьи — шесть лет лишения свободы (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ).

В 2015 году бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко заключил досудебное соглашение о сотрудничестве в деле убийства Галины Старовойтовой. Он признался в причастности к убийству и дал показания против криминального авторитета Владимира Барсукова — впоследствии ему предъявили обвинение в убийстве. Летом Глущенко приговорили к 17 годам колонии строгого режима — с учетом наказания по другому делу.

В деле «Сети» (запрещенная в России организация) досудебное соглашение заключил один из обвиняемых — Игорь Шишкин. Он признал вину, дал показания против других фигурантов и получил 3,5 года колонии общего режима за участие в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК РФ).

В некоторых делах досудебное соглашение о сотрудничестве помогает сломить волю обвиняемого к защите и добиться от него признательных показаний.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать полезные советы и новости по субботам:

А если отказаться от сделки, что за это будет?

По закону — ничего, потому что просить о заключении досудебного соглашения может только сам обвиняемый. Вынудить его пойти на сделку следователь не может.

Но у следователя есть огромный арсенал способов испортить жизнь обвиняемому — запретить свидания с родственниками, не разрешать телефонные звонки, попросить устроить «веселую жизнь» в СИЗО и т.п. Универсального совета, как поступать в такой ситуации, нет, но незаконные действия следователя нужно обжаловать в различных инстанциях — в этом поможет адвокат.

Может быть такое, что я свою часть условий выполню, а другая сторона нет?

Теоретически такое возможно.

Например, на суде прокурор может заявить, что ваши показания не содержат информации, ранее неизвестной правоохранительным органам. В таком случае вы окажетесь в ситуации, когда признали вину, дали показания на других лиц, а обещанного наказания не более половины от максимального срока вам не гарантировано.

Досудебное соглашение нужно заключать обязательно в присутствии прокурора, следователя, самого обвиняемого и защитника. В нем прописываются обстоятельства преступления, подлежащие доказыванию, и действия, которые обвиняемый обязуется совершить.

Но закон и правоприменительная практика позволяют прекратить такое соглашение почти на любом этапе расследования уголовного дела — поэтому никаких дополнительных гарантий никто вам дать не сможет.

Так лучше соглашаться на сделку или не надо?

Зависит от ситуации. Если у вас нет ресурсов на защиту, вы раскаиваетесь и не хотите проверять суд на гуманизм, то стоит попросить сделку.

Это сократит время предварительного следствия по делу и даст вам шанс, что наказание будет мягче.

Но если вы не собираетесь признавать вину и у вас есть адвокат, которому вы доверяете, то лучше всего обсудить это с ним.

Текст: Татьяна Торочешникова