Нужно больше игр. Команда 29 зовёт на хакатон в Петербурге 11-13 апреля

Ищем программистов! Подать заявку.


Все играют в игры. Те, кто их делают, получают большую аудиторию и могут достучаться до тех, кто не любит читать большие тексты, у кого нет времени и желания на просмотр видео и прослушивание подкастов. Нам так понравилось делать собственную игру, что мы решили сделать ещё, а заодно помочь остальным сделать свои, позвать экспертов и специалистов, научить других и научиться самим. Мы представляем хакатон «Нужно больше игр».

Когда: с 11 по 14 апреля 2019 года

Где: Санкт-Петербург

Кто может участвовать: члены некоммерческих организаций и журналисты из Петербурга и соседних регионов, а также понимающие про их деятельность разработчики и дизайнеры.

Что будем делать: преимущественно браузерные игры, игры для ботов в мессенджерах — в общем всё, что можно сделать хорошо и быстро.

Зачем нам это всё?

Когда мы придумали мобильную игру «Гэбня», мы даже не представляли, что в неё будут играть десятки тысяч людей по всей стране, на неё будут делать видеообзоры, про неё напишут примерно все хорошие СМИ. Мы увидели, что образовательный некоммерческий продукт может быть востребован аудиторией «14-24», будучи упакованным в форму игры. Это увидели не только мы.

Игра-история про беженцев для смартфонов Finding Home

«Пережить тюрьму малой кровью»,

игра от «Медузы» и Олега Навального

Как это всё будет проходить?

До 12 марта мы принимаем заявки и до 19 марта выбираем участников: четыре проекта от организаций или СМИ. Приём заявок от программистов и дизайнеров не ограничен. На хакатоне мы образуем команды , в каждой должны быть один представитель организации, один дизайнер и один программист. Далее у них будет три дня на создание прототипа игрового продукта. Им будут помогать приглашённые эксперты в области гейм-дизайна, IT и сторителлинга. Мы поддержим победителя в доработке проекта.

Что делать, если я хочу участвовать?

Заполнить заявку.

Что учесть при заполнении заявки?

Если вы журналист/активист со своим проектом, то при отборе будут учитываться:

ваши компетенции;

понимание, что, зачем и для кого вы хотите сделать;

наличие какого-либо исходного материала (исследования, тексты, советы).

Если вы дизайнер/программист, то при отборе будут учитываться:

ваш опыт и компетенции;

стремление помочь медиа и/или некоммерческому сектору создать общественно полезный продукт.



Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Ведомственная математика: как прокуратура пересчитала срок заключения в ГУЛАГе и лишила петербуржца статуса жертвы репрессий
    Сергей Тарасов родился в одном из лагерей республики Коми в семье репрессированного. До недавнего времени у него была и справка о реабилитации. Но в 2019 году Тарасова этой справки лишили. [...]
  • Истории
    Расхитители госсекретов
    В ноябре 2012 года в Уголовном Кодексе РФ появилась новая статья 283.1 – незаконное получение государственной тайны. По информации из открытых источников, а также согласно статистическим данным Судебного департамента при [...]
  • Истории
    Эрнст Черный: «Чекистам нужно отчитываться по делам госважности, а ученые – легкая добыча»
    В середине июня стало известно, что очередному российскому ученому с мировым именем, 78-летнему Валерию Митько, предъявлено обвинение в госизмене. За последние годы в этом преступлении обвинили целый ряд выдающихся ученых: [...]
  • Дела К29
    Стал известен предварительный диагноз Валерия Митько

    На этой неделе был госпитализирован подзащитный Команды 29, 79-летний учёный Валерий Митько. Ему стало плохо с сердцем. Он содержится под домашним арестом, до недавнего времени ему даже не разрешали прогулки. Сейчас стал известен предварительный диагноз.

  • Подкасты
    Краткая история экстремизма в России: от футбольных фанатов и неонацистов до ФБК и мирных протестующих

    В июле 2002 года в России появилось антиэкстремистское законодательство. За 19 лет образ экстремистов изменился до неузнаваемости: от радикальных неонацистов до мирных граждан, публикующих посты в социальных сетях или выходящих на митинги. За что российское антиэкстремистское законодательство критикуют в мире и что под ним подразумевают в Европе? И остались ли в России «настоящие» экстремисты? В новом эпизоде подкаста «Россия закрывается» говорим об этом с директором информационно-аналитического центра «Сова» Александром Верховским. А еще беседуем с фотографом Владимиром Гердо, который застал погромы на Манежке в 2002 году, чтобы понять, как всего за пару десятилетий изменился протест.

  • Видео
    История оппозиции: от Немцова до Собчак. Интервью с Мариной Литвинович

    Сегодня в «Команде» — Марина Литвинович: правозащитница, политтехнолог, журналист, но главное — свидетельница эпохи. Она работала с Путиным и Немцовым, Кириенко и Чубайсом, Каспаровым и Ходорковским, Хакамадой и Собчак. Литвинович запускала российский политический интернет, организовывала «Марши несогласных», участвовала в нескольких президентских кампаниях. В общем, сегодняшнее интервью — это, пускай субъективная, рассказанная от первого лица, но настоящая история новейшей российской политики. Приятного просмотра.

  • Советы
    Кому и как делать пометки о том, что организация признана иноагентом, экстремистской, террористической?

    Рядом с «Радио Cвобода» в скобках пишут «иностранный агент», при упоминании ИГИЛ в СМИ — что оно запрещено в России. Нужны ли такие пометки в вашем статусе в Facebook? Кого конкретно помечать — иноагентов, эктремистов, террористов? Эти вопросы актуализировались после суда над ФБК. Отвечаем на них подробно. (Дисклеймер: нет, в статусах в Facebook такой пометки делать точно не надо.)