С полок библиотек Архангельской области по устному распоряжению властей убирают книги, которые закупил и передал библиотекам в дар Фонд Сороса, признанный нежелательной организацией. Откуда поступило распоряжение, библиотекари сказать затрудняются. Некоторым убрать с полок книги посоветовали коллеги. В последние годы к библиотекарям применяли санкции, поэтому они перестраховываются и прибегают к самоцензуре.

Поделиться в социальных сетях:

Кто попросил убрать книги из библиотек?

О том, что в библиотеках Архангельской области по «устному указанию» убирают с полок книги, закупленные и переданные в библиотечные фонды институтом «Открытое общество» (Фонд Сороса), сообщил на своей странице в Facebook филолог, научный сотрудник ИРЛИ РАН Алексей Балакин. Он описал историю со слов неназванной сотрудницы библиотеки Мезенского района Архангельской области.

Балакин написал, что книги, на которых стоит штамп «Открытого общества» —  разнообразную и никак не связанную с Фондом Сороса литературу, в том числе русскую классику — велели «убрать с полок и складировать в подсобки до особого распоряжения». Библиотекарям, по словам Балакина, под угрозой увольнения запретили рассказывать об этом устном распоряжении.

Эту информацию на условиях анонимности «Дождю», «Медузе» и «Коммерсанту» подтвердили сотрудники библиотек в нескольких районах Архангельской области. Житель Архангельска Игорь Лапин рассказал Команде 29, что в одной из библиотек региона сотрудники пожаловались ему на трудности изъятия закупленных «Открытым обществом» книг. В каталогах не указано, какие книги от Фонда Сороса, и библиотекарям приходится вручную искать издания со штампом, пересматривая все книги на полках. Директорам и сотрудникам библиотек, по его словам, приказано не разглашать эту информацию.

Непонятно, кто именно распорядился убрать с полок книги. В пресс-службе областной администрации заявили, что министерство культуры региона поручений и распоряжений об изъятии книг, изданных Фондом Сороса, не выдавало.

Какие ещё санкции приняты против библиотекарей?

В посте в Facebook Алексей Балакин передаёт слухи о том, что в Северодвинске Архангельской области инициировано судебное разбирательство против библиотекаря, который не изъял подаренные Фондом Сороса книги. В прокуратуре Архангельской области Команде 29 заявили, что это неправда. Руководители муниципальной библиотечной системы Северодвинска на сообщения Команды 29 не ответили.

Из открытых источников удалось выяснить лишь то, что в марте прошлого года прокуратура Ленского района области вынесла представление директору одной из школ: школьная библиотека не сверила вовремя содержимое фонда со списком экстремистской литературы и не заблокировала интернет-доступ к запрещенным в России сайтам. В базе Северодвинского городского суда также нет информации о процессе против библиотекаря.

Что такое Фонд Сороса и как подаренные им книги изымали из библиотек раньше?

Фонд Сороса — это международная благотворительная организация, которая проводила в России научные и образовательные проекты. В 2015 году Генпрокуратура признала фонд «нежелательной организацией». Это означает запрет на деятельность в России и санкции для тех, кто продолжает работать с организацией. С тех пор начали возникать скандалы, связанные с изъятием из библиотек книг, изданных при поддержке Фонда.

В прошлом году министерство образования республики Коми по поручению полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе изъяло из библиотек региональных вузов и колледжей учебную литературу, изданную в рамках проекта Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России». 53 книги, обнаруженные в библиотеке Воркутинского горно-экономического колледжа, сожгли на заднем дворе, говорит официальное письмо регионального министерства образования.

Библиотекари тогда объяснили, что ветхие книги часто сжигают, но случай вызвал общественный резонанс, и региональные власти опровергли информацию о сожжении. Чиновники заявили, что книги просто сложили в коробки. По этому поводу высказался даже российский министр культуры Владимир Мединский: он заявил, что сжигание книг «настолько плохо выглядит, это вызывает настолько странные исторические ассоциации, что, на мой взгляд, это совершенно недопустимо».

Истории с применением санкций к сотрудникам библиотек стали появляться в публичном поле после возникновения федерального списка экстремистской литературы. Этот список постоянно пополняется: признать книгу экстремистской может любой районный суд. Сейчас в этом списке более 4 тысяч книг. Если в библиотеке этот список не хранится или если сотрудники вовремя не сверяют с ним содержимое фондов, правоохранительные органы вправе применить к библиотекарям санкции.

Часто обходится прокурорским представлением руководству библиотеки. Ведомство предписывает устранить нарушения — например, изъять из фонда запрещенные  книги. Но иногда санкции оказываются более серьезными. Если прокуратура обращается в суд, то библиотекаря могут наказать штрафом за производство и распространение экстремистских материалов по статье 20.29 Кодекса об административных правонарушениях.

Самой громкой историей стало уголовное дело по «антиэкстремистской» 282 статье против директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, интересы которой представляют адвокаты Команды 29. Её обвинили в распространении разжигающих межнациональную вражду сочинений украинского националиста Дмитро Корчинского. Сама же Наталья Шарина утверждала, что этих книг в библиотеке никогда не было. Несколько месяцев директор библиотеки провела в СИЗО и под домашним арестом. Месяц назад суд приговорил её к четырём годам условно. 13 июня защита Шариной обжаловала приговор.

Эксперты информационно-аналитического центра «Сова», которые мониторят случаи применения санкций к сотрудникам библиотек, указывают, что «антиэкстремистское» законодательство противоречит федеральному закону «О библиотечном деле», поэтому привлечение библиотекарей к ответственности не всегда можно считать правомерным. «Никто из библиотек не стремится бороться с законами. Наоборот, библиотеки хотят их исполнять. Проблема заключается в том, что законы, принимаемые сегодня, не всегда обеспечены достаточными правовыми основаниями для их исполнения их в библиотеках. Перед нами типичный пример, когда желание исполнять закон натыкается не на сопротивление библиотек, а на ту ситуацию, когда нормативных, ведомственных документов явно не хватает для того, чтобы этот закон исполнять», — говорил еще в 2009 году директор Государственной публичной исторической библиотеки России Михаил Афанасьев. Санкции за отсуствие в библиотеке распечатанного списка антиэкстремистских материалов в «Сове» и вовсе считают «имитацией активности, призванной искусственно раздуть соответствующую статистику».

В ассоциации «Свободное слово» указывают на другой аспект проблемы — психологический. Доклад ассоциации  говорит, что органы прокуратуры зачастую проводят проверки в библиотеках «по наводке испуганных родителей». Библиотекари обязаны следить за соответствием фондов не только антиэкстремистскому законодательству, но и закону о защите детей от вредной для них информации 436-ФЗ. Он присваивает книгам возрастную маркировку, например, 16+. Доклад говорит о случаях, когда «прокурорские проверки в школах и библиотеках на предмет “нанесения психического вреда” и “пропаганды педофилии” через детские книги или через мероприятия по их обсуждению инициировались по доносу людей, вообще не видевших собственными глазами книг, о которых идет речь». «В связи с этим библиотекари начинают перестраховываться и нередко просто убирают с полок “спорные” и “небезопасные” издания, чтобы не быть в чем-то обвиненными», — резюмируют эксперты.

Автор: Мария Карпенко («КоммерсантЪ»)

Поделиться в социальных сетях: