16 января ФСИН опубликовала проект изменений регламента посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами ОНК. В новой редакции членам ОНК можно снимать только если нарушаются права заключённых и нельзя при этом пользоваться собственной фото- и видеотехникой.

Что предлагает ФСИН?

Если вкратце, то:

— снимать только в целях фиксации нарушения прав заключённых и только с использованием технических средств, находящихся на балансе учреждения;

— вести съёмку только в местах, определённых администрацией (несмотря на то, что перечня таких мест пока нет);

— для каждой съёмки брать согласие у заключённых, которое будет действовать только в рамках текущего посещения и может быть отозвано самим заключённым.

Запрет на использование собственной техники авторы проекта объясняют тем, что современная аппаратура представляет собой технически сложные устройства, и её «надлежащий досмотр в условиях учреждений УИС и силами сотрудников представляется затруднительным». Помимо этого, вместе с техникой членам ОНК обычно нужны аккумуляторы, адаптеры и карты памяти, а они «являются запрещёнными предметами».

Материалы съёмки с камер учреждения членам ОНК будут отдавать после их совместного рассмотрения с сотрудниками ФСИН.

Кроме того, из новой редакции документа пропал пункт о съёмке объектов, обеспечивающих безопасность и охрану осуждённых. Теперь непонятно, как зафиксировать, например, плохие условия в камерах и туалетах, если снимать можно только заключённых и только в определённых местах.

А как было раньше?

Раньше члены ОНК могли снимать на собственные камеры. Для этого достаточно было получить согласие осуждённого, а в случае со съёмкой подозреваемых и обвиняемых помимо их согласия — разрешение должностного лица или органа, в производстве которых находилось дело.

До этого закон не оговаривал подробный порядок съёмки, и это приводило к разночтениям.

Члены ОНК в Москве и Петербурге, например, жаловались на то, что регулярно сталкиваются с запретами и ограничениями. В ноябре 2018 года мы подробно писали о том, как Команда 29 помогает отстаивать интересы членов петербургского ОНК, которым ни разу не удалось провести съёмку. Между тем, в Свердловской и Кировской областях ОНК, напротив, рассказывали, что особых проблем со съёмкой у них нет.

Почему это важно?

Потому что фото- и видеосъёмка — самые надёжные и достоверные способы, которые есть у членов ОНК, чтобы зафиксировать нарушения прав заключённых: избиения, плохие условия содержания, пытки.

Даже сейчас, несмотря на то, что формальных ограничений для съёмки нет, сотрудники ФСИН часто пытаются не дать членам ОНК фиксировать происходящее под разными предлогами. Например, они запрещают снимать, потому что «вам можно фиксировать нарушения, а нарушений у нас нет».

Юрист Дарьяна Грязнова, которая ведёт дела членов петербургской и московской ОНК, замечает, что предложенные изменения дадут простор для злоупотреблений сотрудниками ФСИН. «Они не обеспечивают независимость и эффективность функционирования ОНК и чреваты произвольными отказами — „камера сломалась“, „флешка сгорела“, „не купили камеры“ и так далее». По её словам, есть риск, что администрация вообще не будет осуществлять съёмку, если сочтёт, что права заключённых не нарушены.

В пояснительной записке к проекту сказано, что для съёмки будет установлен «разрешительный порядок». Дарьяна Грязнова считает, что заинтересованные лица — то есть, сотрудники учреждений — не должны принимать решений о съёмке. «ОНК не могут зависеть от решений людей в тех местах, которые они должны контролировать».

По её мнению, ФСИН, который подчёркивает необходимость досмотра техники ОНК, тем самым заранее презюмирует их недобросовестность — «как будто их сразу подозревают в возможной фальсификации».

Комитет против пыток ООН указал России на то, что необходимо обеспечить эффективное и независимое функционирование ОНК. Однако, на первый взгляд кажется, что изменения, предложенные ФСИН, только увеличивают бюрократию и могут стать ещё одним механизмом ограничения прав ОНК.

Что можно сделать?

До 30 января можно отправить свои предложения в рамках этапа общественного обсуждения проекта. Для этого нужно написать на электронный адрес: nalgacheva.l.v@fsin.su или почтовый адрес: г. Москва, ул. Житная, 14.

Например:

 Установить, что администрация учреждения УИС не может отказать членам ОНК в проведении съёмки и в предоставлении записей

 Определить, что запись должна позволять установить дату и время съёмки

 Установить, что если в ходе съёмки поступило сообщение о пытках, уголовное дело должно быть возбуждено немедленно, а сотрудники, подозреваемые в применении пыток, должны быть отстранены от работы

ФСИН обязана рассмотреть все поступившие предложения и опубликовать их с указанием своей позиции.

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Дарьяна Грязнова