Новости

Ходатайство об исключении из дела письма генерала ФСБ

Ирина Бужор/Коммерсантъ

Адвокаты Карины Цуркан попросили исключить из материалов дела письмо генерала ФСБ. В нем утверждается, что она якобы работала по заданию молдавских спецслужб и получала крупное вознаграждение, однако никаких доказательств этого не приводится. В ходе предварительного следствия защита ходатайствовала о вызове автора данного сообщения для допроса в качестве свидетеля, но адвокатам отказали.

В Московский городской суд

ХОДАТАЙСТВО
об исключении доказательств

выступление защитника Е.Е. Смирнова:

Просим исключить из числа доказательств — сообщение 5 Службы ФСБ России от 17 октября 2019 года № 141/11-2544 (том 9 л.д. 166). В данном сообщении указано, что, по имеющимся сведениям, Цуркан К.В. являлась агентом западных спецслужб, выполняя разведзадания, получала ежегодное денежное вознаграждение в крупном размере.
Сторона защиты категорически не признает содержащиеся в данном сообщении утверждения его автора — сотрудника ФСБ России Милютина Д.В. и считает этот документ недопустимым доказательством по следующим основаниям.
Не может быть признан доказательством в уголовном судопроизводстве документ (например, справка, сообщение или письмо), достоверность которого нельзя проверить и оценить (ст. 85, 87, ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Никакое доказательство не имеет заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ), даже почерпнутое из авторитетного источника, представленное правоохранительным органом. В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. 89 УПК РФ).
Само по себе сообщение выступает источником доказательств, относящимся к «иным документам» (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Вместе с тем, государственные органы, включая органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, не вправе, такими сообщениями, подменять собой следователя и суд, устанавливая обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ): «наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу», устанавливают именно «суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ» (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).
Конституционный Суд РФ указывает: «Результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые… могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона…» . Как уже отмечалось, в соответствии с пунктом 20 Инструкции, «Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать… данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе». Невозможность в ходе уголовного судопроизводства проверить достоверность изложенных в сообщении сведений делает данный документ недопустимым в качестве доказательства.
В свете сказанного сообщение, подтверждающее наличие значимого для уголовного дела факта, подписанное должностным лицом (руководителем) оперативного подразделения, недопустимо в качестве доказательства и подлежит исключению из разбирательства, если первоисточник осведомленности данного должностного лица не указан и установить его в рамках уголовного судопроизводства не представляется возможным.
В ходе предварительного следствия, как только защита была ознакомлена с указанным документом, нами было заявлено ходатайство о вызове автора данного сообщения (Милютина Д.В.) для его допроса в качестве свидетеля. В ходе допроса защита была намерена получить данные об источниках осведомленности этого лица о тех обстоятельствах, которые указаны в сообщении с целью его всесторонней проверки. Между тем, в удовлетворении этого ходатайства было отказано, что исключило возможность проверки достоверности содержащихся в сообщении утверждений.
В силу вышеизложенного, сообщение 5 Службы ФСБ России от 17 октября 2019 года № 141/11-2544 (том 9 л.д. 166) также должно быть признано недопустимым доказательством и подлежит исключению из разбирательства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 75 и 88 УПК РФ, прошу:

признать недопустимыми доказательством и исключить из материалов дела сообщение 5 Службы ФСБ России от 17 октября 2019 года № 141/11-2544 (том 9 л.д. 166).

Выступление защитника И.Ю. Павлова:

Уважаемый суд! Для демонстрации порочности доказательственной базы мы выбрали в качестве примера документ, недопустимость которого на наш взгляд настолько очевидна, что это не потребует его долгого изучения. Это документ из трех строчек текста.
Если мы работаем в суде, то закон обязывает нас проявлять к нему уважение. Это выражается тем, что мы должны уважительно обращаться к суду, вставать, когда судьи заходят и выходят из зала и т.п. Однако уважение заключается не только в этих внешних признаках, но и содержательных, сущностных характеристиках процессуального поведения. Сущностное уважение к суду складывается в том, какого качества материалы стороны предлагают ему использовать в качестве доказательств по рассматриваемому делу. Предложение суду использовать очевидно ложные, фиктивные или фальшивые документы – является неподабающим и не может свидетельствовать о том уважении, на которое вправе рассчитывать справедливый суд. Стороны также не должны предлагать суду оперировать документами, недопустимость которых очевидна.
Именно о таком документе – наше ходатайство.
Что это за сокровенные знания у генерала ФСБ Милютина, о которых он пишет в своем сообщении? Как они были им получены? Почему в этом сообщении его автор не указывает источник своей осведомленности? Как проверять утверждения, содержащиеся в этом обращении? Зачем этим сообщением подменять свидетельские показания, которые мог бы дать его автор? На основании чего автор сообщения взял на себя функцию суда – устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу?
Мы считаем, что этот документ не только по своему лаконичному, голословному и безапелляционному обвинительному содержанию, но и по своей форме не достоин, чтобы быть использован в качестве доказательства по уголовному делу. Такому документу вообще не место на судейском столе! Если гособвинителям угодно доказать обстоятельства, о которых говорится в сообщении, пусть ходатайствуют о вызове его автора для допроса в качестве свидетеля в суд, где его сначала предупредят об уголовной ответственности за ложные показания, после чего он будет отвечать на вопросы сторон в том числе об источнике своей осведомленности. При этом сам по себе допрос автора этого документа не может восполнить порок его формы. Надлежащим по форме доказательством в данном случае могут считать только свидетельские показания и то, если свидетель назовет источник своей осведомленности, который также можно будет проверить.

Выступление подсудимой К.В. Цуркан:

Единственное чего я хочу от суда – это справедливости. Разве справедливо то, что сторона обвинения использует в качестве доказательств эти порочащие меня сообщения? С таким же успехом они могли принести сообщение о том, что именно я по заданию спецслужб завезла в Россию новую короновирусную инфекцию. Проверить такое утверждение было также невозможно как и в случае с утверждением в сообщении генерала Милютина.
Я поддерживаю ходатайство об исключении этого доказательства как недопустимого.

«20» октября 2020 года


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Новости
    Дело ФБК: ещё пять кило документов, секретные силовики и перенос заседания

    Первое заседание по существу дела о признании ФБК экстремистской организацией началось сегодня в 10 утра, чтобы закончиться через час — практически сразу после того, как представители прокуратуры попросили приобщить к делу шесть томов новых материалов. Пока мы гадаем, нет ли там секретных сведений, появляются новые версии о причинах засекреченности дела.

  • Новости
    Первое заседание по существу дела ФБК. Хроника

    Сегодня Мосгорсуд начинает рассмотрение по существу иска о признании ФБК экстремистской организацией — до этого защитники встречались с представителями прокуратуры и судьёй для изучения материалов дела. Мы ведём подробную хронику заседания.

  • Новости
    Обнародованы материалы обысков у Ивана Павлова и К29

    Адвокат Ивана Павлова Мансур Гильманов ознакомился с материалами обысков, которые в пятницу прошли у Павлова, IT-специалиста Игоря Дорфмана и в офисе Команды 29. Постановления суда опубликовал Telegram-канал «Голос адвоката». Теперь любой может посмотреть, на каких основаниях обыскивают адвокатов.

  • Дела К29
    Команда 29 подала жалобу на решение суда об ограничении деятельности ФБК

    Наши юристы оспаривают все запреты, наложенные на ФБК: на размещение материалов в интернете, организацию публичных мероприятий, участие в выборах и использование банковских вкладов.