Полицейские в американских фильмах говорят: «Вы можете хранить молчание, всё, что вы скажете, будет использовано против вас». Российские правоохранители так говорят не всегда и часто обещают скостить срок, если всё выложишь. Увы, такие обещания забывают ещё до суда. Разбираемся, когда появилось право хранить молчание, почему оно так важно и как вам его реализовать.

Когда появилось право хранить молчание?

Право хранить молчание — одно из главных прав, которое имеет «слабая» сторона — защита. Многовековой принцип английского права гласит, что нельзя превращать человека в орудие своего собственного осуждения. В конституции и законы государств с XVIII века включали положения, которые гарантировали это право — например, знаменитую Пятую поправку в конституцию США.  До этого право не оговаривать себя соседствовало с ситуацией, когда вина автоматически презюмировалась, если человек хранил молчание и не отвечал на вопросы следователей: не говоришь — значит скрываешь.

Ещё совсем недавно в России признание официально считалось царицей доказательств, хотя неофициально это продолжается до сих пор, а право хранить молчание ставят под сомнение. Современная российская Конституция (статья 51) говорит, что никто не обязан свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников, а за принуждение к даче показаний предусматривается уголовная ответственность (статья 302 УК). Так что привилегия против самообвинения в современном российском законодательстве реализуется, по крайней мере, на бумаге.

Когда возникает право хранить молчание и где оно закреплено?

Когда на вас завели уголовное дело, пытаются изобличить или ведут обвинительную деятельность, которая свидетельствует о подозрениях против вас.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, если обвиняемый воспользовался своим правом не участвовать в доказывании, то есть сохранил молчание, это не может служить основанием для признания его виновным и не освобождает должностных лиц от установления и исследования доказательств невиновности.

В делах о государственной измене и шпионаже подследственные дают признательные показания, часто под давлением, так как советует следователь и адвокат по назначению, а потом эти показания становятся основой обвинения.

Преследуемые участники массовых акций, например, по «делу 26 марта», признают вину и идут на особый порядок, чтобы сократить срок заключения, но это не срабатывает.

А зампредседателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов и вовсе заявил, что в России меньше 1 % оправдательных приговоров, потому что большинство подсудимых признают свою вину.

Когда вас пока не подозревают, но вы опасаетесь, что начнут.

Позиция ЕСПЧ такова (постановление по делу «Сандерс против Соединенного Королевства»): право не свидетельствовать против себя должно включать любую информацию о фактах, поскольку она может быть в последующем уголовном процессе использована в поддержку обвинения.

В деле Сандерса на показаниях, которые он давал как свидетель, потом обосновали его обвинение. Саундерса под страхом уголовного наказания за неуважение к суду принудили предоставить Департаменту промышленности и торговли информацию о делах компании и ответить на вопросы этого государственного учреждения. После эти данные были использованы в ходе судебного разбирательства, и Саундерса приговорили к тюремному заключению за коммерческое мошенничество. ЕСПЧ признал нарушение принципа справедливого разбирательства.

Таким образом, позиция ЕСПЧ состоит в том, что в ограниченных случаях закон должен позволять при должном обосновании воспользоваться правом хранить молчание и в гражданском процессе, чтобы признания, сделанные в гражданском процессе, впоследствии не оказались в уголовном деле.

Российское законодательство позволяет молчать в гражданском процессе, и даже не надо вникать и обосновывать, почему человек хочет воспользоваться правом хранить молчание.

Когда не хотите свидетельствовать против близких

Никого не должны заставлять выбирать между лжесвидетельством и моральным чувством перед родными. В этом состоит гуманно и демократично понимаемый баланс интересов. Предполагается, что современные средства и методики расследования могут достигать целей правосудия и без таких показаний.

Основание свидетельского иммунитета (это синоним права хранить молчание) можно также искать в правах на человеческое достоинство, охрану неприкосновенности частной жизни, охрану личной и семейной тайны.

Право не свидетельствовать против себя и близких закреплено в Гражданском процессуальном кодексе. Там же описано, кто не подлежит допросу в качестве свидетеля.

Вас не должны допрашивать как свидетеля об обстоятельствах, которые вы узнали в связи с исполнением обязанностей представителя по гражданскому или административному делу

А также защитника по уголовному делу, медиатора, священнослужителя, судьи, присяжного, арбитражного заседателя или третейского судьи.

Что касается адвокатов, то уже на первое обращение, когда человек переступил порог адвокатского офиса или позвонил адвокату, включая сам факт обращения, распространяется адвокатская тайна, и адвокат не может быть допрошен по данным обстоятельствам.

А что с наказанием за недоносительство?

С лета 2016 в Уголовном кодексе появилась ответственность за недоносительство по готовящимся, реализуемым или совершенным преступлениям террористической направленности. Виновному грозит лишение свободы до одного года. К уголовной ответственности по этой статье нельзя привлечь за несообщение о подготовке или совершении преступления супругом или близким родственником, тут конституционные гарантии соблюдены.

Как правоохранители должны разъяснять мне мои права?

Показателем реальности прав человека является их процедурная детализация. Так, в США решением Верховного суда в 1966 ввели «правило Миранды»: при задержании и до проведения допроса человеку необходимо сообщить о праве хранить молчание, о том, что любое сделанное им заявление может быть использовано против него, о праве на адвоката и о праве отказаться от реализации этих прав. Если полицейский не сообщит хотя бы об одном из этих прав, это считается грубым процессуальным нарушением и влечет недопустимость доказательств, что может привести к оправданию в суде.

Российское законодательство не содержит закрепленных форм разъяснения прав, но этому вопросу посвящен ряд норм.

Закон о полиции  (статья 14) предусматривает, что при задержании сотрудник полиции обязан разъяснить задержанному право на юридическую помощь, право на отказ от дачи объяснения, а основания и мотивы задержания заносятся в протокол.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении указывает, что неразъяснение права не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников влечет признание объяснений и показаний полученными с нарушением закона.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (статьи 46, 47) говорит, что при согласии подозреваемого (обвиняемого) дать показания, его должны предупредить о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, даже если он потом откажется от этих показаний. Для сравнения, по «правилу Миранды» показания подследственных, которые они дали в ходе досудебного производства по уголовному делу без защитника, даже когда подследственный сам отказался от защитника, и не подтвержденные в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Куда жаловаться, если мне не разъяснили мои права и выбивают признание?

Так как свидетельствовать против себя не обязательно, признание вины должно быть добровольным, без принуждения. Признание должно подтверждаться совокупностью других доказательств по уголовному делу. Но в российской правоохранительной практике получение признательных показаний воспринимается как один из самых надежных и эффективных способов доказывания по делу.


Чтобы получить признание, используют не только неразъяснение прав и запугивание, но и «передопрос с электровспоминателем». Если вы столкнулись с этим, обращайтесь к полицейскому начальству, в управление собственной безопасности, в прокуратуру и в суд. Если ваше заявление о пытках в полиции не расследуют, остаётся возможность добиться справедливости в ЕСПЧ. Кроме того, вам могут помочь общественные организации: «Комитет против пыток» или «Агора», они же помогают направить жалобу в ЕСПЧ.

Текст: юрист Артём Кутловский, Ольга Дмитриевская