Государство поощряет доносы: вводит уголовную ответственность за недоносительство, принимает и расследует анонимные жалобы. Появились и профессиональные доносчики. Вместе с «Новой Газетой» Команда 29 разбирается, кто и зачем строчит кляузы в правоохранительные органы.

Поделиться в социальных сетях:

28 октября 2015 года в Библиотеке украинской литературы проходил обыск. Присутствовали теперь уже бывший директор библиотеки Наталья Шарина, её подчинённые, следователи и понятые: муниципальный депутат Дмитрий Захаров и знакомый бывших сотрудников библиотеки Николай Журавлев. Понятые не должны быть заинтересованы в исходе дела, и на суде они будут доказывать, что раньше в библиотеке никогда не были.

Пророк

Депутат Якиманского муниципального Собрания Дмитрий Захаров увлекся политикой в 2000-ых: участвовал в создании и руководстве организацией «17 вагон», которая позиционировала себя как «инновационную общественно-политическую тоталитарную секту» и «последнюю надежду мира». Целью организации, как писал в ЖЖ Захаров, была борьба с «оранжевыми, звездно-полосатыми и просто гнусными врагами Великой Страны».

В обязанности «адепта „17 вагона“», входило «знать и свято верить, что нет Бога, кроме Путина и Захар – пророк его». Адепты «17 вагона» проводили опросы на улицах, посещали митинги и мероприятия вместе с другими прокремлевскими молодёжными движениями, устраивали флэшмобы. В 2007 году на станции метро «Охотный ряд» «17 вагон» разыграл сцену: участники изображали людей, которым стало плохо от алкоголя. На попытки прохожих помочь лежащие на земле активисты отвечали: «Не мешайте, это флэшмоб!»

Дмитрий Захаров
Фото: Марат Абулхатин / Life

Еще в «17 вагоне» Захаров развлекался, срывая мероприятия. В ЖЖ Захарова и организации есть записи о попытках срыва презентации книги Михаила Делягина, пресс-конференции Льва Пономарева и Эдуарда Лимонова.

Свою борьбу Захаров продолжает до сих пор. В его портфолио — успешный срыв выставки в Украинском Культурном Центре, перфоманс против «выставки убийц» — выставки  победителей конкурса документальной фотографии «Прямой взгляд-2016» в Сахаровском центре, обращение в Роскомнадзор о пропаганде гомосексуализма в сериале «Интерны», жалоба на фотографов Александра Васюковича и Сергея Лойко, работавших в Донбассе. Своими победами депутат делится в социальных сетях, сопровождая хэштегами #Захаровпридетпорядокнаведет и #Захаровпридэпорядокнаведэ. Свою деятельность он называет «борьбой с либеральными гнидами и бандеровцами» и подчеркивает, что ведет её открыто.

Дмитрий Захаров
Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Уголовное дело Натальи Шариной, бывшего директора Библиотеки украинской литературы, обвиняемой в распространении экстремистской литературы, началось с заявления Захарова. Об этом депутат рассказал в ЖЖ: «Я как депутат который посвящает теме Украины, хохлов, ДНР и ЛНР много времени получил сигнал о наличии бандеровской литературы в библиотеке. Обратился в органы правопорядка». В посте депутат рассказывает об обыске в библиотеке, на котором был понятым. Во время суда над Шариной выяснилось, что Захаров записался в библиотеку за месяц до обыска и несколько раз посещал её, хотя понятой по закону не должен быть заинтересован в исходе дела.

«Западу раскрытые агенты не нужны»

В конце этого марта в Гааге прошла серия встреч, где обсуждали незаконный сброс радиоактивных отходов на ядерном предприятии «Маяк» в закрытом городе Озерске. Представителей Гаагского трибунала консультировала Надежда Кутепова, бывший руководитель озерской НКО «Планета Надежд», получившая политическое убежище во Франции.

В Озерске Кутепова более 15 лет защищала  пострадавших от радиации в авариях на «Маяке». Ее бабушка умерла от рака, пострадав от радиации, отец ликвидировал аварию на «Маяке» и тоже погиб от рака. Надежда представляла пострадавших в суде, добивалась закрытия предприятия и проиграла.

НКО Кутеповой «Планета надежд» признали иностранным агентом в мае 2015 года. Сразу после суда журналисты выпустили три сюжета о ней. Два сюжета вышли на «России-1» в передаче «Специальный корреспондент» с Ольгой Скабеевой и в программе «Вести». Третий сюжет выпустил Максим Румянцев — журналист, называющий себя «спецназом президента России», ведущий программы «Дело Румянцева» на канале «Крик ТВ».

Журналист Максим Румянцев
Фото: личная страница «ВКонтакте»

Скабеева обвинила «Планету надежд» в «промышленном шпионаже на деньги NED», а Румянцев в сюжете «Ядерное сердце России» назвал Кутепову «сигнальщицей» и обвинил ее в «выполнении задач западных хозяев под прикрытием». По мнению Румянцева, Надежда Кутепова «нагнетала социальную напряженность внутри города», а ее деятельность «направлена на то, чтобы максимально затруднить деятельность важнейших для страны стратегических объектов». В сюжетах журналисты показали дверь в квартиру Кутеповой и пригрозили уголовным делом. Испугавшись уголовного и физического преследования, она вместе с детьми покинула Россию.

После отъезда Кутеповой Румянцев опубликовал серию статей о ней, обвинив побеге от российского правосудия.

На «Планете надежд» Румянцев не остановился: он писал в Минюст о движениях «Зеленый мир», «Голос-Урал», «За природу», которые не сразу вошли в реестр «иностранных агентов». Свою деятельность Румянцев объяснял так: «Одним иностранным агентом станет больше. В случае проигрыша они теряют работу и регулярное иностранное финансирование. Западу раскрытые агенты больше не нужны». Но настоящая слава пришла к журналисту позже: выяснилось, что именно Румянцев написал заявление  на блогера Руслана Соколовского, снявшего видеоролик о ловле покемонов в храме.

Легкая мишень

29 июня 2012 года депутаты Государственной думы предложили законопроект с малопонятным названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». В июле закон приняли.

После этого НКО стали легкой мишенью для борцов с западом. Возможно, сами авторы проекта не ожидали, что применение будет настолько широким: за четыре года в реестр инагентов попали 148 организаций, 27 закрылись.

Александр Сидякин, один из авторов законопроекта, известный также как автор закона об уголовном наказании за нарушения на митингах, искренне переживает за свое творение. Осенью 2015 года Сидякин попросил Минюст проверить, подало ли движение «Открытая Россия» заявление о включении в реестр. Минюст ответил,  что заявления от фонда Ходорковского не поступало, и Сидякин обратился в прокуратуру. Выяснилось, что «Открытая Россия» не зарегистрирована как организация и потому не может войти в реестр. Сидякин возмутился и предложил  изменить в законодательство, чтобы Минюст мог включать в реестр инагентов и незарегистрированные организации.

Александр Сидякин
Фото: rk.karelia.ru

Среди подвигов Сидякина другая легкая мишень, независимый публицист Борис Стомахин. Завсегдатай политических акций и мероприятий, Стомахин к моменту обращения Сидякина уже находился в СИЗО. В суде слушалось дело Стомахина, также возбужденное по обращению неравнодушного — блогера Романа Носикова, активиста ЖЖ-сообщества «Бригады ФСБ по удушению демократии». Стомахина обвиняли в оправдании терроризма, в том числе с использованием СМИ, призывам к экстремизму и возбуждению ненависти и вражды.

Сидякин пожаловался в московскую прокуратуру на текст, опубликованный в ЖЖ публициста, когда он находился в изоляторе. Сам Стомахин опубликовать его  из СИЗО не мог, и неизвестно, кто выложил материал,  но суд добавил три года к сроку.

У заявлений Сидякина два адресата: министерство юстиции и прокуратура. В оба ведомства депутат с коллегой из Госдумы Михаилом Дегтяревым пожаловались на сайт Общества защиты потребителей. На сайте появилась «Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий», в тексте которой указывалось, что в соответствии с международными договорами России Крым и Севастополь принадлежат Украине. В сжатые сроки сайт был заблокирован.

Часто Сидякин обращается напрямую к генеральному прокурору Юрию Чайке: ему направлены жалоба на материал Русской службы BBC о якобы изнасилованиях немок советскими солдатами во время взятия Берлина советской армией, жалоба на работу прокуратуры Челябинской области, обращения по делу Евгении Чудновец, которые чиновник в начале направил в прокуратуру и коллегию судей Курганской области, и, не получив внятного ответа, переадресовал Чайке. Депутату не так важно, на кого именно доносить: его жертвами становятся и либералы, и госслужащие.

Культурный шок

Координатор иркутского отделения НОД Сергей Позников прославился после увольнения по его жалобе преподавателя Иркутского государственного университета Алексея Петрова. Петров, замдекана исторического факультета ИГУ, региональный координатор движения «Голос» и создатель проекта Прогулки по старому Иркутску», сообщил об увольнении на странице в Facebook. Преподаватель был известен в городе, и его увольнение возмутило студентов и жителей Иркутска.

Жалоба Поздникова сообщает, что замдекана «уделяет недостаточно времени учебному процессу в угоду своей общественной деятельности». Преподавателю предложили уволиться ещё до окончания проверки по жалобе, а Позников в интервью рассказал о своих истинных мотивах. По его словам, Петров в ИГУ «проповедует, фактически размывает мозги студентам и делает их беззащитными перед амеровской пропагандой».

Сергей Позников
Фото: IRKSIB.ru

Успех, которого удалось добиться, Позников называет «великолепным заделом». Активист НОДа писал заявления на журналиста Михаила Кулехова, читавшего в ИГУ лекции, организацию «Автономное действие», депутата Госдумы Михаила Щапова, городской ТЮЗ, жаловался на присутствие в городе сотрудников американского посольства.

В интервью Позников называет своё увлечение работой, рассказывает, что есть еще одно «направление»: «„креативное искусство“, кино, спектакли… Пробуем и здесь остановить тлетворную вонь современного „креативного искусства“, этого душевного порно».

По этому «направлению» «работают» и другие: руководитель общественной организации «Уральский родительский комитет» Евгений Жабреев, православный активист Юрий Задоя и депутат Самарской губернской думы Дмитрий Сивиркин.

Весна для Сивиркина

Несколько мужчин и женщин в официальных костюмах сидят за круглым столом, на фоне играет песня Gangnam Style. Это собрание самарского комитета по культуре, члены комитета смотрят пародию, снятую актерами Самарского театра драмы им. Горького. Клип включил усатый мужчина в сером пиджаке, занимающий место во главе стола — Дмитрий Сивиркин.

Дмитрий Сивиркин
Фото: Игорь Черников / Коммерсантъ

Сивиркин — депутат самарской губернской думы, автор самарской версии законопроекта о пропаганде гомосексуализма и не принятого законопроекта о выводе абортов из ОМС. Поле битвы Сивиркина — местный драматический театр. Сивиркин последовательно добивался увольнения режиссера театра Валерия Гришко, закрытия мюзикла «Продюсеры» и спектакля «Ladies’ night».

Гришко — не только театральный режиссер,  но и актер. Самой заметной его ролью   стал священник  в  «Левиафане» Андрея Звягинцева. Заметил её и Сивиркин. После выхода фильма 16 самарских активистов обратились к Ольге Рыбаковой, на тот момент министру культуры области. Авторов письма смутила роль Гришко в «Левиафане», и они потребовали увольнения режиссера.

Инициатором письма, похоже, был именно Сивиркин. Один из подписантов Рудольф Баранов рассказал, что фильм не смотрел, но подписал письмо с подачи депутата, который утверждал, что зарплата Гришко в местном театре якобы больше 200 тысяч рублей. Другой подписавший, член Общественной палаты Самары Андрей Федоров, подпись под обращением поставил, однако увольнения Гришко добиваться не хотел.

Кадр из фильма «Левиафан»

Обращением Сивиркин не ограничился и опубликовал заметку в своем блоге на сайте «Русская народная линия». В заметке Сивиркин назвал Гришко «не шибко грамотным, беспринципным и очень не любящим Родину совком», после чего артист подал в суд с иском о защите чести и достоинства. Позднее суд иск частично удовлетворил, взыскав с Сивиркина 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

История закончилась ничем: Гришко продолжил работать в театре, а министр культуры Рыбакова обращение так и не рассмотрела. Впрочем, уже в мае 2015 она покинула свой пост. СМИ связали уход Рыбаковой с другим театральным скандалом, в котором тоже не обошлось без участия Сивиркина. Весной 2015 Самарский театр драмы готовил к показу постановку «Продюсеры» («Весна для Гитлера»).


Сюжет мюзикла основан на комедийном фильме 1968 года:  неудавшийся продюсер вместе с другим таким же неудачником решают поставить мюзикл, провальный настолько, чтобы смело списать все инвестиции на расходы, заявить об отсутствии прибыли и оставить деньги себе. Они выбирают сценарий безумного нациста, приглашают на работу режиссера-гомосексуала, а главную роль отдают рок-музыканту. Мюзикл внезапно становится успешным.

Лидеры общественных организаций Самары вновь обратились к министру культуры. Самарский театр обвинили в пропаганде фашизма и гомосексуализма. Имя Сивиркина в списке подписантов не значится, но именно он инициировал обсуждение в губернской думе. На собрании комитета культуры Сивиркин показал членам комитета видеоролик со снятой актерами в свободное время пародией, но речь завел о другом: о «фашистко-педерастической» постановке «Продюсеры» («Весна для Гитлера»). Депутат рассказал членам комиссии о «костюмах эсесовцев с пидарастическими нашивками и стразами» и потребовал принять меры. «Просто принять к сведению недостаточно, тут нужно осудить попытку публично!» — возмущался Сивиркин недостаточно активной позицией комитета. Глава комитета Александр Милеев попытался возразить: «Как мы можем осудить то, что не видели, что за „не читал, но осуждаю“». Обсуждение закончилось предложением включить Сивиркина в комиссию на постоянной основе.

Режиссер Самарского драматического театра Валерий Гришко
Фото: V1.ru

Минкульт так и не дал официальную оценку мюзиклу, но постановку из репертуара изъяли. Вскоре после обсуждения комитета министр культуры Рыбакова покинула пост. Источник радиостанции «Говорит Москва», близкий к театральным кругам, утверждает, что именно скандал вокруг «Продюсеров» мог стать причиной отставки чиновницы.

Сивиркин действительно вошел в состав комиссии Минкульта для проверки деятельности драмтеатра. В июне 2016 он сообщил, что готовит обращение в прокуратуру по поводу спектакля «Ladies Night» с маркировкой «16+», в котором играл несовершеннолетний актер. Депутата смутило участие ребенка в постановке для взрослых. Чем закончилась эта история, пока неизвестно.

Одиночество бегуна на длинные дистанции

Юрий Задоя — борец с деятелями культуры со стажем. Карьеру «доносчика» он начал еще в девяностых. Первым объектом борьбы стали «незаконные» рекламные объявления. В 2008 Задоя обращался в УФАС с заявлением против салона красоты и рекламы эпиляции, жаловался на логотип сети интим-салонов «Казанова», провел пикет против рекламы мороженого «Инмарко» с полуобнаженной Анной Семенович у здания УФАС в 2011, возмущался рекламой приват-холла «Mour Mour». В 2012 Задоя вступил в новосибирское отделение движения «Народный собор» и обратил внимание на деятельность панк-группы Pussy Riot. Задоя подал иск к девушкам за моральный ущерб, нанесенный ему клипом группы, написал заявление в прокуратуру с требованием разобраться с плакатами в поддержку Pussy Riot, провел пикет «против Пикассо», призванный помешать пикету в поддержку панк-группы в Новосибирске.

Юрий Задоя
Фото: Евгений Курсков / ТАСС

На избранном поприще Задоя добился успеха. Оперу «Тангейзер», против которой он активно выступал, закрыли;  отменили концерт Мэрилина Мэнсона; политическому активисту Максиму Кормелицкому дали год колонии за репост, оскорбляющий, по мнению Задои, чувства верующих; запретили выставки «Родина» и «Welcome! Sochi-2014»сняли спектакль «Православный ежик» Томского ТЮЗа, исключили из репертуара хабаровского оркестра Нацгвардии песни «Ленинграда».

Несмотря на успешную активистскую деятельность, в жизни Задои не все гладко. В декабре 2016 года его сын Константин Задоя покончил с собой. За полгода до этого Юрий Задоя насильно отправил сына на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Молодого человека удалось вызволить из больницы, но уже через месяц его нашли повешенным в квартире, где она жил вместе с сестрой. Юрий не стал комментировать смерть сына.

Сейчас Задою мало кто поддерживает. Он начинал под эгидой новосибирского отделения общественного движения «Народный собор», но так увлекся, что организация задумалась о его исключении.

Новосибирские верующие от Задои тоже отреклись. В июне по СМИ разошлось открытое письмо, авторы которого просили прокуратуру дать оценку деятельности православных активистов под руководством Задои и даже усомнились в его религиозности: «На несанкционированных митингах и пикетах его многие встречали, а вот в храме — ни разу».

«Мы устали терпеть противоправные и просто мерзкие выходки так называемых „православных активистов“ нашего города, а именно — их лидера, зачинщика и провокатора Юрия Задои», — говорится в письме. Авторы обвиняют активиста в срыве концертов, запрете спектаклей и мероприятий, избиении охраны клуба на концерте группой активистов, доносах на музыкантов и политиков, режиссеров и атеистов. По мнению активистов, Задоя «просто набивает себе политические очки, строча доносы на всех и вся». Группа потребовала прокуратуру проверить действия Задои на оскорбление чувств верующих — по их мнению, «он оскорбляет религиозные чувства нормальных верующих Новосибирска, т.к. выставляет нас всех воинствующими глупцами и продажными шкурами».

Христианский пикет против проповеди зла и насилия
Фото: Елена Санникова

Сам активист не поверил, что против него действительно выступили христиане: «Православный христианин не станет защищать дьяволопоклонничество, оккультизм и провокации, направленные на разрушение духовно-культурных, нравственных и семейных ценностей. Тот факт, что данное письмо очень скоро опубликовали либеральные СМИ, говорит о том, что эта подделка является частью чьей-то PR-кампании или явной провокацией, цель которой — разжигание в обществе ненависти по религиозному признаку».

Семья давно с ним не общается, организация не поддержала, а благодаря журналистам Задою теперь преследует дурная слава. Кажется, активист остался один.

Уральский родительский комитет требует запретить

Екатеринбургский активист Евгений Жабреев рос сиротой. Его воспитала бабушка, инвалид по зрению — как говорит сам Жабреев, именно она внушила ему, что «помощь другим людям — это святое». В юности Жабреев помогал Всероссийскому обществу инвалидов, потом стал следить за преступлениями в отношении детей, помогать правоохранительным органам рассматривать случаи педофилии и насилия, собирал мобильные группы добровольцев, которые занимались выявлением неблагополучных семей. В 2009 Жабреев в его помощники решили формализовать свою организацию и учредили Свердловский региональный общественный фонд «Уральский родительский комитет».

Евгений Жабреев
Фото: E1.ru

В первые годы Комитет продолжал деятельность мобильных групп Жабреева: занимался проблемами неблагополучных детей, помогал в расследовании преступлений, отслеживал магазины, в которых несовершеннолетним продавали алкоголь и сигареты, проводил совместные с полицией рейды по квартирам, магазинам, улицам, помогал искать пропавших без вести детей и подростков, боролся с чрезмерными школьными поборами и коррупцией. В 2012 году всё изменилось.

Сейчас фраза «Уральский родительский комитет требует запретить» превратилась в мем: заголовки публикаций о деятельности этой организации начинаются так. «Уральский родительский комитет требует закрыть группу „ВКонтакте“, пропагандирующую самоубийства», «…требует запретить кукол в розовых гробиках», «…попросил Мизулину запретить ток-шоу Малахова», «…попросил Астахова запретить продажу кукол-монстров».

В 2012 году вместо рейдов в ларьки и магазины Жабреев начал пачками писать обращения в правоохранительные органы. В зону внимания Жабреева попали детские книги, игрушки, дневники, блокноты, телепередачи.

Так, Жабреев пожаловался в прокуратуру  на детские пособия о половом созревании, требуя запретить продажу книг. Следственный комитет действительно возбудил уголовное дело, а издательство АСТ остановило допечатку книги Валерии Фадеевой «Как взрослеет мое тело» и даже уничтожило остатки тиража. Следующей жертвой Жабреева стала Ксения Драгунская, дочь известного писателя. Сотрудники «Уральского родительского комитета» обратились в прокуратуру с просьбой проверить книжку Драгунской «Целоваться запрещено!» на пропаганду убийств и суицида, но следствие с позицией Жабреева не согласилось.

Боролись активисты УРК и с японской мангой. Больше всего досталось комиксу «Тетрадь смерти». Члены Комитета посчитали, что именно этот комикс стал причиной смерти школьницы, совершившей самоубийство — «Тетрадь смерти» обнаружили в комнате  екатеринбурженки Юлии Макаровой после трагедии.

«Мы считаем, что комиксы отразились на психическом разуме. И, по неофициальным данным, такая книга была практически у каждого ученика в классе. Мы считаем, что это вышло за все рамки! Идет вовлечение наших детей в суицидные действия», — заявил Жабреев.

Евгений Жабреев (на фото справа)
Фото: личная страница «ВКонтакте»

Пока прокуратура проводила проверку, детский омбудсмен Павел Астахов, к которому Жабреев обращался лично, посоветовал не дожидаться официального запрета и «заняться саморегулированием». По совету Астахова продавцы действительно изъяли комиксы из продажи, а издательство «Эксмо» уничтожило весь тираж «крамолы».

Задолго до публикации «Новой газеты» о «синих китах» Жабреев переживал по поводу групп смерти и откровенного контента с детьми в социальных сетях. Жабреев и другие члены Комитета просили председателя СК РФ Александру Бастрыкину и генпрокурору Юрию Чайке разобраться с группой «Детская мода», изображения в которой сочли излишне эротичными. В конце концов УРК просто попросил СК закрыть социальную сеть «Вконтакте», хотя бы временно. «Мы требуем полностью закрыть ресурс хотя бы на квартал, чтобы за это время провести там „чистку рядов“ и ликвидировать нежелательный контент», — сообщал Жабреев.

Активисты пытались бороться с концертом Элтона Джона, благотворительным выступлением Анастасии Волочковой, встречей Саши Грей с поклонниками.

Громким скандалом сопровождалось требование Жабреева запретить куклы «Monster High», изображающие героев американского мультсериала. «„Monster High“ — это препятствие в развитии мудрой и позитивной детской педагогики и стимулирование нежелательных процессов, которые могут происходить в детской психике. Более того, игрушки оказывают огромное влияние на формирование и развитие внутреннего мира ребенка и его образного мышления», — говорит Жабреев.

На одном из многочисленных психологических порталов можно найти остроумное обращение: «Помогите, проблемы в общении с детьми, очень боюсь их современных игрушек, особенно кукол Монстер Хай. Готов платить любые деньги, если поможете!». Под обращением — инициалы и номер телефона Жабреева.

«Не надо делать из мухи слона»

В сентябре 2013 года во время интервью Владимир Путин заявил, что готов встретиться с представителями ЛГБТ-сообщества. «Я вас уверяю, что работаю с такими людьми, я их иногда награждаю государственными медалями и орденами за их достижения в тех или других сферах. У нас абсолютно нормальные отношения, и я не вижу здесь ничего особенного. Не надо делать из мухи слона, ничего страшного здесь, у нас в стране, и ужасного не происходит», — заявил президент.

В это время в ЛГБТ-сообществе развивалась настоящая драма: по стране пошла цепная реакция увольнений учителей, поддержавших ЛГБТ-активистов. О принадлежности учителей к ЛГБТ в администрацию школ и правоохранительные органы сообщали активисты сообщества «Родители России». Организация обещала 5 тысяч рублей за сообщение об учителях-гомосексуалах в школе.

Тимур Исаев (настоящая фамилия — Булатов) впервые появляется в сообщениях СМИ в 2012 году. В новостях Исаев фигурирует как координатор движения «Охотники за головами», которое потребовало у МВД закрыть социальную сеть «ВКонтакте». Спустя год Исаев уже выступает как учредитель организации «Родители России».

Одной из первых жертв Исаева стал завуч одной из петербургских школ Юрий Владер. Заявление о его гомосексуальности гееборец направил в прокуратуру Санкт-Петербурга. По информации Исаева, Владер искал учителя в школу на тематическом ЛГБТ-ресурсе. Учителя ловили на живца: для проведения «операции» объединились движения «Народный собор», организация Исаева «IGP. Родители России Vkontakte», «РодКонтроль» и почему-то «Русская пробежка».

В мае 2013 года члены движений нагрянули в школу к Владеру с журналистами. Владер сообщил, что его подставили, но, не выдержав общественного давления, уволился по собственному желанию. В визите в школу участвовал Виталий Милонов, на тот момент депутат ЗАКСа, о своей дружбе с ним Исаев позже не раз заявлял в интервью.

Уже в июне «Родители России» обратились в прокуратуру Магнитогорска с жалобой на учительницу местной школы Ольгу Бахаеву. Бахаева якобы занималась пропагандой гомосексуализма в социальных сетях. Причиной обращения стали посты девушки на личной странице в социальной сети — Исаева смутили цитаты из групп в поддержку ЛГБТ. Активист рассказал об ориентации девушки родителям школьников, администрации школы и управлению образования Магнитогорска. Исаев потребовал отстранить Бахаеву от работы с детьми и уволить ее. Директор школы Людмила Безмельницына сперва вступилась за свою сотрудницу, но потом всё-таки уволила её. Травля девушки длилась три месяца, после чего администрация Магнитогорска добилась её ухода.

Тимур Исаев (Булатов)
Фото: личная страница «ВКонтакте»

В ноябре того же года «Родители России» совместно с общественной организацией «Действие», руководителем которой также являлся Исаев, попросили уволить Екатерину Богач, преподавательницу гимназии Петроградского района. Обращение поступило в комитет по образованию. Исаев сообщал, что Богач была неоднократно замечена на ЛГБТ-акциях, что, по его мнению, достаточный повод для увольнения.

Исаев жаловался на участника конкурса «Учитель года-2014» Дениса В., красноярских учителей Елену М. и Марьяну П., учительницу истории из Архангельска Елену А., петербургских учителей Максима И., Полину М., Валентину Л., Дарью Р. и Алевтину К., психиатра Дмитрия И., сотрудника государственной клиники Егора Б., учительницу из Ачинска Марию Ш., преподавательницу СПбГУ Меган В., священника Александра Х., члена молодежной палаты «Единой России» Георгия Р..

Преследовал он не только учителей, но и учеников. В 2014 году Исаев написал заявление на брянскую школьницу, которую заподозрил в пропаганде гомосексуализма среди одноклассников. Заявлением активист не ограничился и начал звонить девушке, её родителям, директору школы. Не выдержав натиска, администрация школы и местные чиновники отправили девятиклассницу к психологу и поставили на учет в комиссии по делам несовершеннолетних, но, к счастью, сняли санкции, испугавшись огласки.

Информацию о своих жертвах Исаев собирает в социальных сетях, публикуя скриншоты и фотографии доказательств» на своей странице. За три года Исаев успел сменить несколько организаций, от имени которых действовал: это и  «Охотники за головами», и «Родители России», и «Мусульманское НКО „Действие“», и «Народный собор», и «Первый нравственный фронт». Хотя Исаев в своих заявлениях обычно обращается от имени НКО, ни «Родители России», ни «Действие» не зарегистрированы.

Исаев скрывается под чужой фамилией, создает все новые группы фейковых НКО и страницы своих соратников в социальных сетях, неоднократно был судим. Девять лет Исаев-Булатов находился в розыске, умудряясь сотрудничать с полицией и правоохранительными органами, на полгода попал в СИЗО, но вышел по амнистии. По его обращениям было уволено несколько (сам он говорит, более 40) российских учителей. Встреча Владимира Путина с представителями ЛГБТ-сообщества так и не состоялась.

Механизм доноса

«По моим ощущениям в последние годы, когда доносчиков стали поощрять, начало расти и число доносов. Если в советское время чаще прибегали к анонимкам, то теперь доносы пишут открыто, бравируют этим. Донос отличается от жалобы именно тем, что его цель не в том, чтобы исправить ситуацию и тем самым помочь жалобщику, а в том, чтобы усложнить жизнь объекту доноса. Доносительство порождает преследование, и активисты и обычные граждане оказываются практически незащищенными перед лицом “профессиональных доносчиков”», — говорит адвокат Иван Павлов, защищающий Наталью Шарину.

Можно ли побороться за свое доброе имя? Существует ответственность за заведомо ложный донос, но наказать обидчика,  по словам юриста Дарьи Сухих, будет непросто:

«Ответственность за заведомо ложный донос может последовать только если в заявлении содержится обвинение другого лица именно в совершении преступления, и заявителю заранее известно, что человек это преступление не совершал. Если в заявлении высказываются лишь подозрения, то привлечь „доносчика“ к ответственности не получится, даже если из-за проверки вы значительно пострадали. То же самое, если заявление касается „неочевидных“ преступлений, т.е. преступлений, которые во многом связаны с оценочными категориями — например, так называемое „оскорбление чувств верующих“ (ст. 148 УК РФ). „Доносчик“ всегда может сказать, что, на его взгляд, оскорбление чувств верующих есть, пусть даже следователь и не нашел в действиях конкретного лица такого состава».

О преступлении обычно сообщают в прокуратуру или органы следствия, но могут обратиться с заявлением и в другие инстанции — от администрации города/района или депутата до контролирующих органов (прокуратуры, налоговых органов, органов Минюста России и пр.) В этом случае побороться с клеветой можно.

«Если лицо написало необоснованное обращение про другое лицо в какой-либо орган с указанием на якобы имеющиеся нарушения закона, то  есть теоретически возможность подать на обидчика иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Суд удовлетворит такое требование, если установит, что обращение в органы не имеет под собой оснований и продиктовано намерением причинить вред другому лицу», — говорит Сухих.

Наталья Шарина с адвокатами Евгением Смирновым (слева) и Иваном Павловым
Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Впрочем, далеко не каждое сообщение о преступлении можно назвать доносом. В современном употреблении это слово может означать «сообщение властям о чьих-то действиях, предосудительных с точки зрения власти, но не с точки зрения общества». В российском праве понятие сохранилось только в Уголовном кодексе, в статье о заведомо ложном доносе.

Профессор социологии С.А. Муромцева считает, что «донос отличается от жалобы тем, что изначально инструментален для правоприменителей, […] принимает в расчет их текущие интересы». По ее мнению, главное отличие доноса от жалобы в том, что жалобы пытаются решить проблему жалобщика, а доносы — проблему правоприменителя. «Когда дачники пишут жалобу в природоохранную прокуратуру на незаконную вырубку леса — это жалоба, а когда бдительные граждане пишут в прокуратуру на экологический фонд „ИСАР – Сибирь“, та инициирует проверку Минюста, который находит в экологических конкурсах признаки политической деятельности и включает фонд в реестр иностранных агентов, — это донос», — пишет профессор.

«В 2013 году МВД зарегистрировало 28,4 млн сообщений о происшествиях, из которых 10,8 млн были рассмотрены как сообщения о преступлениях. Одновременно в 2013 году в России было зарегистрировано только 2,2 млн преступлений (которые поставили на учет и сотрудники полиции, и сотрудники остальных правоохранительных органов)», — говорит доклад Комитета гражданских инициатив «Криминальная статистика: механизмы формирования, причины искажения, пути реформирования.

Правоохранители отказываются возбуждать дела о нападениях и угрозах, зато с радостью берутся за лайки и репосты. По заявлениям об угрозах убийством из 550 тысяч решение о возбуждении дела было принято только на 77 тысяч обращений, зато по 228.1 из 69 тысяч обращений поводом для возбуждения дела стали 58 тысяч. К счастью, анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела, поэтому мы знаем доносчиков в лицо.

Текст: Катя Аренина

Материал подготовлен при участии Алисы Кустиковой (Новая газета)