5 апреля  Госдума приняла в третьем окончательном чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые введут новую меру пресечения — запрет на определённые действия, но без изоляции. Законопроект об этом внесли в Госдуму ещё в 2015 году, но депутаты добрались до него недавно. Разбираемся, что это за новая мера, чем она отличается от уже существующих и как это повлияет на нашу жизнь.

Что случилось?

Проект закона о новой мере пресечения в виде запрета определенных действий появился в Госдуме 13 октября 2015 года. 23 марта 2018 года Госдума приняла во втором, а 5 апреля в третьем чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Зачем это нужно?

Пояснительная записка к законопроекту говорит, что он подготовлен, чтобы создать условия для того, чтобы к обвиняемым и подозреваемым применяли альтернативные меры пресечения без заключения под стражу. Это сэкономит федеральный бюджет и сократит репутационные потери от того, что Европейский суд по правам человека удовлетворяет жалобы россиян на условия содержания в СИЗО. Так, постановлением ЕСПЧ от 10 января 2012 г. по жалобам № 42525/07 и № 60800/08 «Ананьев и другие (Ananyev and others) против Российской Федерации» была признана структурная проблема национальной системы содержания под стражей — бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания в следственных изоляторах.

Что вообще такое «мера пресечения» и какой будет новая?

Меры пресечения — это средства воздействия на обвиняемого или подозреваемого: лишение или ограничение свободы, угроза имущественных потерь (залог, который не вернут, если подозреваемый не выполняет свои обязанности — например, не является к следователю) или установления присмотра. Их применяют, когда есть основания опасаться, что обвиняемый или подозреваемый скроется от правоохранительных органов, воспрепятствует производству по уголовному делу и будет продолжать преступную деятельность. Мера пресечения применяется для обеспечения исполнения приговора: приговор уже вынесли, но он обращается к исполнению не сразу, а в течение 3 суток со дня вступления в законную силу, и всё это время продолжает применяться мера пресечения. Также меры пресечения применяют к негражданам РФ, которых собираются выдать иностранному государству для уголовного преследования или исполнения вынесенного иностранным судом приговора.


Запрет определённых действий — это ограничение прав и свобод обвиняемого или подозреваемого без его изоляции в жилом помещении, как при домашнем аресте. Это запрет:

находиться в определённых местах или ближе установленного расстояния до определенных объектов и лиц;

Например, нотариус обвиняется в злоупотреблении полномочиями (ст. 202 УК РФ), на время расследования уголовного дела суд запретит ему посещать свою нотариальную контору и общаться со своими помощниками.

общаться с определенными людьми;

отправлять и получать почтово-телеграфные отправления;

использовать средства связи и интернет;

управлять транспортным средством, если преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Например, автомобилист совершил наезд на пешехода (ст. 264 УК РФ) — у него изымут водительское удостоверение.

Запреты будут устанавливать по решению суда. В любой момент производства по уголовному делу обвиняемого или подозреваемого могут подвергнуть всем или некоторым из этих запретов.

Новая мера пресечения также проявляется в том, что на подозреваемого или обвиняемого возлагают обязанность своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд. Это обязанность добавляется к любым запретам: на подозреваемого накладывают обязанность своевременно являться плюс какой-нибудь запрет из списка выше (или все).

Большая часть новых запретов уже содержалась в мере пресечения в виде домашнего ареста. Суд назначал домашний арест, который мог и не быть связан с полной изоляцией дома.

Что с залогом и домашним арестом?

Проект поменяет применение двух других мер пресечения, залога и домашнего ареста. К домашнему аресту или залогу теперь могут добавить запрет определенных действий. Кроме того, раньше домашний арест назначали и без запрета покидать жилое помещение, а теперь такой запрет обязателен. Это логично: надо как-то разнести новую меру пресечения, запрет определенных действий, и уже существующую — домашний арест, иначе возник бы вопрос, зачем вводить новую меру. Теперь домашний арест становится более строгой мерой пресечения.

Причиной узкого применения залога и домашнего ареста называли опасения, что такие меры дают фигурантам дел скрыться или помешать расследованию. Пояснительная записка к новому законопроекту говорит: «Значительная доля заключения под стражу в числе избираемых мер пресечения во многом обусловлена недостаточной эффективностью залога и домашнего ареста».

Евгений Смирнов

адвокат Команды 29

«Я не считаю, что узкое применение залога и домашнего ареста вызвано опасением, что такие меры сохраняют или повышают вероятность для фигурантов дел скрыться, помешать расследованию или обусловлено тем, что сложно проконтролировать соблюдение подследственным условий домашнего ареста. Проблема в том, что суды машинально удовлетворяют ходатайства следователей. По сути в РФ меры пресечения используются как репрессивные меры с целью оказания давления на подследственных: „признайся — отпустим“. Надеюсь, что введение новой меры повлияет на ситуацию, но не питаю по этому поводу больших иллюзий»

А такое ещё где-нибудь есть? И как, работает?

Запрет находиться в определённых местах и ближе установленного расстояния до определённых объектов и лиц нов для российского законодательства. В США и Европе на этот случай есть запретительные (ограничительные) приказы — судебные решения, которые выносят для защиты жертвы или свидетелей от беспокойства со стороны подозреваемого, обвиняемого или их сообщников, которым запрещается посещать общественные места и жилища, где бы они могли встретиться с защищаемым.

Например, бывший бойфренд Рианны, певец Крис Браун, в 2009 году был признан виновным в её избиении и получил пять лет условно, 180 дней общественно полезных работ и запрет (restraining order) приближаться к певице на расстояние ближе 46 метров, а на публичных мероприятиях — на 9 метров. Через два года по запросу Брауна и с согласия Рианны суд пересмотрел этот запрет и сменил на «level one order» — Рианна и Крис могут появляться вместе, пока он не будет её беспокоить, раздражать или приставать к ней.

Текст: Артём Кутловский, Ольга Дмитриевская


Комиссия Госдумы по этике не нашла ничего страшного в поведении депутата Леонида Слуцкого, который — и тому есть доказательства — приставал к журналисткам. Дело Слуцкого — не только про физическую безопасность человека в современной России (точнее её отсутствие). Оно ещё и про то, что российские власти по традиции скрывают информацию о себе, они защищают своих, они мешают работать журналистам, которые рассказывают нам об их деятельности, они проводят комиссии по этике за закрытыми дверьми.Так быть не должно. Мы поддерживаем коллег из РБК, «Дождя», Znak.com, «Бумаги», Медиазоны, Медузы и других изданий, которые участвуют в бойкоте Госдумы. Мы считаем, что читатели должны знать, что делают люди, за которых они, возможно, голосовали на выборах.