Истории

Хроники российской цензуры

1 ноября 2019 года в России вступил в силу закон о «суверенном интернете». Теперь в случае внешних угроз Роскомнадзор может полностью взять управление сетями на себя и получить почти безграничные возможности цензуры. В активную фазу цензурирование вошло только в последние годы, но первые попытки контролировать российский интернет государство предпринимало еще в конце девяностых. Студенты факультета журналистики СПбГУ разобрались, как начиналась цензура, что ждет российский интернет и есть ли у нас шанс повторить «китайский путь». К29 публикует фрагмент этой истории.

Поделиться в соцсетях:

1999 год

28 декабря Владимир Путин провел встречу с представителями российского интернет-сообщества. В ходе дискуссии члены правительства заявили, что рунету необходимо регулирование со стороны государства для обеспечения «безопасности пользователя от ненужной ему информации». Министры даже подготовили черновики закона «О порядке выделения и использования доменных имен», однако представители рунета приняли предложение в штыки, заявив, что подобные меры противоречат Конституции РФ и являются цензурой. По итогам встречи правительство было вынуждено отказаться от своего проекта и признать, что на данный момент не совсем понимает, как на техническом и законодательном уровне осуществлять контроль над интернетом. Владимир Путин в свою очередь заявил, что государство «не будет искать баланса между свободой и регулированием, выбор всегда будет в пользу свободы».

2000 год

9 августа был зарегистрирован приказ, который обязал операторов связи, в том числе и интернет-провайдеров, устанавливать и обслуживать за свой счет оборудование под названием СОРМ — «система технических средств для обеспечений функций оперативно-розыскных мероприятий». СОРМ предназначался для прослушивания телефонов и отслеживания интернет-трафика пользователей. Все эти действия должны были производиться сотрудниками спецслужб. Предполагалось, что использовать данные СОРМа можно только по решению суда, но эту условность можно было обойти «в случаях, установленных федеральными законами». Единственное, что на тот момент защищало граждан от тотальной слежки — это техническое несовершенство, благодаря которому компьютерам не хватало вычислительных мощностей, чтобы следить за каждым человеком в стране.

Картина Васи Ложкина «Родина слышит». Источник: vasya-lozhkin.ru

2007 год

Прославившееся в народе за свою любовь к технологиям правительство Дмитрия Медведева возобновило действия по ограничению свободы в интернете. Первым делом был создан Федеральный список экстремистских материалов, содержимое которого (статьи, цитаты, изображения, аудио- и видеоматериалы) могли послужить причиной закрытия сайта.

2008 год

Для контроля за блокировкой доменов был создан Роскомнадзор — служба, следящая за выполнением российского законодательства в сфере связи и информационных технологий. Несмотря на его карательную функцию, долгое время он оставался весьма пассивным из-за небольшого количества запрещенных экстремистских материалов в Федеральном списке.

2011 год

При правительстве РФ была создана некоммерческая организация «Лига безопасного интернета». Ее лидер Константин Малофеев определяет себя как борца за нравственную чистоту рунета. Благодаря его усилиям в том же году были образованы «кибердружины» — добровольные молодежные объединения, занимающиеся поиском экстремистского контента и докладывающие о нем в правоохранительные органы. Одновременно с этим Лига совместно с депутатом Еленой Мизулиной начала заниматься разработкой закона, расширяющего уже существующий список запрещенных материалов и вводящего возможность продвинутой фильтрации и блокировки сайтов.

Константин Малофеев в сериале Андрея Лошака «Холивар. История рунета». Видео: currenttime.tv

2012 год

Появился новый закон, который вносил изменения в «Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Теперь сайты, содержащие материалы о педофилии, информацию об изготовлении и приобретении наркотиков, способах суицида и «любую иную информацию, запрещенную к распространению в России» должны были вноситься в Единый реестр запрещенной информации и удаляться из публичного доступа без судебного решения. Принятие закона всколыхнуло интернет-общественность, которая посчитала реестр аналогом китайского «Золотого щита», а сам законопроект — началом агрессивного насаждения государственной цензуры, решающей, что хорошо, а что плохо. Благодаря этому закону с 2012 года Роскомнадзор начал свою активную деятельность.

2013 год

Усиление государственного контроля над интернетом начало набирать ход. Госдума приняла Федеральный закон № 398, известный в народе как «Закон Лугового» — по фамилии главного автора. Роскомнадзору разрешалось без решения суда немедленно блокировать сайты, на которых содержалась «распространяющая призывы к массовым беспорядкам и другая экстремистская информация». Таким образом Роскомнадзор превращался в поистине всесильную службу, в большинстве случаев имевшую возможность мгновенно выносить карательные решения. Первым применением закона на практике стали блокировки трех оппозиционных ресурсов («Грани.ру», «Каспаров.ру», «Ежедневный журнал») и закрытие блога Алексея Навального в «Живом Журнале».

2014 год

Было принято два крупных законодательных акта. Первый — постановление правительства, согласно которому «соцсети, форумы и любые сайты для общения, доступные всем пользователям интернета» должны были подключить оборудование, разработанное ФСБ (то есть СОРМ). Второй, ставший известным как «закон о блогерах», обязывал владельцев интернет-ресурсов, аудитория которых превышала 3000 пользователей в сутки, регистрироваться в Роскомнадзоре в качестве СМИ. После этого они должны были нести ответственность за контент своего ресурса как полноценная редакция. Но этот закон долго не применялся, а в 2017 году утратил свою силу.

Важно обеспечить устойчивость и безопасность российского сегмента интернета. Хочу подчеркнуть, мы не намерены ограничивать доступ в сеть, ставить ее под тотальный контроль, огосударствлять интернет

Владимир Путин на заседании Совбеза 1 октября 2014 года

2016 год

Президент подписал два законопроекта, прозванных «пакетом Яровой». После этого начался новый этап по установлению контроля над интернетом. Суть нововведений состояла в обязанности интернет-провайдеров хранить сведения об обмене информацией между пользователями, а также — саму информацию (сообщения, аудио- и видеоматериалы и прочее) за собственный счет в течение года. По требованию спецслужб провайдеры обязаны были предоставить им все накопленные данные.

Фото: twitter.com/blindpew33

Законопроекты должны были вступить в силу летом 2018 года, но уже на следующий день после их подписания последовал всплеск общественного негодования. Активисты создавали петиции об отмене «пакета», набиравшие за месяц более ста тысяч подписей. Недовольные граждане устраивали митинги во многих городах России. Но правительство заявило, что не может отменить фундаментальный закон, «защищающий россиян от глобальной террористической угрозы» и не стало пересматривать принятие «пакета». Одновременно с этим во все российские провайдеры внедрили «Ревизор» — систему контроля за запрещенным контентом, включенным в Единый реестр запрещенных сайтов. К концу 2016 года уже 95% провайдеров рунета работали с этой системой, а советник президента по интернету Герман Клименко заявил, что вероятность отключения России от мирового интернета довольна высока.

2019 год

16 апреля Госдума приняла закон о «суверенном интернете». Чиновники объяснили его необходимость «агрессивным поведением» главного геополитического противника России — США. Правительство было обеспокоено тем, что в случае конфликта Россия может остаться без доступа к сети — большинство жизненно важных серверов расположено в Америке. Авторы закона предложили создать дублирующую систему, которая действовала бы в рамках одного государства. Одновременно чиновники заявляли, что никакого отключения от всемирного интернета не произойдет, и закон будет находиться «в спящем состоянии подобно ядерному оружию».

В народе законопроект назвали «О чебурнете». Интернет-общественность приняла новую инициативу правительства крайне негативно. Были попытки опротестовать законопроект путем петиций и митингов, которые, впрочем, ни к чему не привели. 1 ноября 2019 года закон вступил в силу, а в Челябинской области началась установка оборудования для тестирования «суверенного интернета». По оценкам Роскомнадзора, автономная российская сеть будет полностью готова к эксплуатации в 2023 году.

Текст: Ярослав Попов, Никита Глазырин, Антон Попов, Андрей Швед


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.

  • Истории
    Совершите вы массу открытий: как цифровизация открыла дверь в тайный мир, о котором все знали

    Раньше, чтобы потрясти современников сенсационным расследованием, надо было на годы закопаться в бумажные архивы. Но информация сменила прописку, перебралась во всемирную сеть и стала доступной каждому. Любой гражданин с телефоном и компьютером может стать Навальным — главное, знать, где искать. Ловля фактов превратилась в отдельную дисциплину с официальным названием OSINT — open source intelligence, буквально — разведка по открытым источникам. С ее помощью можно не только бороться с коррупцией и пропагандой, но и тестировать товары, совершать хакерские атаки, проверять благонадежность нанимаемых сотрудников и даже предупреждать работорговлю. О самых удивительных случаях применения этого обоюдоострого оружия мы расскажем в серии материалов Иннокентия Буковского, посвященной разведке нового тысячелетия. А начнём с истории вопроса.

  • Истории
    Lamborghini Diablo попутал: как автолюбитель стал «шпионом»

    У Команды 29 новый подзащитный — Александр Марченко, который с детства любил спорткары. Отреставрированный им «Ламборгини» приглянулся одному из главных лиц ДНР. Из-за этого Марченко пытали в знаменитом на всю Европу концлагере «Изоляция», а потом перевезли в Россию и обвинили в шпионаже. Удивительную и страшную историю украинца, у которого завтра в Краснодаре — апелляционный суд, рассказывает журналист Дмитрий Дурнев — лауреат трёх премий «Редколлегия» за репортажи о непризнанных республиках Донбасса.

  • Истории
    Брили налысо и били ногами по лицу: что происходит в женских колониях

    За первое полугодие 2020 года суды привлекли к уголовной ответственности 234 тысячи россиян. Из них 34,6 тысяч — женщины, часть из которых отправится или уже отправилась отбывать сроки в колонии. Мы встретились и поговорили с женщинами, которые провели годы жизни в местах лишения свободы, и сегодня публикуем рассказ о тех, кого в минувший понедельник не поздравили с Восьмым марта.