В феврале 2019 года весь мир увидел черный снег, выпавший на улицы кузбасских городов. Власти объяснили это явление выбросами угольной пыли с местных фабрик и комбинатов. Жителей Киселевска — небольшого города в центре Кемеровской области — таким не удивить: они много лет существуют в окружении угледобывающих предприятий. Власти на их жалобы или не реагируют совсем, или обещают помочь, но ничего не делают. Есения Новохацкая рассказывает, как местные активисты пытаются бороться с угольными компаниями в судах.

Поделиться в соцсетях:

Помогите, сажа, белый

В середине февраля 2019 года жители нескольких кузбасских городов начали публиковать в соцсетях фотографии улиц и машин, покрытых слоем черного снега. Люди оставляли на черном снегу надписи («помогите», «сажа», «белый»), а в комментариях рассказывали, что в городах нечем дышать и невозможно открывать окна — все мгновенно покрывается черным налетом. Прокуратура Кемеровской области по итогам проверки объяснила черный цвет снега загрязнением воздуха угольной пылью.

Киселевск расположен в 60 километрах от Новокузнецка, в южной части Кузнецкого угольного бассейна. Это небольшой моногород с населением 88 тысяч человек. Местные жители работают в основном на угледобывающих предприятиях. Экономика города тоже строится на угледобыче — под землей находятся залежи коксующегося угля. Первые шахты в Киселевске появились в 1930-х годах. К 2013 почти все они закрылись — некоторые полностью отработали запасы, но большинство были заморожены из-за убыточности и нерентабельности. В 2015 году Киселевск был включен в список из 94 российских моногородов с «наиболее сложным социально-экономическим положением».

Сейчас в Киселевске добывают уголь открытым способом. Это выгодно для компаний: разрезы безопасны и намного дешевле, чем шахты, которые всегда связаны с риском для жизни работников. Кроме того, добыча угля в шахтах требует больше времени — под землей невозможно использовать сверхмощную технику.

Но открытый способ разработки угля всегда приводит к экологическим проблемам: загрязнению воздуха и воды, землетрясениям, оползням. Жители Киселевска столкнулись с черным снегом и подземными пожарами. Они жалуются на рост онкологических заболеваний и болезней дыхательных путей, вызванных ухудшением экологии в регионе. В карьерах рядом с домами регулярно раздаются взрывы.

Дым из-под земли в Парниковке, одном из самых проблемных районов города, в июле 2019 года

Один из девяти разрезов в городе принадлежит ООО «Участок Коксовый» — дочернему предприятию частной компании «Промышленно-металлургический холдинг», крупнейшего в СНГ поставщика товарного кокса и чугуна. Этот разрез появился в 1955 году. На тот момент он находился далеко от города, но потом Киселевск разросся — и теперь разработка угля идет совсем рядом с центром, а последствия охватывают все поселение.

Вид на центр города со стороны угольного отвала. Фото: FotoTerra.ru

Попутная добыча угля

Жители Киселевска больше десяти лет ведут активную борьбу с предприятием и пытаются через суд добиться закрытия разреза.

Война с разрезом началась в 2006 году, когда участок «Коксовый» стал разрастаться, — рассказывает Константин Захаров, местный житель и активист. «Они [собственники участка] закрыли школу, магазины, почту, детский сад. В 2008 „Коксовый“ перекрыл дорогу, которая соединяла поселок (обособленные районы Киселевска называют поселками. — прим. К29) с центром города. Людям пришлось добираться по объездной».

Перекрытая дорога к разрезу. Фото: FotoTerra.ru

Жители начали подавать иски в суд, пытаясь либо закрыть разрез, либо передвинуть его дальше от жилых домов и организовать вокруг него санитарно-защитную зону. Главной проблемой, с которой они столкнулись, стало полное отсутствие информации.

Угледобыча требует строгой документации — особенно относительно безопасности людей, живущих в районе разреза. Предприятие должно пройти санитарную проверку, получить класс опасности и организовать вокруг разреза санитарно-защитную зону. Для угольных разрезов, которые попадают под I класс опасности, это 1 километр.

Но формально участок «Коксовый» — не разрез. Житель Киселевска и местный активист Роберт Чегодаев, который вместе с другими жителями несколько раз жаловался на предприятие, рассказывает, по документам это «участок, на котором идет рекультивация земель с попутной добычей угля». Это говорится и на сайте Промышленно-металлургического холдинга. «Коксовый» добывает 600 тысяч тонн угля в год, но считает разрез сопутствующей необходимостью, а не целью — а значит, стандарты открытой угледобычи к нему неприменимы. Так же решил и суд.

Киселевский активист Роберт Чегодаев. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В рамках проектной документации участок «Коксовый» получил экологическое заключение, выданное Федеральным научным центром гигиены им. Эрисмана — подведомственным Роспотребнадзору учреждением. Жительница Киселевска Мария Фадеева запросила копию заключения — это помогло бы оценить состояние экологии в регионе и законность работ на разрезе в Киселевске.

Вместе с юристами К29 Фадеева обратилась в Мытищинский городской суд Московской области (по месту регистрации ответчика) с просьбой обязать центр гигиены им. Эрисмана выдать копию заключения. Суд отказал, посчитав, что раз заключение было выдано на основе договора с ООО «Участок Коксовый», то ознакомиться с результатами экспертизы может только заказчик.

Таких судов у жителей Киселевска было более 20. Из раза в раз суды отказывали в доступе к информации. Ни по одному судебному процессу не было положительного решения, — вспоминает юрист К29 Дарья Сухих.

«Речь идет об экологии — это информация, которая напрямую воздействует на жизнь и здоровье. Жители дышат угольной пылью, были даже исследования, что повысился уровень онкозаболеваний в регионе, — говорит Дарья Сухих. — Но каждый раз, когда жители обращались за информацией к экспертам, к владельцам участка „Коксовый“ или к государственным органам, они получали отказ».

Киселевские «канадцы»

Конфликты с угольной промышленностью, особенно в таком богатом ископаемыми регионе как Кузбасс, почти всегда решаются в пользу предприятий. Одна из немногих успешных историй случилась в селе Менчереп, жителей которого тоже представляли юристы К29.

«Дело Менчерепа было чистым листом, — рассказывает Дарья Сухих. — Мы подключились на начальной стадии, когда людей только начали уведомлять о передаче их земель под строительство нового угольного разреза». В Киселевске разрез уже существует. Отодвинуть его практически невозможно — значит, предприятие нужно закрывать, что тоже непросто. Город продолжает жить с разрезом.

Сейчас многие жители Киселевска уехали (убыль населения за последние 10 лет составила 16 тысяч человек), некоторых из самых активных подкупили, но большинство выселили насильно. Владельцы «Коксового» вместо того, чтобы двигать разрез, стали отодвигать самих жителей: через суд они добились признания ряда домов аварийными, — рассказывают оставшиеся активисты.

«Здесь прошла массовая зачистка под участок. Комиссии выдавали заключения о ветхости жилья, даже не выезжая на место и не проверяя состояние домов на расселение», — говорит Константин Захаров.

Митинг против разрезов 12 мая 2018 года. Фото: stopcoal.ru

В непосредственной близости от разреза люди больше не живут, но активисты продолжают борьбу. Они изучают документы и пытаются через суд остановить добычу угля. «Разрез продолжает наносить удар по экологии. У них [собственников участка „Коксовый“] нет экологической экспертизы, а экспертиза об отсутствии вреда здоровью людей поддельная», — говорит Константин Захаров. Активисты добились доступа к документу с оценкой риска здоровью населения, и сравнив две его версии — текущую и ту, что была представлена участком несколько лет назад — заметили расхождения. Они подали в суд, заявив о подмене важного документа. Сейчас сама оценка и заявление жителей находятся на проверке в Кемеровской прокуратуре.

Обращение жителей Киселевска к премьер-министру Канады 8 июня 2019 года

Летом 2019 года в интернете появилось видео, на котором несколько десятков жителей Киселевска, стоящие в поле, зачитывают с бумажки обращение к премьер-министру Канады Джастину Трюдо. Они просят признать их экологическими беженцами и предоставить убежище в Канаде. «Мы устали ждать изменений. С каждым днем все хуже становится экология в нашем городе и области, нас, людей, граждан этой страны, замечают все меньше и меньше, а людей погибает от болезней все больше», — говорят жители.

Министерство гражданства и иммиграции Канады ответило, что не может признать жителей Киселевска беженцами из-за несоответствия определению, данному в Конвенции о статусе беженцев, но готово рассмотреть каждое заявление лично.

Текст: Есения Новохацкая, редактор: Татьяна Торочешникова