Геннадий Кравцов, радиоинженер, осужденный за госизмену в 2015 году, отбывает срок в мордовской ИК-5. Он должен освободиться в конце мая, но за два месяца до выхода на свободу администрация колонии начала давить на него. Его поместили в ШИЗО — сначала на неделю, а затем еще на двенадцать суток. За что его наказали — неизвестно.

Поделиться в соцсетях:

Update. 

Мы получили ответ от УФСИН по Республике Мордовии. Администрация колонии пишет, что первый раз Кравцова поместили в штрафной изолятор 19 марта — за то, что он «передвигался по территории исправительного учреждения без строя». Затем, находясь в камере, Кравцов, как следует из ответа УФСИН, «не представился по требованию администрации», а на сделанное замечание «отреагировал в грубой форме». За это 26 марта он получил еще 12 суток ШИЗО.

Администрация ИК характеризует Кравцова отрицательно — за весь период отбывания срока Кравцов, по ее словам, допустил шесть нарушений установленного порядка (напомним, одно из них заключалось в том, что он не заправил кровать). УФСИН считает, что меры взыскания к нему применены обоснованно.

О том, что Геннадия Кравцова отправили в ШИЗО, рассказала его жена Алла Терехова. Она узнала об этом 21 марта от одного из сокамерников мужа. Кравцову дали семь суток штрафного изолятора, а когда неделя прошла — добавили еще 12 суток. Ни причины, ни точного срока помещения его в ШИЗО Алла не знает.

«Он никогда ничего не нарушает. Он понимает, что нужно молчать и сидеть тихо, — рассказывает Алла. — Он очень добропорядочный, он все делает, чтобы к нему не могли прицепиться, и я вижу, когда приезжаю на свидания, что к нему все относятся с уважением».

52-летнего Геннадия Кравцова осудили за госизмену в 2015 году. До 2005 года Кравцов работал в ГРУ и занимался космической радиотехнической разведкой, затем ушел в НИИ. В 2010 Кравцов отправил свое резюме в шведский институт. В мае 2014 года его задержали и обвинили в разглашении гостайны из-за того, что в резюме был упомянут его опыт работы.

По словам адвоката Команды 29 Ивана Павлова, который защищал Кравцова, в деле был «апофеоз секретности». Записи на заседаниях вести не разрешали, с секретными приказами Минобороны, на которых строилось обвинение, знакомиться не давали, а с самим Кравцовым защитники могли пообщаться только несколько минут до и после заседания. В сентябре 2014 года Кравцова осудили на 14 лет лишения свободы. На апелляции в Верховном суде, куда Павлов пригласил съемочную группу канадского телеканала, Кравцову снизили срок до 6 лет.

Отбывать срок Кравцова отправили в ИК-5 в Мордовии. Эта колония известна произволом администрации — «Новая газета» несколько раз писала о происшествиях в ней. В 2019 году несколько заключенных вспороли себе животы в знак протеста против издевательств со стороны тюремной администрации. Родственники других заключенных тоже жаловались на унижения и издевательства со стороны сотрудников ФСИН.

Проблемы с администрацией у Кравцова уже возникали в 2018 году — когда он подавал ходатайство на условно-досрочное освобождение. Перед этим, говорит адвокат Команды 29 Евгений Смирнов, к заключенному приехали сотрудники ФСБ из Москвы для беседы. После подачи на УДО на Кравцова начали накладывать взыскания — например, за незаправленную постель. Ходатайство рассматривали около полугода — в освобождении Кравцову отказали.

«Кравцов соблюдает режим, и мне непонятно, почему его помещают в ШИЗО — в пыточные условия. Я это связываю с тем, что сейчас ему просто пытаются испортить жизнь за пару месяцев до освобождения — так же, как перед подачей ходатайства на УДО у него были искусственно придуманные взыскания», — говорит Евгений Смирнов.

Команда 29 отправила запросы в ГУ ФСИН и в УФСИН по Республике Мордовии с просьбой прояснить, на каком основании Геннадия Кравцова отправили в ШИЗО, а затем — продлили ему срок содержания.