Чернобыльская катастрофа запомнилась тем, что о реальном масштабе случившегося из-за медлительности властей и халатности на местах общество узнало далеко не сразу. Умаление размеров трагедии, обвинения иностранцев в раздувании международного скандала, недомолвки и слухи — Команда 29 собрала главное об освещении аварии на ЧАЭС в СМИ.

Поделиться в социальных сетях:

Как скрывали масштабы катастрофы сразу после взрыва?

После аварии на скамье подсудимых оказались директор ЧАЭС Виктор Брюханов, главный инженер станции Николай Фомин и его заместитель Анатолий Дятлов. Среди прочего, Брюханова обвиняли в том, что он не принял должные меры для спасения людей и скрыл информацию о реальном масштабе катастрофы от властей.

— Почему в письме партийным и советским органам не было сведений о 200 рентген в час? (нормальный радиационый фон составляет около 20–30 микрорентген в час)

— Я невнимательно посмотрел письмо, нужно было добавить, конечно.

— Но ведь это самый серьезный Ваш вопрос, почему Вы этого не сделали?

На этот вопрос Брюханов ответил молчанием.

Подробнее о суде над Брюхановым, Фоминым и Дятловым можно прочитать на «Медиазоне».

Как писали о катастрофе в СССР и за рубежом?

Советские СМИ не сразу сообщили о катастрофе. Первая информация о последствиях взрыва появилась в шведских СМИ после того, как над страной появилось радиоактивное облако. В отсутствии достоверной информации и внятных комментариев со стороны властей зарубежные издания стали распространять непроверенные данные, основанные на слухах. Советские газеты в ответ обвинили «определённые круги» за рубежом в попытках нагнетать обстановку. Михаил Горбачёв обратился к советским гражданам только 14 мая, спустя почти три недели после катастрофы.

Мы составили хронологию освещения катастрофы в СМИ от момента взрыва до обращения Горбачёва.

Подробнее о молчании советских властей и официальных изданий можно прочитать в материале Наталии Ростовой на Slon.Ru и тексте Андрея Ломкина для Lenta.Ru к 20-летней годовщине катастрофы.

Что говорят теперь о молчании СМИ и властей их представители и сторонние наблюдатели?

Я думаю, меня информировали по мере возможности правдиво, просто в первое время даже самые лучшие специалисты искренне не отдавали себе отчета в серьезности катастрофы. Приведу один пример. 27 апреля, уже после эвакуации Припяти, правительственная комиссия в полном составе осталась ночевать и ужинать в припятской гостинице «Полесье» — в обычной одежде и без респираторов. А ведь и вода, и воздух, и вся пища уже были заражены. Также в обычной одежде и без респираторов облетали территорию на вертолетах в первые дни после катастрофы наши академики.

Так что те, кто меня информировал, сами не до конца понимали, что же все-таки стряслось. Потребовались недели, чтобы получить оценку случившегося. Так что, возможно, что-то и утаивалось чиновниками, боявшимися ответственности, но в основном, думаю, мне сообщали все, как было. Картина прояснялась постепенно, с помощью и при участии ученых, инженеров, военных, вертолетчиков, шахтеров, персонала станции…

Как это ни странно, отдел пропаганды был отстранен от информации о Чернобыле. Нас по каким-то соображениям, до сих пор неясным мне, отодвинули в сторону. Видимо, были какие-то детали не для посторонних ушей. Информацией занимались военные в соответствующих отделах ЦК. У меня остались в памяти острые впечатления об общей растерянности, никто не знал, что делать

Неясность обстановки… Тревоги — мнимые и реальные… Нервозность… Ну скажите, как можно было обвинять тех же беженцев из Киева в создании паники, когда по большому счету напряженность обстановки родили не в последнюю очередь мы сами, журналисты. А точнее, те, кто не давал нам реальной информации, кто, строго указуя перстом, говорил: «Совершенно ни к чему газетчикам знать, скажем, подробно о радиационном фоне».

Андрей Иллеш, Андрей Пральников. Репортаж из Чернобыля

ЦТ СССР послало корреспондентские бригады снимать сельхозпроизводство в Народичах, в Житомирской области, где не только гибнут дети от радиации, но и полным ходом отгружают в соседние районы радиоактивное продовольствие, полученное с радиоактивных полей? Никак нет, не было таких передач; как не сообщало ЦТ и о том, что целый состав из вагонов-рефрижераторов с радиоактивным мясом прибыл в Грузию, был разгружен на мясокомбинате в Гори и лишь случайно все это обнаружилось и удалось сплавить это мясо назад, отправителю. Или, может быть, ЦТ сообщало о том, что грузинский чай — из-за выпавших в 1986 году радиоактивных осадков — оказался зараженным примесями радиоактивных элементов? Газеты сообщали, некоторые. А центральное телевидение нет.

Георгий Вачнадзе. Секреты прессы при Горбачеве и Ельцине

Поделиться в социальных сетях: