В субботу 27 июля в Москве прошла беспрецедентная акция за свободные выборы в Мосгордуму. Она длилась почти весь день и стала рекордной по числу задержаний — по данным «ОВД-Инфо», в отделения были доставлены 1373 человека. По крайней мере 25 человек были избиты полицейскими. Наталья Корченкова рассказывает, что сейчас происходит в Москве, чего ждать задержанным и к чему может привести новая протестная волна.

От «батальона умерших» — к тысяче задержанных

Очередные выборы в Мосгордуму, никогда прежде не вызывавшие широкого общественного интереса, неожиданно обернулись самыми массовыми протестами последних лет. Все началось с отказа в регистрации всем внесистемным кандидатам, в том числе — главе Красносельского муниципального округа Илье Яшину, юристу ФБК Любови Соболь, директору ФБК Ивану Жданову, муниципальным депутатам Константину Янкаускасу и Юлии Галяминой, бывшему депутату Госдумы Дмитрию Гудкову и бывшему председателю «Открытой России» Александру Соловьеву. Каждый кандидат должен был собрать подписи 3% жителей избирательного округа — в среднем 5-6 тысяч человек.

Собранные оппозиционерами автографы окружные избиркомы признали недействительными — в количествах, превышающих допустимые нормы брака. Графологи массово браковали подписи, намеренно вводя имена избирателей в базу данных МВД с ошибками. Глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов обнаружил в подписных листах «батальон умерших». Кандидаты обвинили власть в политическом заказе и намеренной попытке снять их с предвыборной гонки, а поддержавшие их «несуществующие» избиратели записали видеообращение к московским властям.

Начались пикеты в поддержку независимых кандидатов. Каждый вечер граждане выходили на Трубную площадь, требуя допустить независимых кандидатов до выборов, а 14 июля протестующие прошли шествием от Пушкинской площади до мэрии и Мосгоризбиркома. Согласованный митинг 21 июля на проспекте Сахарова с аналогичными требованиями собрал не менее 20 тысяч человек и стал самой массовой протестной акцией за последние годы. Выступавший со сцены Алексей Навальный предложил властям «мирный публичный компромисс»: «Либо до следующей субботы вы регистрируете всех, либо в следующую субботу мы собираемся на митинг у мэрии Москвы». Апелляции в Мосгоризбиркоме ни к чему не привели: Любовь Соболь, решившую держать голодовку в здании комиссии, вечером вынесли оттуда вместе с диваном, а наутро пояснили, что хотели «паразитов вытряхнуть, клопов и прочих».

Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

Власти возбудили уголовное дело по статье о воспрепятствовании работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ). В деле пока нет обвиняемых, политики и активисты проходят по нему свидетелями — но в домах оппозиционеров и их родственников прошли массовые обыски. Многих политиков задержали накануне акции 27 июля, некоторых даже не один раз за день. Алексея Навального арестовали на 30 суток за призывы к участию в несанкционированной акции.

Несмотря на то, что мэр Москвы Сергей Собянин лично заявил о «готовящихся провокациях» 27 июля, а власти через информагентства и телеграм-каналы пригрозили искать возле мэрии уклонистов от армии, в акции приняло участие большое количество людей.

Правда, примерную численность определить сложно: вытесненные с Тверской и из переулков протестующие постепенно рассредоточились по городу и встретились вечером на Трубной, куда их призвали незарегистрированные кандидаты, отпущенные из отделений. Встречаются разные оценки численности: МВД официально заявило о 3,5 тысячах участников, некоторые приводят цифру в 15 тысяч в качестве минимальной оценки. Вышедших на Трубную жестко разогнали сотрудники полиции и Росгвардии. За весь день, по подсчетам «ОВД-Инфо», не менее 25 человек пострадали от насилия со стороны силовиков: муниципальному депутату Александре Парушиной разбили голову резиновой дубинкой, а совершавшему пробежку еще до начала акции Константину Коновалову при задержании сломали ногу.

По данным «ОВД-Инфо», всего 27 июля задержали 1373 человека — это рекорд в новейшей истории России. В отделениях оказались не только непосредственные участники акции: полиция также ворвалась в студию «Дождя» и канала «Навальный live». Не всех задержанных отпустили — по крайней мере, 265 человек, в том числе большинство кандидатов, остались в ОВД до понедельника. Еще 21 человека задержали уже в воскресенье, 28 июля — возле 64-й больницы, куда из спецприемника по состоянию здоровья перевели арестованного до акции Алексея Навального. Его личный врач заявила о «воздействии неопределенных химических веществ», сторонники заподозрили, что Навального могли отравить. Днем в понедельник к Алексею Навальному все-таки допустили личного врача Анастасию Васильеву. Она диагностировала у него контактный дерматит. Несмотря на ее возражения, Навального все же выписали из больницы и перевели обратно в спецприемник.

Сегодня задержанных начали судить, «ОВД-Инфо» ведет онлайн. На 3 августа намечена новая акция протеста.

Издание Baza сообщило сегодня о первом уголовном деле по итогам акции 27 июля. По данным издания, дело завели на 48-летнего Евгения Коваленко, который, как считает следствие, метнул в сотрудника Росгвардии мусорную урну. Официального подтверждения от СК пока нет.

Как судят участников митингов

Изучала кодексы и практику юрист К29 Анастасия Бочеренок


Кодекс об административных правонарушениях

ст. 19.3 КоАП — неповиновение законному требованию сотрудника правоохранительных органов, предусматривает наказание в виде штрафа до одной тысячи рублей или административный арест на срок до 15 суток. Повторное нарушение влечет за собой штраф до 5 тысяч рублей и до 30 суток ареста.

ч. 5 ст. 20.2 КоАП — нарушение установленного порядка проведения митинга, карается штрафом до 20 тысяч рублей или обязательными работами до 40 часов.

ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП — участие в несанкционированной акции, повлекшей «создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры», влечет за собой штраф до 20 тысяч рублей, обязательные работы до 100 часов или административный арест до 15 суток.


! ПОВТОРНОЕ НАРУШЕНИЕ ПО ВСЕМ ЧАСТЯМ СТАТЬИ 20.2 КОАП НАКАЗЫВАЕТСЯ ШТРАФОМ ДО 300 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ РАБОТАМИ ДО 200 ЧАСОВ, ИЛИ АРЕСТОМ ДО 30 СУТОК.

Уголовный кодекс

ст. 212 УК — организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, а равно подготовка лица для организации таких массовых беспорядков или участия в них, предусматривает до 15 лет лишения свободы (участие в таких беспорядках — до 8 лет).

ст. 212.1 УК — неоднократные (более двух раз в течение 180 дней) административные нарушения порядка проведения митинга, предусматривает до 5 лет лишения свободы. По этой статье был осужден активист Ильдар Дадин. В феврале 2017 год Конституционный суд постановил, что трехкратное привлечение к ответственности по 20.2 КоАП «не является само по себе достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности» — она «может наступить только в случае, когда нарушение повлекло за собой причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такового».

ст. 318 УК — применение насилия в отношении представителя власти, предусматривает до 10 лет лишения свободы. По этой статье обвиняли многих фигурантов «болотного дела».

ст. 319 УК — оскорбление представителя власти, наказывается штрафом, обязательными работами, либо исправительными работами на срок до одного года.

«Самые жуткие оппозиционеры»

Координатор группы мониторинга «ОВД-Инфо» Григорий Дурново рассказал К29, что точной статистики по правонарушениям, которые вменяют задержанным 27 июля, пока нет. «У тех, кого отпустили до поздней ночи субботы — в основном, ч. 5 ст. 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга), особенно у тех, кого задержали до Трубной, а у тех, кого оставили на ночь — ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в несанкционированной акции, создавшее помехи транспорту или объектам жизнеобеспечения)», — сказал он. Если статья не предусматривает наказания в виде ареста, то максимальный срок задержания — 3 часа, в остальных случаях оно может продлиться до 48 часов, — пояснил К29 юрист «Апологии протеста» Александр Передрук. О том, что «у всех без исключения с Трубной — 6.1», писала также член президентского Совета по правам человека Екатерина Шульман после посещения нескольких ОВД: «Считается, что это creme de la creme экстремизма и радикальной несистемности, самые жуткие оппозиционеры, каких только удалось изловить».

Юрист «Правозащиты Открытой России» и председатель ОР Анастасия Буракова сказала К29, что развитие событий в судах «будет зависеть от политической воли». Но «судя по числу оставшихся в отделах задержанных по состоянию на вечер воскресенья, наиболее жесткое наказание в виде длительного административного ареста ждет кандидатов», считает она: для многих из них это уже повторное нарушение проведения массовых акций, которое предполагает наказание до 30 суток. Арестовать ранее не привлекавшихся активистов, по словам юриста, позволит ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП: «Впервые задержанным начали массово выписывать протоколы по этой статье». Большинство же задержанных, которым выписали протоколы по ч. 5 той же статьи, «с большой долей вероятности получит штрафы», — говорит Буракова.

Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

Александр Передрук отмечает, что теперь параллельно с 20.2 КоАП больше не составляют протоколы по 19.3 КоАП (неповиновение законному требованию полицейского): «Такое положение дел нарушало принцип non bis in idem („не дважды за одно и то же“) и Верховный суд после коммуникации группы российских кейсов указал на недопустимость привлечения к ответственности дважды за одно и то же деяние». Вместе с тем состав ч. 5 ст. 20.2 КоАП, который вменяют большинству задержанных, «отнесен к административным правонарушениям, посягающим на общественный порядок и общественную безопасность». Это значит, что граждан могут поставить на «профилактический учет», предполагающий в том числе визиты участковых и «сбор информации» (приказ МВД РФ от 31.12.2012 № 1166), предупреждает он. ЕСПЧ уже указывал, что такой «систематический сбор и хранение информации в отношении отдельных лиц представляет собой вмешательство в частную жизнь, неприкосновенность которой гарантирована статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод», подчеркивает Передрук.

Нельзя исключать, по словам юриста, и возбуждения уголовных дел по ст. 212 УК (массовые беспорядки), «а в отдельных случаях» и по ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти), но «надо понимать, что мирные участники собрания не должны нести ответственность, в том числе уголовно-правовую, за совершение актов насилия другими людьми, если они вообще имели место».

Единой статистики по преследованию участников массовых акций нет, говорят юристы. Особенно сложно отследить административные дела: иногда они «тянутся по полгода, а то и дольше; многие задержанные просто не приходят в суды и не сообщают результат рассмотрения», — говорит Анастасия Буракова. Зато точно известно, что в Москве 27 июля был достигнут антирекорд по количеству задержанных, резюмирует Александр Передрук: «Для сравнения — на Болотной площади 6 мая 2012 года задержали 400 человек. В Москве 12 июня 2017 года было задержано 850 человек, а два года спустя, 12 июня 2019 года — 423 человека». В Санкт-Петербурге, по словам Передрука, максимальное количество задержанных — около 600 человек на акции 9 сентября 2018 года против пенсионной реформы.

«Самый нормальный вариант»

Политолог Александр Кынев убежден, что протесты будут продолжаться: «Власть сделала все, чтобы это произошло. Раздражение — главный фактор действия. Обратите внимание: сейчас самый мертвый сезон, конец июля». Власть, по словам Кынева, не может выйти из «порочного круга глупости». «Все разговоры про иногородних (по данным МВД, половина задержанных на акции не прописаны в Москве. — К29) — для кого это и зачем? Это не имеет абсолютно никакого значения, учитывая долю приехавших на рынке труда и [тот факт, что] мэр Москвы никакого отношения к Москве не имеет. Но они считают, что это каким-то образом их оправдывает«,— рассуждает Кынев. Ситуация «полностью дискредитирует избирательную систему, все усилия власти по возвращению доверия к выборам и избиркомам», а главное, уничтожает фундамент самой власти — ее легитимность, полагает Кынев. «Власть рубит сук, на котором сама сидит», — говорит он. По его мнению, движение за честные выборы в Мосгордуму кардинально отличается от протестного движения 2011–2012 годов. «Произошла революция повестки, общество стало гораздо более злым, более осмысленным, менее романтичным. Это персонализированный, чисто политический протест»,— говорит Кынев. По его мнению, «силой подавить ничего не получится», любое силовое действие будет только увеличивать протестную волну и расширять круг вовлеченных. Потенциальные уголовные дела приведут к героизации лидеров, а процесс точно перестанет быть внутренним и станет внешнеполитическим: «Не будет считаться принимаемой в приличном обществе страна, где за попытку участвовать в легальных процедурах людей сажают».

У Кремля «нет никакого плана», полагает социолог, эксперт Московского центра Карнеги Константин Гаазе. «Вне зависимости от того, что они там себе думают, надо понимать, что введением в столице военного положения, перекрытием отдельных улиц [ничего не добиться], — сказал он К29. — Ресурсы их действия в городе ограничены, они, конечно, не рассчитаны на то, что каждые выходные 50 или хотя бы 20 тысяч человек будут протестовать. Держать войска Росгвардии каждые выходные в таком напряжении ни у кого денег не хватит. Но при этом они делают вид, что не хотят договариваться и будут всех судить. Вот это, мне кажется, самый идиотский вариант. Самый нормальный вариант — кого-то пустить, а дальше разбираться. Мне кажется, так и будет».

Политолог Аббас Галлямов считает, что история с Голуновым воодушевила людей и показала, что объединившись, они могут добиваться успеха: «Выборы же — это квинтэссенция политики. Это политика в чистом виде. Неудивительно поэтому, что политический протест вспыхнул именно в связи с выборами. Люди претендуют на власть, поскольку нынешнее руководство их уже не устраивает». При этом, судя по событиям минувших выходных, «власти настроены решительно», считает Галлямов. «Не исключено, что кого-то из задержанных действительно посадят. Умеренную часть оппозиции это напугает, и они от участия в протестах откажутся; радикальное ядро, наоборот, разозлится и действовать будет более решительно. Общий уровень лояльности к системе снизится, а голосование станет совсем протестным», — рассуждает он. Выиграть кандидаты от мэрии смогут исключительно благодаря административному ресурсу, но негативный фон сохранится, а люди будут готовы выходить на улицу и по другим поводам, считает политолог.

Текст: Наталья Корченкова

Поделиться в социальных сетях:

Поддержать «ОВД-Инфо», которое помогает задержанным на акции, можно тут, а Команду 29, которая работает, чтобы вы могли защитить свои права, тут.