В июне 2020 года Команда 29 под руководством адвоката Ивана Павлова встала на защиту профессора Валерия Митько, которому 11 февраля текущего года было предъявлено обвинение в госизмене в форме шпионажа. С того дня Валерий Брониславович, который не признает своей вины, находится под домашним арестом со множеством ограничений. 5 июня ему продлили меру пресечения до 10 октября. Адвокаты профессора сделают все возможное, чтобы добиться справедливого разбирательства (но прежде — смягчения меры пресечения). А пока мы рассказываем историю Валерия Брониславовича Митько.

Поделиться в соцсетях:

 

Судный день

День 11 февраля 2020 года в доме 78-летнего капитана 1 ранга в отставке, профессора Валерия Брониславовича Митько, начался с трели дверного звонка. Раздалась она рано, на часах не было еще и семи утра, но Валерий Брониславович не заподозрил плохого, ничто не предвещало. Чтобы не разбудить жену, с которой они прожили 57 лет в единственном браке, он поспешил к двери и открыл створку. На пороге двушки типового панельного дома в Мурино стояли люди в штатском. Их было шестеро, двое из которых понятые и один следователь. Профессиональную принадлежность визитеров Валерий Брониславович понял, конечно, не сразу, но сердце нехорошо дернулось — пять стентов в коронарных сосудах после трех инфарктов, шутка ли? Износившееся сердце пожилого ученого заныло предчувствием беды не зря — прямо с порога ему объявили, что он должен срочно одеться и собрать необходимые лекарства, потому что сейчас его повезут на суд, его обвиняют в госизмене и шпионаже.

Две любви Валерия Митько

В жизни Валерия Брониславовича случились две большие любви, и обе он пронес через всю жизнь — с ним по сей день и первая, и вторая. Первая — Татьяна Васильевна Митько, которая 11 февраля 2020 года, закрывшись с телефоном в ванной, звала на помощь, пока ее мужа увозили на суд, а вторая — Арктика. Именно из-за этой второй, роковой, с Валерием Брониславовичем и случилась беда. Не зря он сам всегда говорил про знакомство с холодной красавицей, что случайность, которая свела их вместе, была судьбоносной.

Что удивительно, и первая и вторая любви настигли Митько в один и тот же год — 1963. Именно тогда он открытым жизни парнем выпустился из Высшего военно-морского училища радиоэлектроники им. А.С. Попова в Ленинграде и сам попросил, чтобы его направили служить на Дальний Восток. Исполненный патриотизма, он считал своим долгом «служить на передовых рубежах Родины, на Тихоокеанском флоте», именно эту формулировку он и использовал, объясняя свой выбор.

Явившись по месту службы, первым делом он получил приказ отправиться в Николаев, чтобы сопроводить в воды Тихого океана новое судно — «Спасатель атомных подводных лодок». Молодому лейтенанту в красках живописали, каких красот он насмотрится, возвращаясь в порт южным морским путем: Суэцкий канал, Африка, Сингапур. Однако судьба распорядилась так, что вместо южного морского пути судно взяло курс на северный. И оказалось, что ничего красивей севера Валерий Брониславович не видел в жизни ни до, ни после этого плавания. «Это сыграло роковую роль в моей судьбе», — пророчески скажет он в 2016 году в видеоинтервью.

По северному морскому пути «Спасатель атомных подводных лодок» шел всего 19 дней, но даже спустя полвека, вспоминая свои первые впечатления от полярного края, Митько не может совладать с эмоциями: «Арктика — это сказочная красота! — восклицает он. — От всех остальных регионов мира Арктика отличается чистотой красок. Там еще пока краски чистые. И безмолвие. Мир безмолвия. Чистота и красота. Пространство и чистота бесконечные. Я считаю, что именно в чистоте человек чувствует себя лучше всего».

Вся жизнь Валерия Брониславовича перевернулась после этого знакомства. В 1969 году он оставил военную службу, чтобы посвятить себя изучению Арктики, а с годами будто сам стал плотью от плоти ее — белоголовый (к 40 годам ставший абсолютно седым) и глубокий, как айсберг.

В результате более чем 30 лет, отданных изучению Арктики, усилиями доктора технических наук, профессора Валерия Митько, в 2003 году в России появилась первая и единственная Академия арктических наук, созданная с целью «научно обосновать содержание Арктической доктрины России как основного документа, провозглашающего геополитические интересы России в Арктике и организующего деятельность по их реализации». К Арктической доктрине В.Б. Митько, которая, похоже, оказалась тайной, мы еще вернемся, а пока…

Горе от ума или все по классике

«Выдающимся ученым в России время от времени устраивают показательную порку. В нашей стране не любят, когда передовые деятели науки выезжают за границу вместе с теми знаниями, которые находятся в их голове. Можно сказать, что в последнее десятилетие мы наблюдаем очевидный тренд атаки на науку», — говорит адвокат Иван Павлов, который взялся защищать Валерия Митько.

Команда 29 во главе с Павловым, специализирующаяся на делах о госизмене и шпионаже, уже сталкивалась на собственном опыте с удивительно похожим делом. В 2018 году аналогичное обвинение было предъявлено 75-летнему ученому Виктору Кудрявцеву, за справедливость в отношении которого боролась Команда 29. С выдающимся ученым Кудрявцевым государственная машина обошлась особенно жестко — его взяли под стражу в СИЗО, где он еле выжил с обострением множества хронических болезней. Его история вызвала бурю общественного негодования, а адвокатам Ивану Павлову и Евгению Смирнову удалось почти невозможное — добиться освобождения Кудрявцева из-под стражи.

Они на протяжении года боролись за смягчение меры пресечения в связи с тяжелым состоянием здоровья Кудрявцева, и после года заключения его выпустили из СИЗО, теперь он находится под подпиской о невыезде. А ведь в делах госважности добиваться послаблений для обвиняемых и отстаивать их невиновность особенно сложно.

«Процент оправдательных приговоров по делам государственной безопасности в России ничтожно мал, он сводится к нулю, — рассказывает Павлов. — Такие дела — самый быстрый путь вверх по карьерной лестнице для оперативных, следственных и прокурорских сотрудников. Особенно удобно, что материалы этих дел также являются гостайной, а значит, не подлежат разглашению. Поэтому доказательная база по ним в большинстве случаев не что иное, как суп из топора. Но добиться справедливого правосудия из-за завесы секретности в таких делах защите крайне сложно. Единственный путь в отстаивании справедливости в таких процессах — общественный резонанс».

Вероятно, после возмутительного заключения под стражу Виктора Кудрявцева и абсурдности этого решения, которая стала очевидна благодаря общественному резонансу, Валерия Митько после суда 12 февраля 2020 года не увезли в изолятор, а избрали более мягкую меру пресечения в виде домашнего ареста. Ему предъявлено обвинение в госизмене и шпионаже на том основании, что он несколько раз выезжал с лекциями в Китай по приглашению Даляньского университета. Ему вменяется в вину, что, будучи в России одним из ведущих специалистов по гидроакустике, он якобы вывез в своем чемодане документ с характеристиками иностранных подводных лодок, среди которых была и российская модель. Валерий Митько свою вину категорически отрицает.

При этом последний раз он был в Китае в 2018 году, а явились за ним лишь в 2020, примерно через полгода после того, как тиражом 100 экземпляров были изданы тезисы к его монографии «Эволюция геополитических факторов, определяющих Арктическую миссию России».

К моменту ареста 78-летний Валерий Брониславович Митько являлся доктором технических наук, профессором, членом-корреспондентом Санкт-Петербургской инженерной академии, действительным членом Российской Академии естественных наук, председателем Санкт-Петербургского отделения секции геополитики и безопасности, действительным членом и президентом Арктической академии наук. За время научной деятельности он был награжден 24 медалями, включая две серебряные медали им. П. Капицы за научные достижения, медаль Вернадского, медаль Правительства Республики Саха (Якутия), Правительства Санкт-Петербурга. На его счету более 400 научных трудов, известных как в России, так и за рубежом, также он является автором двух учебников.

Валерий Митько. Фото: submariners.ru

Арктическая (тайная?) доктрина

Во вступительном слове к изданию «Эволюция геополитических факторов, определяющих Арктическую миссию России» (тезисы к монографии В.Б. Митько), изданному в 2019 году, сказано: «Когда профессор Митько 15 лет назад излагал свою Арктическую доктрину на Совете безопасности России, ему сказали, что государству это неинтересно, поскольку основные геополитические приоритеты оно видит на юге. Что ж, времена изменились и теперь только ленивый не занимается Арктикой». Похоже, интересы государства и впрямь изменились, раз за Валерием Митько, который больше 15 лет до хрипоты доказывал важность развития Арктического региона для России, пришли люди в штатском.

Тезисы к монографии Митько, изложенные на 252 печатных страницах формата А4, включают такие разделы как: географический, политический, экономический, военный, экологический, демографический, культурно-религиозный, этнический, интеллектуальный факторы «определяющие Арктическую миссию России». А так же фактор глобализации и публикацию Проекта Арктической доктрины России в редакции 2003 года.

«Основная цель проекта — содействия гармонизации взаимодействия „Наука-Власть-Бизнес“ в условиях формирования Гражданского общества в России», — указано на заглавной странице издания, а в аннотации говорится, что в этом труде автор «предлагает всем заинтересованным читателям взглянуть на проблемы Арктического региона с разных аспектов — от геополитических и военных до этнических и интеллектуальных. Исторически сложилось так, что Россия — страна северная, и все, что происходит в этом регионе, так или иначе проецируется на государство в целом. Заинтересовать читателя, понятным языком изложить сложные проблемы, а возможно и открыть что-то новое для него в этом регионе — задача, которая стояла перед автором — ученым и педагогом».

Видимо, с публикацией тезисов к монографии в 2019 году Валерию Брониславовичу все же удалось то, что не удалось в 2003 на Совете безопасности России. Некоторые «заинтересованные читатели» и впрямь обратили пристальное внимание на содержание Арктической доктрины, рассматривающей проблемы Арктического региона, не урегулированные государством.

Родина прощает всем, кому должна

11 февраля 2020 года Татьяна Васильевна Митько проснулась от того, что в прихожей разговаривали незнакомые люди, а ее муж собирал лекарства, пытаясь совладать с тремором в руках — следствием хронического артрита в тяжелой форме. Сейчас этот тремор можно было бы принять за испуг, но Валерий Брониславович старался никогда не показывать волнение супруге, за ним она всю жизнь была как за каменной стеной.

Когда они поженились в 1963 году, Татьяне Васильевне было всего 17 лет, но никогда ей не приходилось жалеть о том, что раз и навсегда она связала свою жизнь с этим человеком. Она всегда любила мужа, но по-новому это чувство раскрылось в ней после рождения второго ребенка в 1980 году, когда она вынуждена была несколько месяцев провести в больницах с заражением крови. Ситуация была тяжелая, точных прогнозов никто не давал. Валерий Брониславович тогда, не теряя самообладания, в одиночку заботился о новорожденной дочери, выкармливая ее «донорским» молоком, пеленая, убаюкивая, параллельно заботясь о выздоровлении жены. Когда Татьяну Васильевну выписали, она вернулась домой. Тогда, увидев мужа с новорожденной дочерью на руках, она по-новому открыла для себя слово «любить».

В февральское утро 2020 года мужа Татьяны Васильевны увели из дома в качестве арестанта, а ей самой следователь предъявил ордер на обыск. Сфокусироваться на расплывающихся строчках не было никакой возможности, она чувствовала себя оглушенной. Пока чужие люди рылись в их вещах, она закрылась в ванной с телефоном и позвонила дочери.

Обыск в квартире Митько, начавшийся около семи утра, закончился только после девяти вечера. За это время сам Валерий Брониславович побывал в здании ФСБ на Литейном, а потом на суде, где плохо понимал, о чем идет речь. Из его дома тем временем вынесли изъятые в результате обыска бумаги (пять больших коробок с изложением его научных изысканий) и нажитые за всю трудовую жизнь 6 тысяч долларов.

В своем видеоинтервью 2016 года Валерий Брониславович с воодушевлением рассказывал о колоссальном патриотизме, который двигал им всегда, как в начале службы, так и поныне. Всю жизнь он был убежден, что нужен своей стране и трудится на ее благо. Видимо, пришло его время «получить по заслугам».

Валерий Митько. Фото: submariners.ru

Мурино. Наши дни

1 июня 2020 года. Детская площадка во дворе многоэтажки в Мурино. К лавочке, на которой я сижу, спешит хрупкая пожилая женщина в антибактериальной маске — Татьяна Васильевна Митько. Рука в перчатке сжимает сверток — аккуратно обернутое тряпичной сумкой издание тезисов к монографии Валерия Брониславовича. Это издание — все, что осталось в семье Митько из многолетних научных изысканий профессора.

Первым делом спрашиваю Татьяну Васильевну о состоянии здоровья мужа. Задать этот вопрос ему лично я не могу, Валерий Брониславович находится под домашним арестом, ему запрещено в том числе выходить на прогулки, общаться со свидетелями по делу (к числу которых относятся и его дети), а также со СМИ (отмены этих ограничений адвокаты Команды 29 будут добиваться в первую очередь). Татьяна Васильевна признается, что ее муж «сильно сдал» за последнее время — в результате обострившегося на нервной почве артрита одна рука у него почти полностью обездвижена.

Валерий Брониславович имеет 3 группу инвалидности. Помимо трех инфарктов, после которых у него установлено 5 стентов в сердце, в числе его заболеваний полиартрит, гипертония, ишемическая болезнь сердца, три операции по удалению грыж, сильный перелом левого голеностопа. Но он по-прежнему всеми силами старается подбадривать супругу, пошучивая о том, что «приключения» в его возрасте даже в некотором роде удача.

«Это издание — все, что нам оставили, — говорит Татьяна Васильевна. — Вынесли абсолютно все его бумаги. Что они ищут?» — спрашивает она у меня с искренним недоумением. Понимаю, что вопрос этот в их семье за последние месяцы стал риторическим, звучал многократно, но недоумение и растерянность в голосе слышатся так явственно, будто она задалась им только что. «В следующим году он собирался наконец издать книгу, к которой шел всю жизнь. Но что уж теперь…».

Большая часть научных изысканий, которым Валерий Брониславович посвятил свою жизнь, зафиксирована лишь на тех бумажных листах, которые теперь находятся в распоряжении следствия. Вряд ли профессор когда-нибудь снова получит их в свое распоряжение. Изъятые при обыске бумаги, скорей всего, будут приобщены к материалам дела.

В пяти больших ящиках с бумагами профессора из его дома унесли гораздо больше, чем научные наработки. В этих бумагах была ода его любви к Арктике, с которой его теперь будто разлучили.

Следователю Валерий Митько скажет: «Считаю себя патриотом своей страны. Всю жизнь посвятил служению интересам СССР и России. Никаких преступлений, тем более государственной измены, я не совершал. Более мне добавить нечего».

Сейчас, в маленькой двушке в Мурино под домашним арестом, без права на прогулки и свидания с детьми, измученному пережитым, с обездвиженной рукой, Валерию Брониславовичу остается лишь вспоминать, как когда-то он полной грудью вдыхал чистый воздух Арктики, замирая от восторга в красоте и безмолвии. Вспоминать ощущение той чистоты, в которой «человеку лучше всего».

Спасибо вам, Валерий Брониславович, за пример любви и преданности, жизни, наполненной смыслом. Родина, которой вы служили, прощает вам свои долги, и вы ее простите… Если сможете.

С вашей поддержкой мы сможем больше

Текст: Лера Кузнецова