7 августа чиновники Минкомсвязи предложили новые поправки к закону об информации. Если их примут, то Роскомнадзор сможет без решения суда блокировать интернет-ресурсы, которые содержат «обоснование и оправдание экстремистской или террористической деятельности». Экспертный совет при Правительстве считает, что в таком случае под блокировку может попасть около 19 миллионов сайтов. Некоторые эксперты предполагают, что целью законопроекта является не защита от экстремизма, а расширение практики досудебных блокировок в целом. Разбираемся, кого и за что хотят блокировать.

Что за поправки?

Сейчас отношения в интернете регулирует закон «Об информации». Он был принят в 2012 году, и с тех пор в него периодически вносят изменения, которые ужесточают правила досудебной блокировки сайтов.

25 ноября 2017 года были приняты поправки, которые разрешили блокировать без суда сайты с материалами иностранных и международных организаций, признанных нежелательными на территории России. Реестр таких организаций ведёт Минюст. На данный момент в нём 15 фондов, последнее добавление, например — американский центр защиты окружающей среды.

7 августа 2018 года на федеральном портале разместили очередной проект поправок к закону. Теперь чиновники хотят блокировать за «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности». В пояснительной записке к законопроекту говорится, что сейчас ограничить доступ к таким материалам можно только по решению суда, что «не позволяет осуществлять блокировку сайтов оперативно».

В чём проблема?

Из текста законопроекта не очень понятно, что такое «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности». Мы можем только предполагать, опираясь на действующие законы, которые к экстремистской деятельности относят в том числе «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

В России процесс регулирования интернета вообще выглядит хаотичным. Из истории с телеграмом стало ясно, что шутки про «заблокировать весь интернет» — совсем не шутки. Во время «битвы за телеграм» пострадало множество других сайтов, производительность сети в целом снизилась, а сам Роскомнадзор признал, что ни один из существующих способов блокировки не является эффективным. При этом можно было достаточно легко обойти блокировку, что и сделали многие пользователи.

За что сейчас могут заблокировать без суда?

Статья 15.3 закона об информации позволяет блокировать в досудебном порядке сайты, которые содержат:

Призывы к массовым беспорядкам

Призывы к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка

Призывы к осуществлению экстремистской деятельности

Информационные материалы организаций, нежелательных на территории РФ

За 2017 год в Роскомнадзор поступило 192 требования от органов прокуратуры о досудебной блокировке сайтов. 12 декабря, после принятия поправок о «нежелательных организациях», на основании статьи 15.3 было заблокировано несколько сайтов «Открытой России».

Доступ к остальной информации экстремистского и террористического толка можно ограничить только по решению суда на основании статьи 15.1. Например, органы прокуратуры могут потребовать, чтобы оператор связи заблокировал ресурс, который нарушает закон «Об экстремизме». На операторах также лежит обязанность самостоятельно следить за обеспечением общественной безопасности — это значит, что помимо всего перечисленного, они могут руководствоваться и общим основанием противоречия законодательству.

Пожаловаться на сайт могут органы власти, организации или сами граждане. Генеральная прокуратура при необходимости блокировки обращается в Роскомнадзор, тот уведомляет оператора связи и провайдера хостинга, а они обязаны немедленно заблокировать ресурс и сообщить об этом владельцу сайта.

А как выглядит блокировка через суд?

Судебная практика по этим делам не очень убедительна. Формулировки судов часто размыты и неконкретны — например, в одном из решений говорится, что доступ неограниченного круга граждан к сайтам с азартными играми «способствует подрыву морально-нравственных устоев общества и вырабатыванию психологической зависимости от азартных игр».

Эксперты отмечают ещё ряд спорных моментов при рассмотрении таких дел:

— прокурор до подачи иска в суд не отправляет владельцу сайта предварительное представление об устранении нарушений

— решения часто принимаются за один раз (а иногда вообще заочно)

— суд не осматривает сам сайт и не проверяет обстоятельства, указанные прокурором

— решения принимаются без привлечения владельца сайта, при этом суды разных субъектов могут принимать разные решения по одному и тому же сайту

Всё это приводит к тому, что органы власти, которые не являются судами, могут решать такие дела «на своё усмотрение».

Законодатели вводят колоссальные штрафы (в масштабах миллионов рублей), а интернет-компаниям в итоге проще отреагировать на немотивированные требования, чем рисковать и нести убытки.

И что будет дальше?

Стадия публичного обсуждения законопроекта закончилась 27 августа. На следующем этапе Минэкономразвития подготовит по нему заключение. В нём указывается, есть ли в проекте положения, которые введут избыточные обязанности, запреты и ограничения или необоснованные расходы в сфере предпринимательской деятельности. После этого Правительство сформирует окончательный вариант проекта и представит его на рассмотрение законодательного органа.

По мнению Европейского суда, законы, ограничивающие доступ к интернету, должны быть сформулированы ясно и точно, а также должны предусматривать эффективный судебный контроль. Генеральный секретарь Совета Европы (куда входит и Россия) в своём докладе 2016 года называет в числе наиболее серьёзных проблем случаи произвольной блокировки, фильтрации и снятия интернет-контента без всякой правовой основы. Там же отмечается, что иногда ограничительные меры в отношении онлайн-контента сформулированы с использованием неточных или чрезмерно широких терминов — таких, как «унижение национальной чести», «богохульство», «экстремизм», «пропаганда терроризма» или «попустительство терроризму».

Доступ к интернету Европейский суд считает частью доступа к информации. Кстати говоря, вопрос блокировок — это ещё и вопрос защиты журналистов. Когда решениям о блокировке сайтов и СМИ не хватает убедительности и ясности, это можно истолковать как намерение предотвратить распространение информации, которая представляет общественный интерес.

ТЕКСТ: Татьяна Торочешникова, юрист Артём Кутловский