Новости

Первые показания Цуркан в суде

Ирина Бужор/Коммерсантъ

Карина Цуркан вновь заявила, что не сотрудничала с молдавскими спецслужбами и у неё не было допуска к гостайне. Ей не было известно, что сведения о передаче электроэнергии из России на Украину, в передаче которых ее обвиняют, являются секретными. Цуркан была знакома с этой информацией по работе, как топ-менеджер российской энергокомпании. Данная информация обсуждалась на различных мероприятиях с участием ее, а также других лиц, не имеющих допуска к гостайне. Данные сведения содержатся в служебной переписке по электронной почте с сотрудниками разных российских организаций энергетического сектора.

Первые показания Карины Цуркан

Виновной себя не признаю, вменяемых мне деяний не совершала, считаю, что обвинение несостоятельно.

Я не привлекалась к конфиденциальному сотрудничеству со Службой информации и безопасности Республики Молдова ни 16 августа 2004 года, ни в другое время. Мне неизвестно о присвоении мне кем-либо псевдонима «Карла». Я никогда не передавала какой-либо информации молдавским спецслужбам, ко мне никогда не поступало обращений о предоставлении какой-либо информации молдавским спецслужбам. Допуск к государственной тайне мне не оформлялся, с документами, о которых мне было бы достоверно известно, что они содержат гриф секретности за время работы в ПАО «Интер РАО» я не могла самостоятельно знакомиться.

Вопреки содержащемуся в обвинительном заключении утверждению, мне не было и не могло быть известно, что сведения по вопросам внешней политики РФ в части, касающейся поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, прогнозируемых объемах поставки и величине мощности, составляют государственную тайну. Такая информация была доступна мне по работе, в связи с выполняемыми служебными обязанностями, что подтверждается вещественным доказательством, содержащим мою переписку по электронной почте, ее обсуждение велось представителями российских органов власти в открытом режиме с участием широкого круга лиц, не имеющих допуска к государственной тайне, в том числе из числа иностранных граждан. При этом, никто из должностных лиц, с которыми я общалась, не доводил до меня, что данная информация составляет государственную тайну, допуска к государственной тайне у меня не было, с секретными нормативными актами, в том числе с перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в Минэнерго России, меня никто не ознакомлял. В совещании у Заместителя Председателя Правительства РФ 16 июня 2015 года я принимала участие по приглашению и указанию моего руководства в ПАО «Интер РАО». В приглашении было указано несекретное Поручение Правительства № ДК-П9-3318 от 20.05.2015. При этом ни в ходе совещания, ни при ознакомлении с Поручением Президента РФ по итогам этого совещания, меня не предупреждали о том, что для участия в нем у меня должен быть допуск к государственной тайне. Более того, я принимала активное участие в этом совещании: неоднократно выступала, предлагала пути решения обсуждаемой проблемы, которые в последующем были отражены в итоговом документе. По результату проведенного совещания по просьбе заместителя Министра энергетики Кравченко В.М. я подготовила проект письма Заместителя Председателя Правительства РФ на Президента РФ, впоследствии ставшего основой для поручения Президента, и направила его по просьбе Кравченко В.М. в адрес Минэнерго России по электронной почте. Данный факт опровергает оценку обсуждаемой на совещании тематики, как составляющую государственную тайну. Эта тема не рассматривалась должностными лицами Минэнерго России и Правительства РФ в качестве секретной, как до, так и после указанного совещания.

Более того, тематика проводимого 16 июня 2015 года совещания и подготовленного по его результатам Поручения, заключается, как следует из текста документа, в принятии необходимых мер по «урегулированию финансовых и организационно-правовых вопросов» на российской стороне и не содержит переданной по версии следствия молдавской спецслужбе информации о поставке электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, в том числе о прогнозируемых объемах поставки и величине мощности. В связи с этим включение информации о моем участии в совещании 16 июня 2015 и ознакомлении меня с Протоколом совещания и Поручением Президента РФ в текст обвинительного заключения ничем не мотивировано.

Как я уже говорила, мне непонятно, почему государственный обвинитель считает, что с момента ознакомления меня с Поручением Президента РФ в июне 2015 года мне стало достоверно известно о том, что сведения о поставках электроэнергии на территорию Украины, прогнозируемых объемах поставки и величине мощности, составляют государственную тайну, если в указанном Поручении Президента РФ не упоминается ни прогнозируемые объемы поставки ни величина мощности электроэнергии. Я просто не понимаю логики, которой руководствуется сторона обвинения.

Вопреки содержащемуся в обвинительном заключении утверждению, вся содержащаяся на моем рабочем стационарном и рабочем портативном компьютерах служебная переписка хранилась не с целью передачи представителям иностранного государства (СИБ РМ), а исключительно в целях, связанных с моей служебной деятельностью, как и иные документы, подготовленные при моем участии или имеющие отношение к моей служебной деятельности Следует отметить, что указанная переписка хранится также на устройствах, принадлежащих другим участникам переписки, в том числе у которых, также как и у меня, отсутствует допуск к государственной тайне.

В материалах уголовного дела отсутствуют сведения, подтверждающие передачу мной каких-либо сведений в СИБ РМ. Также отсутствует не только подтверждение факта получения мной денежных средств от СИБ РМ, но и их размер.

После исследования судом так называемых «вещественных доказательств», а именно светокопий информационных сообщений СИБ РМ и копий пяти листов личного дела агента СИБ РМ с псевдонимом «Карла» я дам показания, в которых прокомментирую эти документы и укажу на обстоятельства, свидетельствующие об их недостоверности, противоречивости, а также признаках их фальсификации.

 


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Новости
    И 388 поручительств мало: Ивану Сафронову продлили арест

    Лефортовский районный суд Москвы оставил журналиста Ивана Сафронова под стражей до 7 марта 2021 года, несмотря на то что адвокаты предоставили 388 поручительств за обвиняемого. На заседание не пустили журналистов и родственников Сафронова, а его защита считает, что выбор такой меры пресечения необоснован.

  • Новости
    Прокуратура считала окончательными свои отказы в реабилитации репрессированных. Теперь это не так

    Суд должен проверять отказы прокуратуры в реабилитации репрессированных. Конституционный Суд (КС) пояснил, каким образом стоит трактовать статью 8 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». Определение КС совпадает с позицией юристов «Международного Мемориала» и Команды 29. Ранее они обратились в суд с жалобой из-за дела Георгия Шахета, который просил реабилитировать своего деда.

  • Новости
    ФСБ тайно приходит к подзащитному. Суд считает, что адвокатам можно не давать эту информацию

    Суд отказал адвокату Леониду Крикуну в предоставлении информации о встречах сотрудников ФСБ с его подзащитным, который содержится в СИЗО-3 Санкт-Петербурга. В следственном изоляторе сообщили, что эти сведения носят гриф «для служебного пользования» (ДСП). Команда 29 будет помогать Крикуну добиться предоставления данных о визитах ФСБ.

  • Новости
    «Государство пытается заставить своих граждан замолчать»: как власти собираются признавать россиян иноагентами

    В Госдуму внесли новый законопроект об НКО-иноагентах. Если его примут, власти смогут вести учет всех общественных объединений, а иностранными агентами будут признавать даже обычных граждан, которые занимаются политикой. Старший юрист Команды 29 Максим Оленичев рассказал, чем опасен этот законопроект и как он может повлиять на жизнь россиян.