В российском уголовном законодательстве есть ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Человек не собирается ни за кем следить, покупает в свободной продаже на «Алиэкспрессе» якобы «шпионское» устройство, которое каким-то образом прошло таможню, и за это приобретение, а не использование, уже может лишиться свободы на четыре года. Из этого курьёза получилось немало уголовных дел за gps-маячки для коров, диктофоны, авторучки и солнцезащитные очки с видеокамерами. Разбираемся, что с регулированием оборота спецсредств в России, какие улучшения собирается предложить ФСБ и что мы можем с этим сделать.

Что случилось?

ФСБ разрабатывает проект федерального закона, который определит, что такое «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». До 2 июля проект на стадии уведомления о начале разработки. Это значит, что самого текста проекта ещё нет и обсуждается идея разработки проекта, вы можете поучаствовать. После ФСБ рассмотрит предложения, и по итогам обсуждений решит, разрабатывать этот проект или нет. Если да, текст проекта выложат на сайте для обсуждения.

Параллельно разрабатывают проект закона, который должен помешать юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям непреднамеренно участвовать в незаконном обороте таких спецсредств.

Если новые нормы примут, они начнут действовать с декабря 2019 года.

Как раньше регулировали оборот таких спецсредств?

В Уголовном кодексе есть статья 138.1 «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». По ней наказывают штрафом на сумму до 200 тысяч рублей или дохода за период до 18 месяцев; ограничением свободы, принудительными работами, лишением свободы до 4 лет; лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 3 лет. Проблема в том, что она носит бланкетный характер, то есть чтобы понять, что имел в виду законодатель под «специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации», нужно обращаться к другим нормативным актам.

Виды и признаки спецсредств определены в других законах и изданных на их основе нормативных правовых актах Правительства Российской Федерации, где указано, что их свободный оборот не разрешен без лицензии и не для оперативно-розыскной деятельности.

Часть 6 статьи 6 федерального закона № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» запрещает тем, у кого нет полномочий по этому закону, проводить оперативно-розыскные мероприятия и использовать специальные технические средства, которые разработали или приспособили для негласного получения информации.

Правительство утвердило Положение, которое определяет для ИП и других юрлиц порядок лицензирования разработки, производства, продажи и приобретения для перепродажи таких спецсредств. Мы запрашивали через наш сервис РосОтвет список организаций, у которых есть такие лицензии. ФСБ нам отказала и предложила обратиться за получением выписки на конкретную организацию. Мы считаем, что зря: орган должен размещать информацию из реестра лицензий с названием организаций, получивших лицензию, их данными, реквизитами выданной лицензии в своих электронных или печатных СМИ. А пока в этой сфере всё не так прозрачно: спецслужба нам не рассказывает, кто разрабатывает такие спецсредства и чью продукцию точно нельзя покупать, не продаёт ли её кто-то незаконно.

На сайте «Госуслуг» тоже можно заказать выписку из реестра.


В другом постановлении правительства есть перечень видов специальных технических средств для негласного получения информации при оперативно-розыскной деятельности:

  • для получения и регистрации акустической информации;
  • для визуального наблюдения и документирования;
  • для прослушивания телефонных переговоров;
  • для перехвата и регистрации информации с технических каналов связи;
  • для контроля почтовых сообщений и отправлений;
  • для исследования предметов и документов;
  • для проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов;
  • для контроля за перемещением транспортных средств и других объектов;
  • для получения, изменения и уничтожения информации с технических средств её хранения, обработки и передачи;
  • для идентификации личности.

Зачем вообще запрещать специальные технические средства?

Конституционный суд указывал, что уголовный запрет по статье 138.1 нужен для защиты прав личности, установленных Конституцией: неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, защиты чести и доброго имени, тайны телефонных переговоров, неприкосновенности жилища. Эти же права защищают статья 137, которая устанавливает ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, статья 138 — за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений и статья 272 — за неправомерный доступ к компьютерной информации.

Суд отмечал, что регулирование призвано обеспечивать адекватную защиту прав, в том числе превентивную, потому что одного последующего контроля недостаточно. То есть если вас кто-то снимет шпионской ручкой и выложит на «Ютуб» такую съёмку, вряд ли вас утешит его последующее наказание. Киберсталкинг — преследование в виртуальном пространстве, которое возможно без непосредственного контакта с жертвой) тоже в определенной степени связан с проблемой распространенности спецсредств.

КС в постановлении описывает дело директора компании, осуществляющей розничную торговлю электро- и радиотоварами. Он без лицензии от ФСБ приобрёл на продажу пять авторучек со встроенной фото- и видеокамерой для негласного получения аудио- и видеонаблюдения, а затем выставил их в открытую продажу. Чем повредило использование этих ручек и было ли оно, суд не объясняет.

Что точно запрещено? За что уже кого-то судили?

Уже привлекали к ответственности:

— за радиомикрофоны, вмонтированные в футляры от губной помады;

— за видеокамеры, закамуфлированных под авторучки и пульт (брелок) управления автомобильной сигнализацией;

— за GPS-трекер для автомобиля;

— за брелок-видеорегистратор для мотоцикла;

— за собачий ошейник с подслушивающими устройствами;

— за солнцезащитные очки с камерой за 670 рублей.

Это сотни и сотни дел. На сайте, посвященном этой проблеме, есть перечень.

Дело курганского фермера, купившего GPS-трекер, чтобы чтобы следить за передвижениями теленка, благополучно закончилось постановлением о прекращении уголовного преследования. Следствие не доказало умысел на негласное получение информации. По словам фермера, дешевое китайское устройство для слежения за 390 рублей он заказал в январе, но только в сентябре ему позвонили с почты, чтобы забрал посылку. На выходе из отделения его встретили сотрудники ФСБ с понятыми: в прибор встроен микрофон, предназначенный для передачи информации, а свободная продажа таких устройств в России запрещена.

Другой пример со счастливым концом: жителю Майкопа удалось дважды оправдаться по статье 138.1 УК РФ. Его хотели осудить за продажу диктофона, хотя устройство имеет сертификат и свободно продается.

А что делать, чтобы не посадили?

Защититься наверняка вы сможете, только если совсем не будете покупать и продавать гаджеты. Как вы уже поняли, подсудной может быть даже дешёвая электронная игрушка. Пока не будет более точного определения, что считать спецсредством, а что нет, попасть в руки правоохранительных органов может любой владелец техники, даже подросток с 16 лет.

В России действует полный запрет на приобретение и использование спецсредств, при том, что за спецсредство можно выдать что угодно, даже сотовый телефон и наручные часы. Правоохранители легко могут делать на таких преступлениях статистику, например, проводя «проверочную закупку» у того, кто вывесил в свободный доступ объявление о продаже.

Производить и продавать спецсредства могут только организации, получившие лицензию ФСБ. Есть постановление правительства о ввозе и вывозе спецсредств, которое говорит, что порядок ввоза и вывоза в Россию предусматривает лицензирование и таможенный контроль. Но товары проходят границу, а после людей привлекают к уголовной ответственности за их приобретение.

В этом и другом постановлениях есть описания и категории спецсредств. Прежде чем покупать странные игрушки, хотя бы ознакомьтесь с ними. Правда, описания эти понятны настолько, насколько может быть понятен юридический документ, но более доступной и наглядной официальной информации нет.

Суды исходят из странной позиции, что приобретение и распоряжение спецсредствами само по себе, даже без использования по назначению, уже существенно нарушает конституционные права граждан:

«Своими умышленными преступными действиями Борисов В.А. незаконно приобрел специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации, чем существенно нарушил права и свободы человека и гражданина, предусмотренные ст.ст. 23 и 24 Конституции Российской Федерации… Своими умышленными преступными действиями Борисов В.А. незаконно сбыл специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации, чем существенно нарушил права и свободы человека и гражданина, предусмотренные ст.ст. 23 и 24 Конституции Российской Федерации».

Если вы хотите заснять берущего взятку чиновника, используя камеру, замаскированную под шариковую ручку, подумайте дважды: скорее вас привлекут к ответственности по ст. 138.1 УК РФ, а не чиновника, так как доказательства, полученные с нарушением закона, юридически ничтожны. Впрочем, даже на «открытую» камеру снимать чиновников получается не всегда, но мы с этим не согласны и боремся.

Во многих странах спецсредства разрешены, запрещено их незаконное использование. Так, жителя Флориды Кристофера Чейни признали виновным в незаконном прослушивании телефонных разговоров и взломе персональных компьютеров более 50 голливудских знаменитостей, из-за него в интернет попали интимные фотографии Скарлетт Йоханссон и Кристины Агилеры. Неизвестно, осудили бы Чейни у нас или нет. Когда Life News выложило в сеть телефонные переговоры Бориса Немцова, никого за это не наказали.

Почему нам нужно точное определение, что считать спецсредством, а что нет?

По данным судебной статистики Судебного департамента при ВС РФ, только в 2017 г. по ст. 138.1 УК РФ осудили 254 человека, поэтому важно высказать наше мнение о целесообразности подготовки грамотного законопроекта. ФСБ признаёт, что значение термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» в федеральном законодательстве не раскрыто. В ведомстве считают, что нужно закрепить значение термина, чтобы предупредить  преступления, связанные с незаконным оборотом таких средств. Мы считаем, что это нужно сделать, чтобы обычных граждан не сажали и не штрафовали за невинные игрушки.

Что можете сделать вы?


До 2 июля вы можете поучаствовать в обсуждении законопроекта и его целесообразности. Увы, указанная для отправки предложений по законопроектам почта (fsb@fsb.ru) — это общая почта ФСБ России, то есть фактически бездна, куда сваливаются все письма в адрес спецслужбы.

В соответствии с правилами подготовки проектов нормативных правовых актов, не позднее 60 дней со дня окончания обсуждения, то есть не позднее 2 августа, должна быть размещена сводка предложений, поступивших в рамках общественного обсуждения уведомления, с указанием позиции ФСБ России. Если мы с вами поучаствуем в обсуждении, то сможем проверить, действительно ли ФСБ, как это и положено по закону, прочитала и учла все наши предложения.

Текст: Ольга Дмитриевская, Артём Кутловский