Эксперты Института Гайдара подсчитали, что в проекте федерального бюджета на 2019 год 16,9% расходов будут засекречены. Разбираемся, что за секретные расходы, много ли это и почему это плохо.

Разве можно засекречивать бюджет?

В некоторой степени — да. В целом бюджетная система России основана на принципе прозрачности. Данные о государственном бюджете должны публиковаться в СМИ и интернете — для этого существует специальный портал. Статья 8 Федерального закона № 149-ФЗ запрещает ограничивать доступ к информации об использовании бюджетных средств — за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну. Это значит, что некоторые статьи бюджета всё-таки могут быть засекречены.

Кто решает, какие статьи бюджета будут секретными?

Президент. Включение секретных статей в состав бюджета происходит только по его представлению, он же решает, какие органы будут контролировать расходы. Секретные статьи рассматривают и утверждают на закрытом заседании палат Федерального Собрания РФ. Основой для засекречивания являются закон «О государственной тайне» 1993 года и указ президента «Об утверждении Перечня сведений, отнесённых к государственной тайне» 1995 года. Однако они максимально неконкретны и на деле к «оборонным расходам» и «научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам по созданию вооружения и военной техники» можно отнести всё, что угодно.

Может, они и должны быть секретными, почему это плохо?

В этом нет ничего хорошего — секретные расходы нельзя проконтролировать и оценить, эффективно ли были израсходованы средства и действительно ли они были потрачены на заявленные цели.

При этом об эффективности таких расходов вы можете не узнать до конца жизни. По закону «О государственной тайне» срок засекречивания сведений не должен превышать 30 лет, но в исключительных случаях он может быть продлён по решению специальной комиссии по защите государственной тайны. Так сейчас происходит, например, с архивными материалами о сталинских репрессиях 80-летней давности.

В одном из наших материалов в прошлом году мы подробно разбирали, почему засекречивание — это плохо: закрытость приводит к снижению конкуренции в военной промышленности и как следствие — к сверхприбыли, которая остаётся в карманах чиновников. С тех пор ситуация не изменилась.

При этом секретят данные о расходах не только на национальную безопасность, но даже на образование и культуру — и мы не знаем, почему.

И сколько обычно засекречивают в России?

По-разному. Максимума доля секретных расходов достигла в 2016 году — тогда она составила 21,7% бюджета. В сентябре 2018 года РБК выяснил, что около 4,75% ВВП России за 2016 год до сих пор засекречено (и раскрывать эти расходы никто не собирается).

В 2019 году будет засекречено 3 миллиарда рублей — то есть, 16,9% от всех расходов и 2,9% ВВП, но эти цифры впоследствии могут быть скорректированы.

Эксперты Института Гайдара, проанализировавшие секретные статьи бюджета за последнее десятилетие, считают, что к 2021 году доля секретных расходов опять вырастет.

А что в других странах?

В развитых странах «Большой двадцатки» доля секретных расходов не превышает 8%. В США — стране с рекордным военным бюджетом — секретные расходы составляют 3%.

ТЕКСТ: Татьяна Торочешникова, юрист: Анастасия Бочерёнок