В 2018 году издание Baza в своём расследовании рассказало о том, как журналистка ВГТРК Наиля Аскер-заде стала обладательницей квартиры в центре Москвы. Квартира раньше принадлежала банку ВТБ, а Аскер-заде, как утверждали авторы, имела связь с его главой Андреем Костиным. К апрелю 2019 года Роскомнадзор заблокировал около 1000 ссылок на тексты, содержащие ключевые слова из этого расследования — Костин, Аскер-заде и ВТБ. Объясняем, что не так с этими блокировками и почему они создают опасный прецедент.

Что произошло?

4 апреля 2019 издание Baza обнаружило, что «Яндекс.Дзен» удалил материал о квартире Наили Аскер-заде, полученной ей от банка ВТБ. «Яндекс.Дзен» объяснил блокировку материала уведомлением Роскомнадзора, в котором было сказано, что текст содержит информацию, запрещённую к распространению. Роскомнадзор при этом ссылался на решение суда, которое было вынесено в ноябре 2018 года по иску ВТБ о защите деловой репутации.

А что за решение суда?

Признать информацию о Костине, Аскер-заде и квартире запрещённой к распространению.

Банк ВТБ обращался в Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области с иском о защите деловой репутации минимум четыре раза. Суд последовательно вставал на сторону ВТБ и удовлетворял иски, однако, материалы продолжали появляться на других сайтах. В последнем решении суда приведён список цитат с 68 ресурсов, на которых были размещены статьи, посвящённые Костину, Аскер-заде и её квартире. Суд «оценил содержание представленных публикаций», в очередной раз счёл, что в отношении банка «были распространены порочащие утверждения» и постановил признать эту информацию запрещённой. Кроме этого, суд запретил распространение сведений о квартире «на любых иных сайтах».

Что не так с этим решением?

Суд не изучил материалы дела, чтобы установить, носят ли размещённые сведения порочащий характер, и не указал, что именно в приведённых цитатах не соответствует действительности.

В постановлении пленума ВС от 2005 года указывается, что при рассмотрении дел о защите репутации нужно учитывать три обстоятельства:

— факт распространения сведений ответчиком

— несоответствие их действительности

— порочащий характер этих сведений (для определения этого суд может назначить лингвистическую экспертизу)

Если хотя бы одно обстоятельство отсутствует, иск не может быть удовлетворён.

В случае с ВТБ суд не привлёк ответчиков и не учёл ни их мнения, ни мнения администраторов сайтов, а значит, никак не оценил правдивость сведений, хотя обязан каждый раз заново оценивать текст рассматриваемой статьи.

Банк ВТБ мог бы требовать опровержения порочащих сведений только в том случае, если бы распространявшие не доказали, что информация соответствует действительности — однако их просто никто не спросил, и это — серьёзное нарушение.

Получается, с подобным решением суда можно удалить что угодно?

ДА! Такие решения могут позволить запрещать любую информацию, связанную с конкретным человеком.

Юристы назвали массовую блокировку материалов «правовым нигилизмом» и считают её цензурой. Кроме того, появилась информация, что Роскомнадзор начал требовать удаления других публикаций с упоминанием Костина и Аскер-заде, хотя не имеет на это права — у него нет полномочий самостоятельно искать запрещённую информацию и блокировать её, пока автор не имел возможности доказать суду, что эта информация верна.

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Анастасия Бочерёнок