Депутаты «Единой России» подготовили законопроект о деятельности «кибердружин», которые будут вместе с правоохранительными органами бороться с распространением запрещённой информации в сети.

Что это значит, появятся какие-то специальные кибердружины?

Нет. Они уже существуют и мониторят интернет на предмет «опасного контента». Сейчас это общественные организации — с правоохранительными органами они сотрудничают точно так же, как и обычные граждане, а их деятельность не регулируется никакими законами.

Одна из самых крупных кибердружин создана в 2011 году «Лигой безопасного интернета» и представлена в 32 регионах России. В числе своих достижений она указывает около 370 уголовных дел по распространению детской порнографии и более 5000 заблокированных сайтов с противоправным контентом.

Ещё одна крупная федеральная организация, «Медиагвардия», активно сотрудничает с Роскомнадзором и за время своего существования добилась закрытия 3018 сайтов.

Регионы и сами проявляют активность в борьбе с запрещённым контентом. В Белгородской области деятельность кибердружин регулируется специальным постановлением губернатора, в Екатеринбурге киберволонтёры сосредоточились на поиске суицидальных пабликов в соцсетях (их деятельность курирует директор департамента молодёжной политики Ольга Глацких), а в Челябинске расшифровывают «новый электронный язык», которым злоумышленники воздействуют на детей. Существует и отдельная казачья кибердружина, созданная на базе Первого казачьего университета.

Как эти кибердружины работают?

В кибердружины принимают с 18 лет. Их участники ищут в соцсетях (в основном, во «Вконтакте») посты с «опасным контентом», руководствуясь собственным представлением о нём, и отправляют заявления в администрацию соцсетей и в правоохранительные органы. Именно такие заявления, написанные двумя студентками алтайского филиала РАНХиГС, стали поводом для возбуждения «барнаульских» дел об экстремизме против Марии Мотузной и Даниила Маркина.

Зачем тогда нужен этот законопроект?

Чтобы закрепить деятельность кибердружин законодательно.

В пояснительной записке говорится, что киберволонтёры будут искать информацию, направленную «на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды», а также информацию, «за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность» — то есть, делать примерно всё то же, что и сейчас.

Если законопроект примут, то кибердружинам нужно будет уведомлять о своей деятельности Роскомнадзор, а прокуратура и следователи будут обязаны сотрудничать с ними.

Адальби Шхагошев, один из авторов законопроекта, сравнил киберволонтёров с народными дружинниками и пояснил, что поскольку противоправной информации в сети очень много, они будут «выявлять преступления и вовремя сообщать куда необходимо».

Ещё один автор законопроекта, депутат Олег Быков, уточнил, что «это регулирование правового статуса и порядка работы с противоправной информацией, направлен он на гражданскую активность».

Что будет дальше, законопроект примут?

Неизвестно. В пятницу законопроект рассмотрели на координационном совете фракции. Теперь его должны одобрить профильные комитеты, и после этого он будет внесён в Госдуму.

Депутаты уверяют, что проект «не направлен на ограничение свободы слова в сети».

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Анна Фомина