С 2005 по 2009 годы по всей России проходили марши несогласных. Люди выступали за реформирование политической системы и выходили на улицы многотысячными колоннами. Пик движения пришёлся на 2007 год, когда на митинге в Санкт-Петербурге протестующие прорвали кордоны полиции и вышли на Невский проспект. Рассказываем, как начиналась история оппозиционного движения и почему в итоге протесты сошли на нет.

«Другая Россия»

Марши несогласных начались в 2005 году, когда в нескольких городах России прошли митинги и пикеты, приуроченные ко дню Конституции. На следующий год акции были уже более масштабными — например, в Москве задержали около 100 человек. Пик протестов пришёлся на 2007, когда на марши пришло до десяти тысяч человек в 15 городах по всей России.

Организатором протестов выступила оппозиционная коалиция «Другая Россия». В неё вошли Народно-демократический союз Михаила Касьянова, «Объединённый гражданский фронт» Гарри Каспарова и национал-большевистская партия с Эдуардом Лимоновым во главе. В Петербурге у «Другой России» был собственный комитет, которым руководил депутат Законодательного собрания Сергей Гуляев.

«Другая Россия» и марши несогласных возникли как реакция на сужение политических свобод — например, отмену прямых выборов губернаторов в 2004 году. В Петербурге были свои причины для недовольства: в 2006 губернатором досрочно переизбрали Валентину Матвиенко, в 2007 с выборов в Законодательное собрание сняли партию «Яблоко», а в историческом центре, на месте археологического памятника, запланировали строительство башни «Газпром-Сити».

Петербургский участник «Другой России» и бывший член исполкома национал-большевистской партии Андрей Песоцкий рассказывает, что у коалиции была глобальная идея — изменить политический режим в России. «Тогда была очень популярная идея объединения всего гражданского общества против власти. Оппозицию ещё не разъединяла внешняя политика, поэтому удалось собрать коалицию с „Яблоком“ и национал-большевиками».

Два вагона экстремистов

В Петербурге первый массовый марш несогласных прошёл 3 марта 2007 года. Организаторы хотели пройти шествием от большого концертного зала «Октябрьский» до площади Пролетарской Диктатуры напротив Смольного и предложил администрации четыре варианта маршрута. «Когда мы начали требовать разрешения пройти по улицам, нам отказали, — рассказывает Сергей Гуляев. — Тогда мы сами предложили схемы движения, две из которых вели по Невскому проспекту, потому что когда многотысячная толпа скопится в одном месте, мы будем вынуждены её куда-то уводить». В итоге администрация города не согласовала митинг, но подготовка уже шла полным ходом.

Агитационную часть координировал Андрей Песоцкий. «Другая Россия» выпустила газету тиражом около 200 тысяч экземпляров с местом и временем проведения марша, а также со статьями, призывающими людей прийти. Газеты напечатали и раздали до того, как власть отказалась согласовать митинг, а поскольку других средств информирования большого количества людей не было, местом сбора так и остался БКЗ «Октябрьский». В метро активисты расклеивали стикеры с временем и местом проведения акции. По словам лидера «Объединённого гражданского фронта» Ольги Курносовой, стикеров было так много, что сотрудники метро не успевали их снимать и заклеивали сверху белой бумагой.

«Власти не знали, как реагировать, и они сделали нам рекламу — за несколько дней до акции Валентина Матвиенко в официальном заявлении назвала марш несогласных провокацией и рекомендовала не приходить на митинг, на который приехало „два вагона экстремистов из Москвы“. В метрополитене пустили объявление о том, что 3 марта в центре города пройдёт нацистский митинг, и полицейские будут задерживать протестующих. Многие люди пошли на марш из интереса, а потом присоединились к нам», — рассказывает Песоцкий.

Приезжий ОМОН

3 марта люди начали собираться в 11:30. У БКЗ выставили тройное металлическое ограждение, создав давку на тротуаре, а также оградили весь Лиговский проспект — вдоль него через каждые 30 метров стояли полицейские.

По официальным данным, на митинг пришло 800 человек. Организаторы говорят о пяти тысячах, при этом большая часть людей была старше 30 лет. Сотрудники ОМОНа перекрывали движение и люди оказывались в кольцах между полицейскими автомобилями, но они всё же смогли пройти к станции метро «Площадь Восстания», где выступали лидеры оппозиции — Сергей Удальцов, Гарри Каспаров и Сергей Гуляев.

Марш несогласных в Петербурге 3 марта 2007

Митингующие шли с лозунгами «Долой Матвиенко», «Россия без Путина», «Нет милицейскому государству». Полицейские выхватывали по одному людей с флагами, пытаясь дезориентировать толпу, но это не помешало людям дойти до Невского и перекрыть движение. Власти ожидали, что шествие пойдёт к Смольному, как было заявлено в маршруте, но колонна двинулась по проспекту, прорывая полицейские кордоны. Андрей Песоцкий вспоминает, что люди обходили сотрудников ОМОНа и технику без особого сопротивления. Толпа остановилась только на Думской улице, когда люди поняли, что оцепления слишком много.

Задержания начались ещё до протестной акции. К активистам накануне марша приходили сотрудники полиции и требовали расписку о том, что они не будут участвовать в предстоящих событиях. К национал-большевикам, по словам Песоцкого, с утра 3 марта явились с обысками — якобы в квартире могли находиться улики по делу об избиении антифашиста.

Эдуарда Лимонова вместе с Ольгой Курносовой задержали ещё до начала акции — сначала их обвинили в «блокировании транспортных коммуникаций» (позже обоих оправдали в суде), а затем снова задержали на подходе к БКЗ «Октябрьский». В отделении они слышали разговоры полицейских — по воспоминаниям Лимонова, сначала те чувствовали себя уверенно, но через некоторое время начали паниковать и звать резервные силы для подкрепления. Курносова вспоминает, что полицейские звонили в МВД и уточняли, какие формулировки необходимо писать в протоколах.

По данным ГУВД Санкт-Петербурга, на митинге задержали около 100 человек — в том числе, и Сергея Гуляева, которого силой сняли с лестницы здания Городской думы и повалили на землю, ударив головой о гранитную плиту. Лидер «Другой России» Гарри Каспаров отмечает, что в Петербург специально привезли войска из Смоленской, Владимирской и Псковской областей и из Карелии — так как боялись, что петербургская полиция может не пойти на многотысячную толпу жителей своего же города. Именно приезжие, по словам Каспарова, задерживали протестующих наиболее жёстко.

Сергей Гуляев на марше несогласных в Петербурге

Показательное избиение

Следующая акция в Петербурге прошла через месяц — 15 апреля. Администрация отказала в проведении шествия, объяснив это тем, что не сможет ограничить транспортное движение в центре города, но согласовала митинг. По мнению организаторов, власти поняли, что люди выйдут в любом случае, а с помощью согласования можно было уменьшить уровень недовольства.

Люди собирались на Пионерской площади, пройти на которую можно было только через рамки металлоискателей. По официальным, данным, в акции участвовало 500 человек, организаторы сообщали о четырёх тысячах. Участники рассказывают, что на подходе к Витебскому вокзалу стояло около 155 единиц техники — от пустых автобусов до вертолётов. «Впечатление, что готовится общественная казнь», — замечали прохожие. Для охраны порядка власти выставили восемь тысяч ОМОНовцев.

Задержания начались, когда люди стали расходиться. Полицейские перекрыли станцию метро «Пушкинская» и вход в Витебский вокзал, и, по воспоминаниям одного из участников, начали вытеснять людей к Загородному проспекту, жестоко задерживая и избивая дубинками.

Митинг закончился потасовкой с ОМОНом. По версии ГУВД Санкт-Петербурга, после окончания согласованной акции около 150 человек попытались провести несанкционированную акцию, несмотря на предупреждения полиции. Выход из заграждений не был организован и началась давка. В это же время от толпы отделилась колонна, которая хотела отойти от места скопления людей. В ГУВД утверждают, что протестующие начали кидать бутылки в сотрудников ОМОНа, из-за чего и случилась драка.

ОМОН на марше несогласных 15 апреля

По данным оперативного штаба петербургской оппозиции, на митинге задержали около 300 человек. Примерно половину отпустили без протоколов, а по документам оформили в итоге 120 человек. Суды работали до глубокой ночи и назначали задержанным штрафы — от 500 до 1000 рублей.

Лидеры протеста считают, что власти организовали «показательное избиение», чтобы люди боялись выходить на митинги. «Мы думали, что [после 15 апреля] люди озвереют и ещё больше начнут выходить, а оказалось наоборот — люди стали бояться», — прокомментировал депутат Максим Резник, председатель петербургского отделения партии «Яблоко».

Смена повестки

После этого повестка маршей в Петербурге изменилась. Вместо глобальных политических проблем пришли локальные: люди протестовали против строительства «Газпром-Сити» и застройки парковых зон, и в итоге добились того, что башню перенесли на окраину города. Тем временем, активность движения «Другая Россия» пошла на спад. По мнению бывшего руководителя пресс-службы партии «Яблоко» Александра Шуршева, люди начали терять интерес к часто повторяющимся мероприятиям, а властям удалось подавить движение. «Люди выходят за какие-то перемены. Если их не происходит, то граждане понимают, что что-то делается не так», — говорит Шуршев. Андрей Песоцкий тоже предположил, что власть научилась реагировать на массовые акции: «Стали что-то согласовывать и давать маршруты, чтобы снизить уровень недовольства. Плюс у коалиции „Другая Россия“ начались проблемы — были споры, кто станет единым кандидатом на выборах президента в 2008. Коалиция начала распадаться, исчезло ощущение, что меняется реальность, и что движение сможет что-то изменить».

На базе «Другой России» возникла «Стратегия-31» — движение, выступавшее за право граждан проводить мирные собрания в соответствии с 31 статьёй Конституции. В Москве акции «Стратегии-31» проходили каждое 31 число месяца в 18:00. Отличительной их чертой стало то, что участники успевали разбегаться до появления полиции. В таком формате акция просуществовала до августа 2018.

Эдуард Лимонов

В Санкт-Петербурге оппозиционеры разделились из-за разногласий по поводу военного конфликта в Южной Осетии: национал-большевики выходили в 18:00 к Гостиному двору, а члены либеральных партий и Объединенного Гражданского фронта собирались в 19:00 на Дворцовой площади. По словам лидера ОГФ Ольги Курносовой, преодолеть разногласия удалось только к 2011 году.

С конца нулевых закон «О митингах» неоднократно меняли. В 2007 в Госдуме предложили на месяц запретить митинги во время выборов, а московские депутаты ввели обязательное согласование места и времени акции с администрацией города. В 2012 увеличили штраф за нарушение закона «О митингах», ввели наказания за организацию несанкционированных акций и запретили протестовать в масках. В 2014 появилась уголовная статья за неоднократное нарушение порядка организации публичных мероприятий, которую позже назвали «дадинской».

Ольга Курносова, которая участвовала в демократическом движении «Солидарность» и занималась организацией митингов, в 2014 году эмигрировала в Украину и создала организацию для помощи российским эмигрантам. Андрей Песоцкий преподаёт экономику труда в Санкт-Петербургском государственном экономическом университете. Эдуард Лимонов участвовал в организации всех акций «Другой России» и «Стратегии-31». С 2014 года он вновь стал появляться в в СМИ — сначала в «Известиях», затем в колонке на Russia Today. Лимонов ведёт твиттер, активно комментирует все происходящие политические события, а в конце марта 2019 года его партия «Другая Россия» подала документы на регистрацию в Минюст.

Текст: Виталия Чикнаева