ФСИН предложила осуществлять видеозапись заключённых в колониях силами своих сотрудников. Представители службы полагают, что так всем будет лучше: наблюдатели перестанут жаловаться на невозможность снимать в местах заключения, да и таскать технику не придётся. Рассказываем, как развивался конфликт между наблюдателями и службой исполнения наказаний из-за видеосъёмки и почему доверять сотрудникам исправительных учреждений самостоятельно снимать свою работу — не очень хорошая идея.

17 мая первый замдиректора ФСИН Анатолий Рудый и руководители региональных подразделений службы отвечали на вопросы членов региональных общественных наблюдательных комиссий на видеоконференции «Прямой диалог». Представители ФСИН уверяли, что укрепляют взаимодействие с ОНК, и предложили решение проблемы о видеозаписи осуждённых в колониях. Представители службы полагают, что лучше делать это силами сотрудников.

Когда в колониях появились общественные наблюдатели?

В 2008 году президент Дмитрий Медведев подписал федеральный закон № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». У этого закона непростая судьба: в октябре 2000 года проект закона внесли в Госдуму, в 2003 приняли в первом чтении, в 2007 — во втором, в 2008 — в окончательном третьем чтении. Санкционные законопроекты в России принимают куда быстрее.

Закону об общественном контроле в России исполняется 10 лет. Во многом благодаря общественному контролю в системе исполнения наказаний улучшаются условия содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Они могут рассматривать жалобы заключённых и проводить независимые расследования происшествий в колониях.

Согласно стенограммам обсуждения проекта закона, депутаты преследовали благие цели: дать возможность наблюдательным комиссиям «без специального разрешения, без предварительного согласования с прокурорами субъектов Российской Федерации посещать эти места… право членам комиссий запрашивать у администраций мест предварительного содержания необходимые сведения и документы и от имени общественности давать реальные предложения».

Для того чтобы работать, наблюдателям нужно иметь возможность беспрепятственно попадать в места заключения и фиксировать нарушения, в том числе с помощью видеосъёмки.

Какие правила видеосъёмки действуют для ОНК в местах заключения?

Приказ ФСИН от 28 ноября 2008 года № 652 «Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий», принятый во исполнение № 76-ФЗ «Об общественном контроле», говорит, что кино-, фото- и видеосъемка подозреваемых и обвиняемых, их интервьюирование осуществляются с разрешения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а также с согласия в письменной форме самих подозреваемых и обвиняемых (п. 13). Кино-, фото- и видеосъемка осужденных к лишению свободы, их интервьюирование осуществляются с согласия в письменной форме самих осужденных (п. 14).

Приказ № 652 описывает порядок уведомления органов уголовно-исполнительной системы о посещении учреждений этой системы членами ОНК. На практике члены ОНК направляют уведомления во ФСИН за день или даже приходят без уведомления. Это понятно: на ситуации, связанные с нарушением прав человека, необходима быстрая реакция и оперативные действия по сбору доказательств.

Право на пронос в места принудительного содержания фото- и видеоаппаратуры часто не соблюдают, а технику у ОНК отбирают. Работники ФСИН воспринимают приказ как рекомендации. Иногда членов ОНК даже не пускают в места заключения.

Так, в декабре 2015 года члена ОНК Валерию Приходкину сотрудники ФКУ ИК-2 в Челябинске не пустили в помещение, где содержался заключённый. Чтобы осмотреть камеру, она через решётку открыто передала фотоаппарат заключённому, он сделал снимок и вернул фотоаппарат. Приходкину пытались привлечь к административной ответственности по ст. 19.12. КоАП РФ за передачу либо попытку передачи запрещенных предметов заключённым, но судья не нашла в её действиях состава правонарушения.

В феврале 2017 года начальник оперативного отдела ИК-6 Александр Котляров заявил членам ОНК, что они не имеют права проносить в колонию видеотехнику. Член ОНК Яна Теплицкая с помощью Команды 29 подала иск в Приморский районный суд Петербурга. Суд удовлетворил иск и подтвердил право членов ОНК проносить видеоаппаратуру в колонии.

Яна Теплицкая

член петербургской ОНК

«Федеральный закон не накладывает на нас никаких ограничений, и мы можем уведомлять о планируемом посещении хоть за пять минут до него. Но на встречах петербургской ОНК и УФСИН по Санкт-Петербургу и ЛО, последняя говорила, что для того чтобы пустить нас в колонию с техникой, им требуется от нас письменное уведомление хотя бы за один рабочий день (чтобы начальник управления смог написать „разрешаю“). Несколько раз мы так и делали: посылали факс заранее, получали ответ начальника УФСИН по СПб и ЛО, печатали ответ и шли в колонию. Но ни разу нас не пустили туда с техникой»

Что будет теперь и почему это плохо?

Предложение включат в методические рекомендации по взаимодействию с ОНК для территориальных органов ФСИН, которые разрабатывает ведомство. Но приказ № 652, который закрепляет право членов ОНК делать фото и видео, имеет большую юридическую силу, чем методические рекомендации. Что будет на практике, можно только предполагать.

Если ведение видеосъемки передадут в руки сотрудников ФСИН, возможности для незаконных действий могут расшириться. Сотрудники ФСИН как заинтересованная сторона и ранее препятствовали съёмке. Новый порядок сделает ОНК более зависимой от ФСИН, которая будет диктовать условия. Время на уведомление руководства мест содержания может увеличиться, чтобы они «подготовились». Будет невозможно быстро реагировать на происшествия. Но, учитывая, что членам ОНК и так не дают снимать в колониях, при некоторых дополнениях нововведение может помочь.

Яна Теплицкая

член петербургской ОНК

«Если появится документ, обязывающий сотрудников ФСИН предоставлять членам ОНК записи с видеорегистраторов (все наши посещения записываются, но нам никогда не предоставляют эти видеозаписи), это будет очень полезно. Но это должна быть именно обязанность, а не просто обещание. Обещания про сотрудника пресс-службы, который будет фотографировать для нас, а потом пришлет фотографии, я слышала от ФСИН неоднократно, но это ни разу не было реализовано. В наших уведомлениях о планируемом посещении с проносом техники мы, кстати, писали, что нас устроит наличие сотрудника с фотоаппаратом. Но это предложение было проигнорировано»

А чем объясняют нововведения?

«Коммерсант» упоминает комментарий первого замдиректора об изменении порядка работы ФСИН Анатолия Рудыя: «Сначала делают съемку, а затем склейку, и ситуация выглядит совершенно иначе». Раньше членов ОНК никогда в подобном не обвиняли, и если видеосъёмку будет вести ФСИН, возможность для таких манипуляций сохраняется, только теперь у самой заинтересованной стороны. Проверять подлинность видеозаписей — это задача суда.

Текст: Ольга Дмитриевская, юристы Артём Кутловский и Дарьяна Грязнова