Коля писал памятки о том, что делать если за вами пришли, как вести себя на допросе и во время обыска, рассказывал историю «госизменницы» за смс Оксаны Севастиди. Он решает, какие статьи вы прочитаете сегодня на сайте Команды. Пишет музыкальные рецензии для «Афиши», раньше работал редактором в «Аппарате», писал для «Вилладжа», «Собаки» и «Бумаги.

Мне важно жить в нормальном правовом государстве. Чтобы это произошло, нужно, чтобы люди, которые несут правильные идеи, учились доносить их до обычных людей, рассказывать на их языке. Я хочу донести важные мысли до тех, кто не понимает, о чем говорят юристы и правозащитники, но считает, что со страной что-то не в порядке. До тех, кто не знает, что делать и как себя защитить.

Дела, которыми занимается Команда, люди, которых мы защищаем, не всегда встречают безоговорочную поддержку общества. И наша задача — рассказывать, объяснять, почему не важно, кто этот человек и что он сделал, если государство задерживает, арестовывает, судит его незаконно. Объяснять, что нет панацеи, и любой может оказаться на месте этого человека.

Классическая журналистика приносит меньше удовлетворения, в правозащите у тебя больше возможностей. В том числе, и потому, что здесь все очень динамично и гибко, можно пробовать делать что-то новое прямо сейчас.

Публичность очень важна. Если бы мы не рассказывали об Оксане Севастиди, которую посадили за смс, если бы журналисты других изданий не писали бы об этом, если бы президенту не задали вопрос на пресс-конференции, ничего бы не было. И она, и две другие женщины до сих пор были бы в колонии. Такие дела не терпят тишины.

История Севастиди больше всего зацепила меня лично. У нее мама одна осталась, бабушка умерла. Если бы о деле не начали говорить, она бы так и сидела еще пять лет, вернулась бы домой, где ее мог бы уже никто не ждать.

Я чувствую, что есть какой-то результат, не когда написал текст. Тексты ничего не значат. Важно, сколько человек это прочитало, сколько из них написало нам, сколько поддержало. Важно понимать, что человек не просто читает памятку — он запоминает что-то, что, возможно, выручит его в сложной ситуации.

К людям, которых заметило государство, относишься с очевидным сочувствием. Его хочется спасти. В журналистике ты не можешь заниматься спасением людей. Ты должен доносить информацию, а спасать — уже не твое дело, для этого нужно быть немного правозащитником.

Суды, прокуроры и следователи боятся публичного давления. Когда у тебя под ухом постоянно жужжит муха: «Вы неправильно судите, неправильно сажаете!» — ты, кажется, в какой-то момент всё же думаешь, что можно что-то сделать, просто чтобы перестало жужжать.

Работа правозащитника — это такая же работа. Тут тоже нужно приходить вовремя и выполнять задачи. Наша задача — чтобы люди стали чуть спокойнее, чуть увереннее, знали, что право на их стороне, и поэтому мы рассказываем, как защищать свои права. Без системного подхода тут добиться чего-то не получится.

ВЫ ПОДДЕРЖИВАЕТЕ НАС — МЫ ОТЧИТЫВАЕМСЯ О ПОТРАЧЕННЫХ СРЕДСТВАХ. КОМАНДА 29 СОБИРАЕТ ДЕНЬГИ НА НАРОДНОГО ЮРИСТА. ОН БУДЕТ ПОМОГАТЬ ЖЕРТВАМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МАШИНЫ И РАССКАЗЫВАТЬ, КАК ЗАЩИТИТЬ СВОИ ПРАВА. ВАША ПОДДЕРЖКА — ВКЛАД В БОРЬБЕ С НЕПОВОРОТЛИВЫМ ЛЕВИАФАНОМ. ЗАСТАВЬТЕ ЕГО РАБОТАТЬ НА ВАС.