Минюст начал разрабатывать законопроект, который позволит освободить чиновников от ответственности за коррупционные преступления, совершённые в «обстоятельствах непреодолимой силы». Полного текста проекта ещё нет, но мы посмотрели на уведомление о его разработке и рассказываем, чего хочет ведомство.

UPD. Минюст всё-таки привел примеры «обстоятельств непреодолимой силы», которые упоминаются в законопроекте. Ведомство предлагает не наказывать чиновников, если они не могут отчитаться о доходах и расходах детей, когда родители разведены и вторая сторона не даёт информацию; если они не могут избежать конфликта интересов с родственниками, которые работают в смежной сфере (такая ситуация возможна в отдалённых регионах, например, на Крайнем Севере, где мало работы); или в случаях, связанных с длительным тяжёлым заболеванием. Предполагается, что устанавливать объективность обстоятельств должна комиссия по урегулированию конфликта интересов.

О чём говорится в уведомлении?

О том, что Минюст совместно с Минтрудом, МВД, Генпрокуратурой и Следственным комитетом готовит изменения в некоторые законы — точно в ФЗ «О противодействии коррупции» и в президентский указ о комиссии по урегулированию конфликта интересов, остальные не названы. Официальный текст проекта Минюст пообещал предоставить газете «Ведомости», а из описания можно сделать вывод, что изменения коснутся ответственности чиновников за коррупционные правонарушения.

Что за изменения?

Чиновники получат возможность не соблюдать антикоррупционные требования и запреты в обстоятельствах непреодолимой силы.

К антикоррупционным требованиям относятся, например:

— запрет получать вознаграждения и подарки при исполнении служебных обязанностей

— запрет хранить денежные средства в иностранных банках

— запрет заниматься предпринимательской деятельностью лицам, занимающим государственные должности

— обязанность предоставлять сведения о доходах и имуществе

Минюст считает, что «в определённых обстоятельствах» соблюдение антикоррупционных ограничений невозможно — но конкретных примеров таких ситуаций не приводит. Все формулировки в тексте проекта очень общие и обтекаемые. Уже высказываются мнения о том, что законопроект просто создаст лазейки, при помощи которых коррупционеры смогут избежать ответственности.

Руководитель «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов отмечает, что под обстоятельствами непреодолимой силы «понимаются, видимо, вооружённые действия, стихийные бедствия, чрезвычайные ситуации, которые к коррупционным действиям отношения не имеют». При этом «обстоятельствами непреодолимой силы», по его мнению, могут оказаться, например, чрезвычайные ситуации, под предлогом которых госкомпании часто заключают контракты с единственным поставщиком.

Как в России обстоят дела с антикоррупционным законодательством?

Есть федеральный закон «О противодействии коррупции», который устанавливает основные принципы и правовые основы её предупреждения и борьбы с ней. Ещё есть Национальный план противодействия коррупции на 2018–2020 годы.

Во всевозможных рейтингах Россия, тем не менее, обычно находится ближе к концу списка. В индексе восприятия коррупции за 2018 год, который сегодня утром опубликовал Transparency International, она занимает 138 место из 180 — рядом Папуа—Новая Гвинея, Ливан, Иран и Мексика.

Что будет дальше с этим проектом?

Пока неизвестно — общественное обсуждение продлится до 8 февраля (для того, чтобы поучаствовать в нём, нужно зарегистрироваться на портале). Следующим этапом будет формирование текста проекта.

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Анастасия Бочерёнок