25 лет назад россияне проголосовали за новую конституцию. С этим документом мы и живём, хотя его ценность кажется сомнительной и для граждан (которые даже не читали конституцию), и для властей (которые с 2005 года отменили выходной в День конституции). По случаю юбилея основного закона мы решили вспомнить, как выглядела конституция России после распада СССР, какие варианты основного закона предлагались в 1993 году и как конституционное законодательство влияет на экономику.

Как конституция 1993 года изменила Россию

12 декабря 1993 года всенародным голосованием была принята Конституция Российской Федерации. Объясняем, чем она отличалась от предыдущей Конституции РСФСР 1978 года, и какие  полномочия в итоге получили власти.

Принятию конституции предшествовали конституционный кризис, попытка государственного переворота и беспорядки на улицах Москвы в октябре 1993 года. Президент Борис Ельцин и поддержавшее его правительство боролись за новые законы, которые наделили бы президента большей властью. Против реформы выступили вице-президент, народные депутаты и Верховный Совет РСФСР.

Октябрьский кризис закончился победой Ельцина и последующим упразднением ряда госорганов: были распущены Съезд народных депутатов и Верховный совет, а должность вице-президента ликвидирована. Россия превратилась в президентскую республику с сильным президентом. 12 декабря 1993 года всенародным голосованием был принят подготовленный по поручению Ельцина проект конституции, фиксировавший эти перемены.

Встреча «Нового политического года» в Кремлёвском дворце съездов в ночь после выборов. В программе Жириновский, Бари Алибасов, Дмитрий Маликов и знаменитая фраза публициста Юрия Карякина «Россия, одумайся. Ты одурела» (2:31:00)

Какие главные изменения появились в новой конституции?

Президент. Должность президента была учреждена 17 марта 1991 года — в прошлой конституции она вообще не фигурировала. Конституция 1993 зафиксировала эту должность. Если до неё президент был главой исполнительной ветви власти, то теперь он был выведен за пределы системы деления властей.

Президент — глава государства, высшее должностное лицо, гарант конституции, прав и свобод граждан — фактически наследовал большую часть полномочий Верховного совета (высшего органа госвласти РСФСР).

В новой конституции срок полномочий президента был сокращён с 5 до 4 лет (но в 2008 увеличен до 6), а верхний предел возраста кандидата в президенты ликвидирован  (раньше составлял 65 лет).

Госорганы. Конституция 1993 года окончательно упразднила Верховный совет и Съезд народных депутатов. Верховный совет до 1990 года был высшим органом госвласти — он утверждал изменения в действующей конституции и образование новых республик, решал вопросы бюджета и принимал новые законы. С 1990 по 1993 высшим органом госвласти стал учреждённый им же Съезд народных депутатов, а Верховный совет стал при нём законодательным, распорядительным и контрольным органом (Что? Да!).

В новой конституции их функции поделили между президентом (и он, конечно, был главным), только что учреждённым Федеральным собранием и правительством РФ.

Должность вице-президента, который исполнял разные поручения президента и замещал его в случае смерти, отставки и недееспособности, тоже упразднили.

11 декабря 1993 года президент Борис Ельцин заменил ещё и флаг страны. Синий цвет стал темнее, ширина флага уменьшилась

Устройство страны. Россия была признана демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. На место народовластия и федерализма пришли другие ценности: человек, его права и свободы.

После прекращения существования СССР в 1991 году Верховный Совет принял закон, который вносил соответствующие изменения в конституцию 1978 года. В ней появились слова: «Российская Федерация — Россия есть суверенное федеративное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами». Основами строя поправка признавала «народовластие, федерализм, республиканскую форму правления, разделение властей».

После 1993 года в состав новой России, как и в СССР, вошли субъекты разного статуса: республики, края, области, города федерального значения, автономные области и автономные округа. Но, в отличие от СССР, полномочия субъектов разного статуса стали равны — за исключением того, что республики имели право устанавливать второй государственный язык.

В начало

Какой могла бы быть Россия с другой конституцией?

12 декабря 1993 года после всенародного голосования был принят документ, над которым работали правоведы Сергей Алексеев, Сергей Шахрай и Леонид Мамут, а также тогдашний мэр Петербурга Анатолий Собчак. Однако, кроме «проекта Алексеева-Шахрая» существовали и другие варианты. Вспоминаем, как ЛДПР уложила главный закон в три страницы, радикальные коммунисты собирались вернуть СССР, а соавтором самой демократичной версии конституции стал будущий борец с порнографией, абортами и ЛГБТ+.

Конституция Российской Федерации

(внесена Российской Христианско-Демократической партией и партией конституционных демократов РФ)

Что за документ: У этого проекта было много схожих черт с принятым в итоге вариантом. По нему Россия — должна была быть хорошо знакомой нам (во всяком случае, на бумаге) президентской республикой с двухпалатным парламентом. Законодательное собрание делилось на Сенат и Национальное собрание.

Но было и немало отличий. Например, нижняя палата избиралась на два года (в нынешней версии — на пять лет), а президент — на пять (у нас сначала было четыре года, сейчас — шесть). Была должность вице-президента — его кандидатуру должен был предлагать Сенату сам глава государства (впрочем, эта должность существовала и в реальной жизни до 1993 года). В случае успешного голосования верхней палаты вице-президент в итоге возглавлял Сенат.

Избирательное право, согласно этому документу, наступало с 16 лет — правда, тут же сообщалось, что «правом выбирать в федеральные органы власти пользуются все дееспособные граждане, достигшие возраста 18 лет».

Ещё одно существенное отличие этого варианта заключалось в том, что он не освобождал от ответственности при выполнении приказа. В действующей конституции приказ, напротив, является основанием для освобождения от ответственности (ст. 42 УК РФ).

А ещё эта конституция запрещала принимать законы, которые ограничивают распространение информации. В действующем варианте о запретах на подобные законы ничего не говорится.

Кто составил: Российская Христианско-Демократическая партия и Партия конституционных демократов Российской Федерации. Обеих партий уже давно нет. В 1999 году РХДП на официальном (и до сих пор существующем) сайте объявила, что становится соучредителем избирательного блока «Единство».

Политическую жизнь правопреемников блока «Единство» мы наблюдаем до сих пор. А вот экс-лидер РХДП Александр Чуев уже в 2003 году предлагал штрафовать за богохульство, а потом боролся с порнографией, абортами и ЛГБТ+. Злая ирония — ещё до того, как подобное законотворчество стало мейнстримом, Чуев проиграл выборы в Думу.

Партия конституционных демократов перестала существовать в конце 1993 года. Это была национально-консервативная партия, которую возглавлял Михаил Астафьев — быстро разочаровавшийся в политике Ельцина экс-нардеп СССР. Во время штурма ГКЧП он оборонял Белый дом вместе с Рогозиным, потом создал движение «Земский Собор — Союз земства, казачества и православно-патриотических организаций России», а в 1990-е окончательно ушёл из политики.

Какой была бы Россия: Учитывая национально-консервативную идеологию её составителей и схожесть этого документа с принятым, вполне вероятно, что ровно такой, как сейчас, Россия бы и была (но это не точно).

Партия Владимира Жириновского (на фото он как раз в 1993 году) не только стала триумфатором на выборах в Госдуму 25 лет назад, но и преддожила краткий и ёмкий проект конституции с губерниями и ограничениями на выборах

Конституция России

(внесена Либерально-демократической партией России)

Что за документ: Конституция ЛДПР была написана так же, как звучат речи её бессменного лидера — просто, броско и ёмко. На полутора листах А4 и в 29 статьях (всего!) было сказано, что Россия — это республика, которая делится на губернии. Страной и правительством должен был управлять президент, у него же была законодательная инициатива (а ещё — у Государственного собрания и общественных организаций, которые тоже могли вносить законопроекты). Законы принимало Государственное собрание — однопалатный парламент.

Президента могли выдвигать не все — такое право было только у общероссийских политических партий (какие партии предполагались ещё, в конституции прописано не было), Госсобрания и «других организаций и объединений, предусмотренных законом о выборах президента» — но этот закон ЛДПР придумать не успела. И президент, и парламент избирались на четыре года. Возрастной ценз был жёстким: президентом можно было избраться с 40 до 65 лет, в парламент — от 30 лет.

Кто составил: Либерально-демократическая партия России — первая официально зарегистрированная оппозиционная партия в Советском союзе, во главе которой неизменно стоит Владимир Жириновский. В декабре 1993 года произвела фурор, заняв первое место по партийным спискам на выборах в Госдуму. И Жириновский, и его партия до сих пор заседают в нижней палате парламента.

Какой была бы Россия: Навряд ли либеральной и демократической, учитывая простоту и расплывчатость формулировок на этих трёх страницах.

Конституция (основной закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

(внесена Российской коммунистической рабочей партией)

Что за документ: Первый абзац сразу возвращал читателя в СССР формулировками вроде «антинародные решения по расчленению страны и реставрации капитализма», адресованными ельцинской власти.

Что предлагали авторы: Если коротко — восстановить СССР и фактически откатиться к советскому законодательству в том, что касается политического устройства, экономики и госсимволов.

Представительные органы власти — советы трудящихся, избираемые на пять лет. Чем выше орган власти — тем менее открытые и прямые выборы. Высший орган власти — Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьян, специалистов и служащих. Он должен был избирать Центральный исполнительный комитет, а тот в свою очередь — правительство и председателя совета министров.

Кто составил: Российская коммунистическая рабочая партия. Она возникла в 1991 году, и в отличие от появившейся позже КПРФ, не особо пыталась интегрировать идеалы марксизма-ленинизма в реалии новой России. Успеха она не имела — вдобавок от неё в 1994 году откололась более известная потом «Трудовая Россия» Виктора Анпилова.

В Думу партия никогда не избиралась, а в 2001 году объединилась с такими же аутсайдерами из «Российской партии коммунистов». Их альянс просуществовал до 2007 года.

Какой была бы Россия: Советской.

Виктор Анпилов (на фото в центре) хотел сделать Россию советской снова

Конституция Российской Федерации

(внесена Российским Движением демократических реформ)

Что за документ: Пожалуй, один из самых демократических — очень похожий на тот, что был в итоге принят. В нём, например, можно было найти отдельные статьи об отмене смертной казни и праве не быть лишённым гражданства ни при каких обстоятельствах.

Россия задумывалась президентской республикой. Исполнительную власть представляло правительство, законодательную — Федеральное собрание, которое состояло из Госдумы и Сената. И президент, и парламент избирались на пять лет.

Согласно документу, Россия делилась на губернии, республики и автономные национальные сообщества. Последние образовывались «для сохранения и развития этнической самобытности и культуры малочисленных народов». В отличие от нынешней конституции, в этом документе было понятие «публичной собственности» — на её праве территориальные образования обладали бюджетными средствами и другим имуществом. Её порядок и пределы устанавливались «органическим законом» (законодательство, занимающее пограничное положение между конституционными и обычными законами, в современном российском праве такого термина нет).

Правам человека в этом варианте было посвящено несколько страниц. Существовала должность Народного защитника — высший публичный пост по охране и защите основных прав, претендента на который утверждало Федеральное собрание.

Также данный документ запрещал образование и деятельность партий в государственных учреждениях и организациях. При этом госслужащие могли  осуществлять партийную деятельность — но не на работе.

Кроме того, госслужащие, в том числе, работники органов охраны общественного порядка и безопасности и судьи, должны были воздерживаться от членства в партиях и выступления в поддержку какой-либо политической партии.

Стоит выделить пункт про внешнюю политику — по нему страна не имела никаких «целей экспансии, агрессии и мессианства» и отвергала «какую бы то ни было милитаризацию государственной жизни, подчинение государства, его деятельности задачам ведения войны». Вот, например, показательная цитата из этого варианта: «Вооружённые силы России строятся в соответствии с принципом оборонительной достаточности».

Любопытна и судебная система. Вместо Конституционного суда с 19 судьями (как сейчас) предполагался Верховный суд, состоящий из 9 человек. В рамках Верховного суда создавалось несколько палат — по правам человека, уголовным делам, гражданским делам, по трудовым делам и социальным вопросам, а также палата арбитражного суда. Органическим законом могла быть учреждена также Палата военного дисциплинарного суда.

Более обширные по сравнению с действующим документом права давались и органам местного самоуправления, которые могли на самостоятельно решать вопросы жизни населения и вести местные дела. Законодательные органы и органы государственного управления не могли издавать какие-либо акты, ограничивающие автономию муниципального самоуправления.

Кто составил: Название блока, созданного в 1991 году, навряд ли о чём-то скажет, а вот его лидеры — вполне. Это градоначальники Москвы и Петербурга Гавриил Попов и Анатолий Собчак (Попов — к тому моменту уже бывший, Собчак — действующий).

В 1992 году «Коммерсантъ» писал, что это движение, в которое входили также Александр Руцкой, Эдуард Шеварднадзе, Александр Яковлев, будет фактически преобразовано в политическую партию. Однако, большой партии не получилось — в 1995 году движение поучаствовало в Думских выборах в составе блока социал-демократов, набрало 0,13% и тихо исчезло.

Какой была бы Россия: Вполне возможно, что более открытой во внутренней политике, благодаря наличию публичной собственности, и менее агрессивной во внешней из-за жёсткого законодательного ограничения военной политики.

Анатолий Собчак (если что, он на фото справа) предлагал не один вариант конституции и по праву считается соавтором политической системы современной России

В начало

Как конституция влияет на экономику

По просьбе Команды 29 редактор InLiberty Вячеслав Дворников объяснил, как основной закон определяет правовые ограничения для институтов и правила игры для экономических субъектов.

Большинство экономистов считают необходимым условием экономического развития понятные и одинаковые для всех правила игры. Они есть в любом обществе: мы покупаем товары, платим налоги, совершаем транзакции — интуитивно понятно, что без правил экономическая деятельность и планирование невозможны.

Правила могут быть заданы не только формальным юридическим правом. Известный перуанский экономист Эрнандо де Сото, исследовавший в Лиме то, что сейчас во всём мире называется теневой экономикой (это экономика, которую не видит государство), подробно описывает, как обычные ремесленники, водители маршруток, лоточники и простые поселенцы, которые находились вне закона, создали своё право. Сотрудники Института свободы и демократии в Лиме отмечают, что их жизнь не была при этом анархичной и дезорганизованной. «В хаосе неопределённости по поводу законов, земли и прав собственности поселенцы поняли, что главное — жить в мире между собой, а для этого нужен хоть какой-то порядок, пусть даже он будет за рамками легального закона», — пишет де Сото.

Как государственные институты влияют на экономику в мире?

В современном обществе закон всё же играет важную роль в установлении правил игры. Именно поэтому экономисты постоянно ведут дискуссии о том, как должны работать государственные институты, чтобы способствовать экономическому росту: какие из них импортировать, какие — создавать с учётом опыта других стран.

Современные экономисты постоянно повторяют, что необходимые (но не всегда достаточные) условия экономического роста — это принцип верховенства права, независимость судов, защита прав собственности и исполнение контрактов — те институты, которые упорядочивают взаимодействие между людьми. Подробнее об этом писал, в частности, декан экономического факультета МГУ Александр Аузан.

Американские экономисты Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон в книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные» создали модель, которая объясняет процветание и благосостояние стран наличием в них инклюзивных и экстрактивных институтов.

Если вкратце, то экстрактивные институты позволяют элите, опирающейся на армию или бюрократию, увеличивать своё благосостояние, сочетая это с экономическими ограничениями для остальных. При этом другие группы населения лишаются стимулов к экономической деятельности. В качестве примеров можно привести лицензирование определённой деятельности или защиту «отечественного производителя».

Инклюзивные институты позволяют всем гражданам участвовать в экономических отношениях и получать прибыль. Страны с преобладанием инклюзивных институтов, как показывают авторы исследования, растут быстрее. В пример приводится разница в уровне экономического развития между Северной и Южной Кореей — странах с когда-то одинаковой культурой, но совершенно разными институтами.

Аcемоглу и Робинсон пишут, что инклюзивные экономические институты должны поддерживаться инклюзивными политическими институтами, которые не позволяют правителям регулировать экономику в свою пользу. Поворотным моментом в истории они считают британский Билль о правах 1689 года, который ограничил полномочия британской королевской власти. Парламент получил право вводить налоги, изменять, приостанавливать и вводить в действие новые законы, а также формировать и содержать армию в мирное время. Это, как считает другой выдающийся экономист Дуглас Нортон, создало гарантии прав собственности и заложило фундамент для промышленной революции, которая случилась спустя примерно 100 лет.

Авторы американской конституции, принятой в 1787 году, обратили внимание на необходимость защиты личных и экономических права граждан и устранение барьеров для торговли между штатами. Государственные расходы, по их мнению, должны были совершаться только в соответствии с законами, которые принимает Конгресс. Это создало предпосылки для дальнейшего экономического роста, плодами которого Штаты пользуются до сих пор.

А что с российской конституцией?

В российской конституции экономическим свободам уделено довольно много внимания.

Восьмая статья гарантирует единство экономического пространства, свободу перемещения товаров, услуг и финансов, защиту прав собственности, свободу экономической деятельности и сохранение конкуренции.

В 34-й статье говорится, что «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности».

В 75 статье закрепляется независимость Центрального банка, что особенно важно для сохранения стабильности курса национальной валюты — иначе у властей появляется стимул финансировать расходы дополнительной эмиссией. В общем, с точки зрения экономической науки, в конституции содержатся вполне разумные вещи.

Как это происходит на практике, показала дискуссия вокруг нынешней пенсионной реформы, которая вызвала общественное недовольство. Возмутило людей при этом не то, что реформа нарушает конституцию — по словам социолога Алексея Левинсона из «Левада-центра», россияне в повседневной жизни и в этом случае вообще не апеллируют к конкретной статье — а то, что нарушаются общественные представления о том, как должно быть.

Говоря экономическим языком, власти покусились на общественный договор — на ту его часть, которая предполагает, что государство должно платить деньги гражданам по достижении определённого возраста. Только председатель Конституционного суда Валерий Зорькин отметил в своей статье, что «мы ещё далеки от реализации положений статьи 7 Конституции РФ», но едва ли это имело какое-то значение в общественной дискуссии.

С сожалением стоит признать, что обсуждение конституционных норм, способствующих экономическому росту, возможно только в тех странах, где конституция стала «гражданской религией», то есть, действие её норм не подвергается сомнению, а главное — она является источником правил игры. В России она, очевидно, таковой не является — и тем более важно начинать серьёзный разговор о ней, учитывая, что правила игры — это важнейший фактор процветания.

В начало

Над проектом работали

Продюсер и автор проекта: Николай Овчинников

Редактор: Татьяна Торочешникова

Авторы: Катя Аренина (Конституция до конституции), Владимир Завьялов (Конституция вместо конституции), Вячеслав Дворников (Конституция и экономика)

Видео: Анастасия Андреева

Мы — Команда 29


Наши юристы защищают ваше право знать и распространять информацию, помогают освободить невинно осуждённых. Наши журналисты каждый день рассказывают, как защитить себя самому, что означают новые законы, что происходит в России. Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы не пропустить самое интересное:

Или подпишитесь на нас в соцсетях: