В конце августа Россия и Украина начали готовить обмен заключенных. В Киеве уже освободили главреда РИА Новости Кирилла Вышинского, хотя украинская сторона и отрицает, что это произошло в рамках обмена. Российская сторона предположительно обменяет украинских моряков, захваченных в Азовском проливе. Кроме того, 29 августа украинского режиссера Олега Сенцова этапировали из колонии в московское СИЗО — возможно, и его хотят освободить. Команда 29 рассказывает, как устроены международные обмены заключенными и кого меняла Россия.

Поделиться в социальных сетях:

«Одновременное добровольное освобождение»

18 декабря 1976 года цюрихский аэропорт Клотен оцепили швейцарские войска. В оцеплении встретились советский, американский и чилийский послы — происходило «одновременное добровольное освобождение» (слова «обмен» тогда избегали) генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана и советского политзаключенного, диссидента Владимира Буковского. Посредником в «освобождении» выступала Америка — в 1973 году после чилийского военного переворота и прихода к власти Аугусто Пиночета СССР разорвал с Чили дипломатические отношения.

Луиса Корвалана арестовали в 1973 году. Его содержали в чилийском концлагере, и он стал одним из самых известных латиноамериканских политзаключенных. СССР вел активную кампанию по его освобождению.

Одновременно с этим советские и западные правозащитники боролись за освобождение известного советского диссидента, писателя и ученого Владимира Буковского, одного из организаторов первой публичной советской политической демонстрации — «митинга гласности». Буковского не раз судили за антисоветскую агитацию, последний арест пришелся на март 1971 года. Его приговорили к семи годам заключения и последующей ссылке.

Луис Корвалан, фото РИА Новости // Юрий Абрамочкин

В сентябре 1976 года Датский комитет Сахаровских чтений предложил обменять Корвалана на Буковского. Он направил обращения советским и чилийским властям. Идею поддержали «Международная амнистия» и Международная лига прав человека, а также Инициативная группа по защите прав человека и Московская Хельсинкская группа. Советский правозащитник и ученый Андрей Сахаров и правозащитник Лев Копелев обратились к немецким, американским, австрийским и британским властям с призывом поддержать обмен.

Переговоры заняли всего три месяца — и 18 декабря обмен состоялся. СССР подтвердил готовность принять Корвалана с семьей и дал разрешение матери Буковского выехать вместе с ним.

Во время этапирования Буковский не знал, куда его везут: «В таких случаях у заключенного, как правильно пишет Солженицын, есть только две версии: или расстреляют, или освободят. Вот между этими двумя версиями все варианты в голове и крутились. Они к тому же заставили меня переодеться в гражданскую одежду, не мою, а это очень настораживало: зачем в гражданскую одежду?»

В самолете сотрудник спецслужб сказал Буковскому, что его срок остается в силе, для проживания за границей ему выдадут советский паспорт. Как считает сам Буковский, обмен был незаконным: «Срок мой тюремный не отменялся, он остался за мной. Юридически это [обмен] никак нельзя было сделать — они издали секретный указ президиума Верховного совета о выдворении меня за границу. Закон не предусматривал выдворения за границу своих граждан, но им было наплевать».

После освобождения Буковский поселился в Великобритании. При Ельцине ему выдали российское гражданство, он попытался отказаться от него в знак протеста против ельцинской политики. В 2012 году, когда у него закончился загранпаспорт, МИД России начал проверку и отказал Буковскому в гражданстве РФ.

Корвалан оставался в Москве до 1983 года. После этого Политбюро разрешило ему вернуться в Чили. Он сделал пластическую операцию, чтобы изменить внешность, и скрывался до падения режима военной диктатуры.

«Заполучить своих шпионов в обмен на политзеков»

СССР освобождал не только коммунистических лидеров. В 1962 году на мосту Глинике, по которому проходила граница между ГДР и Западным Берлином, советского разведчика Рудольфа Абеля обменяли на американца Фрэнсиса Пауэрса.

Абеля на самом деле звали Вильям Фишер. При задержании он назвался именем своего знакомого. Фишер работал в Америке — оценивал вероятность военного конфликта СССР и США и собирал информацию о военном потенциале Америки. Он отказался давать показания и отрицал, что работает на советские спецслужбы. Американский суд приговорил Фишера к тридцати годам лишения свободы.

Решающую роль в судьбе Фишера сыграл американский разведчик, пилот Фрэнсис Пауэрс, самолет которого в мае 1960 года выполнял разведывательный полет над территорией Советского Союза и был сбит. Пауэрс выжил, его арестовали и приговорили к десяти годам заключения.

Обменять шпионов предложили американские журналисты — статья о возможном обмене появилась в газете «New York Daily News». В результате удалось договориться об обмене Фишера на трех американцев: Пауэрса, студента Фредерика Прайора и Марвина Макинена, которых обвиняли в шпионаже.

На том же мосту в 1964 обменяли другого советского разведчика — Конона Молодого, известного в Британии под именем Гордона Лонсдейла, миллионера и бизнесмена, на британского агента в СССР Гревилла Винна. В 1969 советского шпиона Юрия Логинова обменяли на агентов западногерманской разведки, в 1982 меняли советского разведчика Алексея Козлова на разведчиков ФРГ и военнослужащего армии ЮАР.

Глиникский мост, фото AP Photo // Werner Kreusch

В 1979 Америка обменяла осужденных за шпионаж разведчиков Вальдика Энгера и Рудольфа Черняева, приговоренных к 50 годам тюрьмы, на содержавшихся в заключении в СССР фигурантов «самолетного» дела Марка Дымшица и Эдуарда Кузнецова, диссидентов Александра Гинзбурга, Валентина Мороза и Георгия Винса. Александр Гинзбург был осужден за «антисоветскую агитацию и пропаганду», украинский историк Мороз девятый год сидел за «антисоветскую деятельность», баптиста Георгия Винса дважды судили за вероисповедание, а евреи Марк Дымшиц и Эдуард Кузнецов не могли легально репатриироваться и планировали угнать самолет, за что их приговорили к расстрелу.

В 1985 году состоялся самый масштабный обмен за всю историю шпионских освобождений. По Глиникскому мосту в сторону СССР прошли четыре агента КГБ — в том числе Мариан Захарский, самый известный советский шпион в Польше. С другой стороны моста находились 23 задержанных агента ЦРУ, имена которых не разглашали.

В 1986 советского правозащитника Натана Щаранского, осужденного за шпионаж, и троих советских разведчиков обменяли на чехословацких агентов Карла и Хану Кехер, советского разведчика Евгения Землякова, поляка Ежи Качмарека и немца Детлефа Шарфенорта. Позже американского журналиста Николаса Данилоффа, арестованного по подозрению в шпионаже, поменяли на советского разведчика Геннадия Захарова. Тогда же американцы договорились об освобождении основателя Московской Хельсинкской группы Юрия Орлова — это положило начало освобождению политзаключенных из советских тюрем — и активиста борьбы за репатриацию евреев в Израиль Беньямина Богомольного. Богомольный писал, что его обменяли на советского шпиона Попова, задержанного в США.

Советский диссидент и журналист Александр Подрабинек отмечал: «Вероятно, в 1986 году советские власти уже приняли принципиальное решение так или иначе освобождать политзаключенных. Они считали глупым упустить последнюю возможность заполучить своих шпионов в обмен на сидящих пока политзеков».

Современная история шпиономании

9 июля 2010 года в Вене произошел обмен десяти российских шпионов, задержанных в США, на четырех человек, осужденных в России за государственную измену и сотрудничество со спецслужбами США и Великобритании. Все десять российских шпионов — Анна Чапман, Михаил Семенко, Михаил Куцик, Наталья Переверзева, Вики Пелаес, Михаил Васенко, Владимир и Лидия Гуриевы, Андрей Безруков и Елена Вавилова — в американском суде дали признательные показания и назвали свои настоящие имена.

За российскими шпионами в США следили несколько лет. Их задержали после провокации со стороны американских спецслужб. По версии российских СМИ, в июне 2010 года один из сотрудников ФБР связался с Чапман под видом российского разведчика и назначил ей встречу, на которой попросил передать другому агенту фальшивый паспорт. Чапман заподозрила неладное и позвонила отцу в Москву. Тот посоветовал ей отнести фальшивые документы в полицию США. Там ее и задержали. После этого сотрудники спецслужбы начали задерживать и остальных российских шпионов.

Российский агент Анна Чапман, фото ТАСС // Фомичев Михаил

Позже американские власти признались, что российских агентов планировали обменять с самого начала. По закону «О внешней разведке», Россия обязана содействовать освобождению сотрудников внешней разведки и их семей.

Российский самолет привез на обмен ученого Игоря Сутягина, бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, бывшего офицера КГБ Геннадия Василенко и майора КГБ Александра Запорожского. Указы об их помиловании накануне подписал президент Дмитрий Медведев. Всем четверым пришлось признать вину — это было обязательным условием помилования.

Наиболее известной была история «шпиона» Сутягина — кандидата исторических наук, заведующего сектором военно-технической и военно-экономической политики в Институте США и Канады Академии наук. В 1999 году в отношении Сутягина возбудили дело о госизмене, обвинив его в сборе аналитических сведений, составляющих государственную тайну и передаче этих сведений американской консалтинговой компании. Сутягин и его адвокат Анна Ставицкая утверждали, что вся информация была найдена в открытых источниках. Несмотря на это в 2004 суд приговорил Сутягина к 15 годам лишения свободы.

В 2015 году Россия вернулась к старой традиции обменов на мосту. В сентябре в Псковской области на мосту через реку Пиуза на КПП «Кучинина гора» состоялся обмен сотрудника эстонских спецслужб Эстона Кохвера, которого в России обвиняли в шпионаже, на Алексея Дрессена, офицера эстонской полиции безопасности, осужденного в 2012 году за шпионаж в пользу России.

По некоторым данным, Дрессен передал российским спецслужбам информацию о работе западных, а также иностранных разведчиков в России. Бывший гендиректор эстонской полиции безопасности утверждал, что на службе у Дрессена не было доступа к такой информации — он занимался, в основном, проблемами терроризма в Эстонии. Дрессена приговорили к 16 годам лишения свободы по обвинению в шпионаже.

В 2014 году в России задержали Эстона Кохвера. При задержании у него изъяли материалы, которые российские правоохранители посчитали разведзаданием, а его признали виновным в шпионаже, незаконном пересечении границы и незаконном ношении и контрабанде оружия и приговорили к 15 годам колонии и штрафу в 100 тысяч рублей.

«Без всяких предусловий»

Практика обменов сыграла роль и в российско-грузинских отношениях. В 2014 году Россия освободила троих граждан Грузии. Неизвестно, были ли они помилованы, но об их освобождении договорились спецпредставитель премьер-министра Грузии по вопросам урегулирования отношений с Россией Зураб Абашидзе и замглавы МИД России Григорий Карасин.

В 2015 году обсуждение между двумя странами продолжилось темой взаимного освобождения грузинских и российских граждан, осужденных за шпионаж после «пятидневной войны» 2008 года. Абашидзе надеялся окончательно закрыть тему шпионов. По сообщениям СМИ, речь шла приблизительно о двадцати гражданах Грузии, которые отбывали в России десяти-, двенадцати- и четырнадцатилетние сроки. К июню 2016 года Россия освободила шестерых грузинских граждан. Грузия со своей стороны еще в декабре 2012 года освободила четырех россиян, которые сидели за шпионаж в пользу России. «Мы без всяких предусловий освободили четырех российских граждан, проявив тем самым добрую волю,— подчеркнул Абашидзе,— через некоторые время Россия, как мы видим, ответила аналогично, проявив добрую волю со своей стороны».

Одной из освобожденных была гражданка Грузии Екатерина Харебава. В России ее осудили за шпионаж после того, как в апреле 2008 года она отправила знакомому смс-сообщение, в котором сообщила, что видит, как в Сочи передвигается военная техника. По словам адвоката Харебавы Леонида Ерченко, внимание властей к ее судьбе привлекла ее дочь, живущая в Грузии. После этого представители Грузии связались с Ерченко и посоветовали ему обратиться в посольство Грузии в Москве с заявлением о нарушениях в деле Харебавы.

Предположительно, вместе с ней освободили гражданок Грузии Манану Капанадзе и Ирину Алиеву. Абашидзе ожидал освобождения еще одного грузинского заключенного, однако в открытых источниках информация об этом не появлялась.

Непонятно, как этот обмен был оформлен юридически: Харебаву и других граждан Грузии не помиловали, но передали в Грузию не для продолжения отбывания наказания на родине. По сообщению «Коммерсанта», в 2016 году ни один гражданин России не отбывал в Грузии сроки за шпионаж, в то время как в России еще оставались грузинские заключенные.

«Никаких прошений, никаких просьб»

29 ноября 2017 года турецкая газета Haberturk сообщила о выдаче Турцией россиян Александра Смирнова и Юрия Анисимова. Их обвиняли в причастности к убийству администратора сайта «Кавказ-центр», признанного в России экстремистским, а также в шпионаже в пользу России. Смирнова и Анисимова обменяли на лидеров крымских татар Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова. В России Чийгоз был приговорен к восьми годам колонии за участие в митинге в поддержку территориальной целостности Украины в Крыму в 2015 году, Умерова приговорили к двум годам колонии за призывы к сепаратизму.

Как сообщала Haberturk, прокурор, который выступил с требованием об экстрадиции, ссылался на изданный в августе 2017 года турецкий декрет об освобождении и обмене иностранных заключенных в интересах государства и национальной безопасности. В Кремле не стали официально подтверждать факт обмена, сами лидеры татар и адвокат Умерова Николай Полозов сообщали, что не подписывали прошений о помиловании или признательных показаний.

«Никто из них заявление о помиловании не писал. Никаких прошений, никаких просьб. Никто из них не признавал вину. Очевидно, какое-то формальное решение было принято, поскольку процедура выхода из следственного изолятора проходила как раз по всем юридическим нормам освобождения человека — то есть ему вернули его личные вещи, деньги с его тюремного счета, но никакие официальные документы нам не демонстрировали. Нам было объявлено, что уголовное преследование в отношении их обоих прекращено», — прокомментировал освобождение своего подзащитного Полозов.

По словам одного из лидеров крымскотатарского национального движения Мустафы Джемилева, обмен стал возможен благодаря договоренностям, достигнутым во время визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Украину. Бывший президент Украины Петр Порошенко после встречи с Эрдоганом заявил, что высоко ценит «помощь Турции и лично господина президента в освобождении политических заключенных». Джемилев называл этот обмен также «результатом переговоров Эрдогана с Путиным».

«В Украину вернулась надежда»

Обсуждение возможного обмена украинской военнослужащей Надежды Савченко началось еще во время суда над ней. В марте 2016 года Савченко приговорили к 22 годам лишения свободы. Среди наиболее вероятных кандидатов на обмен называли россиян Виктора Бута, подпольного торговца оружием, и перевозчика наркотиков Константина Ярошенко, отбывавших сроки в Америке, а также спецназовцев ГРУ Евгения Ерофеева и Александра Александрова, задержанных в Украине.

В ночь с 23 на 24 мая, по сообщению «Коммерсанта», в ходе телефонных переговоров президенты России, Украины, Франции и канцлер Германии приняли решение помиловать Савченко. Она отказалась подписать прошение о помиловании — но с просьбой помиловать ее выступили родственники журналистов ВГТРК, в гибели которых обвиняли Савченко.

25 мая Путин подписал указ о помиловании Савченко. В этот же день она вылетела в Киев. В аэропорту ее встречал президент Украины Петр Порошенко. Он приветствовал Савченко словами: «Это день, когда на Украину вернулась надежда. И Надежда Савченко, а также надежда и твердая вера в нашу страну».

Одновременно с этим Украина освободила Ерофеева и Александрова. Они прилетели в Россию, где их встречали жены и съемочные группы Первого канала, НТВ и Russia Today. Президент Владимир Путин с помилованными россиянам так и не встретился. Несмотря на то, что Ерофеев и Александров были освобождены сразу после помилования Савченко, российская сторона так и не признала это обменом.

Надежда Савченко, фото Радио Свобода // Сергей Нужненко

Адвокат Савченко Илья Новиков заявлял, что для России обмен не был принципиальным: «В то время как для Украины возвращение на родину политических заключенных является важной темой, которую не обходит стороной ни один политик, в России она традиционно отодвигается на второй план. Многие русские даже не подозревают о ее существовании». Основным фактором, который позволил добиться освобождения Савченко, адвокат считает публичность: «Европейцы и американцы потребовали от России освобождения Надежды. С какого-то момента у Путина просто не было иного выхода. Он пошел на это только потому, что оказался под сильным давлением — добровольно он этого бы не сделал».

Тогда же Новиков предсказывал скорое освобождение многих задержанных в России украинцев. Однако в итоге обменять удалось только 74-летнего Юрия Солошенко, отбывавшего в России шестилетний срок за шпионаж, и 25-летнего Геннадия Афанасьева, приговоренного к семи годам колонии по обвинению в терроризме. Оба имели проблемы со здоровьем. В ответ Украина освободила Елену Глищинскую и Виталия Диденко, украинских граждан, обвиняемых в посягательстве на территориальную целостность Украины и государственной измене.

Следующий раунд переговоров начался в конце августа 2019 года — когда стало известно, что Россия и Украина предварительно договорились об обмене заключенных по формуле «33 на 33». К этому моменту в России отбывали сроки украинский режиссер Олег Сенцов, приговоренный к 20 годам лишения свободы, и украинский антифашист Александр Кольченко, приговоренный к 10 годам. В 2015 году Сенцова и Кольченко осудили по обвинению в терроризме — по версии следствия, они якобы создали в Крыму «террористическое сообщество» и хотели добиться отмены присоединения полуострова. Сенцов и Кольченко отказались признавать свою вину. Правозащитный центр «Мемориал» признал обоих политзаключенными.

Олег Сенцов, фото РИА Новости // Сергей Пивоваров

Кроме того, в ноябре 2018 года Россия захватила экипажи украинских судов, которые пытались пройти из Одессы в Мариуполь через Керченский пролив. В России всех членов экипажей — 24 украинских моряков — арестовали и обвинили в незаконном пересечении государственной границы. К августу они находились в СИЗО.

С украинской стороны одним из самых известных российских заключенных стал Кирилл Вышинский, главред украинского «РИА Новости». Вышинского, гражданина Украины, задержали в Киеве в 2018 году и обвинили в государственной измене. Россия и Украина договорились о его освобождении, но не в рамках обмена, а по отдельной схеме. 28 августа Вышинский вышел на свободу.

Точного состава списков на обмен пока нет. По данным «Коммерсанта», Россия и Украина вышли на финальный этап переговоров, и обмен может произойти до конца августа, но включен ли в список Сенцов, неизвестно. 29 августа СМИ сообщили, что Сенцова вывезли из колонии в Лабытнанги, но информации о том, где он находится сейчас, нет ни у его адвоката, ни у его сестры. Источники РБК предполагают, что в список для обмена могут войти также украинские моряки. Об их возможном обмене говорил в том числе замглавы МИД Григорий Карасин в июле 2019 года.

Поделиться в социальных сетях:

ТЕКСТ: Катя Аренина, Татьяна Торочешникова