Истории 10 минут

Недопустимые доказательства: от процесса над Кариной Цуркан до дела «Сети»

Ирина Бужор/Коммерсантъ

Что объединяет дело «Сети» (организация признана террористической и запрещена в РФ) и процессы над Кариной Цуркан и Валерием Израйлитом? Использование стороной обвинения недопустимых доказательств – то есть сведений, полученных под пытками, в нарушение закона или из «секретных» источников. Команда 29 рассказывает, в чем проблема таких улик и как следователи могут построить уголовное дело в обход всех правовых норм.

Дело Карины Цуркан

Летом 2018 года члена правления компании «Интер РАО» Карину Цуркан арестовали по обвинению в шпионаже и поместили в СИЗО Лефортово. По версии следствия, в 2004 году она была завербована молдавскими спецслужбами, а в 2015 году якобы передала им «секретную» информацию о поставках электроэнергии на Украину. В «Интер РАО» Цуркан руководила блоком трейдинга: курировала экспорт и импорт электроэнергии. Допуска к гостайне у Цуркан не было. Но ее уголовное дело имеет гриф «совершенно секретно».


Карина Цуркан

из показаний

Такая информация была доступна мне по работе, в связи с выполняемыми служебными обязанностями. Это подтверждается вещественным доказательством, содержащим мою переписку по электронной почте. Ее обсуждение велось представителями российских органов власти в открытом режиме с участием широкого круга лиц, не имеющих допуска к государственной тайне, в том числе из числа иностранных граждан. При этом никто из должностных лиц, с которыми я общалась, не доводил до меня, что данная информация составляет государственную тайну, допуска к государственной тайне у меня не было. С секретными нормативными актами, в том числе с перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в Минэнерго России, меня никто не ознакомлял.

Информация о поставках электроэнергии на Украину обсуждалась на совещаниях в Минэнерго и правительстве. Карина Цуркан участвовала в них, но ее, как и других участников мероприятий, не предупреждали о секретности сведений.

Полутора годам предварительного следствия предшествовала трехлетняя оперативная разработка. Но ФСБ так и не смогло установить каких-либо контактов Цуркан с представителями иностранных спецслужб или фактов отправки информации за рубеж. В обвинительном заключении фигурирует пространная формулировка, что Карина передавала информацию по «закрытому каналу связи».

Карина Цуркан не признает вину и считает обвинение необоснованным. Адвокаты Команды 29 Иван Павлов и Евгений Смирнов, представляющие ее интересы в суде, называют дело Цуркан «уникальным». Обвинение построено на двух вещественных доказательствах, которые представляют из себя плохо читаемые копии документов. Это анкета агента молдавской спецслужбы с персональными данными Цуркан и три донесения, якобы составленные со слов Цуркан. Есть основания полагать, что анкета является подделкой: она заполнена от руки и с ошибками, содержит ложные данные. Команда 29 нашла человека, чья подпись стоит под «документом», это сотрудник СИБ Молдовы Александр Попеску. Найти его не представляло труда — он давно на пенсии и активно участвует в телевизионных передачах в качестве эксперта. Он дал показания адвокатам, в которых утверждает, что никогда не слышал о Карине Цуркан, а подписание таких документов не входило в его обязанности. Что касается «донесений», якобы направленных из Молдовы иностранным спецслужбам, то в них дословно повторяются формулировки из документов Министерства энергетики, которые Цуркан никогда не видела. «Знакомиться с секретными документами могут только лица, имеющие соответствующий допуск, при этом сведения об ознакомившихся заносятся в специальный журнал. Цуркан в нем нет», — подчеркивает Смирнов.


Карина Цуркан

из интервью РБК

Видно невооруженным глазом, что текст анкеты писался поверх какого-то другого текста, с очевидными ошибками. Например, там, где должны быть слова в женском роде, они стоят в мужском. На мои попытки в разговоре со следствием попросить экспертизу этой анкеты мне говорили: «Мы не можем делать экспертизу по ксерокопии». Предъявлять обвинение в особо тяжком преступлении по очевидно сфабрикованному документу мы можем, а сделать экспертизу мы не можем.

Адвокаты Иван Павлов и Евгений Смирнов полагают, что эти документы были сфабрикованы и переданы российским спецслужбам в целях дискредитации Цуркан и ее увольнения с занимаемой должности. Защитники не исключают, что дело о «шпионаже» Карины Цуркан на самом деле может быть связано с ее высокой должностью в «Интер РАО». Ее участие в переговорах о продаже электроэнергии могло мешать заинтересованным сторонам.

«Мы полагаем, что следствие оперирует фальшивыми документами, которые были изготовлены гораздо позже, чем указанная в них дата, и подброшены российским спецслужбам», — заявил Павлов.

Добавим, что прокурор по делу Цуркан Амалия Устаева ушла в отставку в середине процесса. Адвокат Иван Павлов отмечает, что это «нечастое явление».


Иван Павлов

адвокат, глава К29

Не исключаем, что это решение могло стать выбором человека в защиту своей репутации и нежеланием поддерживать несостоятельное обвинение невиновного человека в совершении особо тяжкого преступления. По отношению к защите она вела себя тактично и задавала Карине Валерьевне вопросы, которые, по нашему мнению, могут свидетельствовать о том, что она действительно пыталась разобраться в деле.

Информация из будущего

Источник получения этих документов спецслужбы России скрывают. Документы не были получены предусмотренным законом способом (в ходе следственных или оперативно-розыскных мероприятий), что не позволяет использовать их в качестве доказательств. Адвокат Евгений Смирнов отмечает, что анкета датирована 2004 годом, однако в ней перечисляются события, произошедшие лишь через несколько лет.


Евгений Смирнов

адвокат К29

В анкете указано место жительства Цуркан, по которому она стала проживать только в 2011 году, место работы соответствует 2007 году (в 2004 году такой компании даже не существовало), информация об образовании актуальна на 2015 год, а фотография взята из биометрического паспорта, оформленного ею в 2008 году.

Защита Цуркан настаивает, что доказательства в деле нужно признать недопустимыми.

К этому выводу пришли и ведущие ученые в области уголовно-процессуального права, к которым обратились адвокаты Цуркан. Предоставленные документы были получены в ходе разведывательной деятельности от неизвестного источника, находящегося в другом государстве. Это противоречит Уголовно-процессуальному кодексу (УПК). Достоверность доказательств проверить нельзя — адвокаты не могут допросить в суде источник.


Лидия Воскобитова

доктор юридических наук

В качестве легального доказательства сам «документ, полученный в результате разведывательной деятельности от негласного источника, находящегося в иностранном государстве» использован быть не может — уже в силу того, что получен ненадлежащим субъектом. Необходимо производство процессуальных действий: допросов, осмотра, экспертизы и других действий для получения доказательственной информации, допустимой для установления обстоятельств дела.

Недопустимые доказательства

Согласно российскому законодательству, такие вещдоки должны быть признаны недопустимыми. Защита подавала ходатайства об исключении их из дела. Суд отказал в удовлетворении ходатайств.

Признание доказательств недопустимыми — редкая практика, отмечает член совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Сергей Краузе. Все зависит от мастерства защитника и работы следователя.


Сергей Краузе

член совета Адвокатской палаты СПб

Следователи стараются действовать таким образом, чтобы их доказательства соответствовали закону. Конечно, это не всегда у них получается. Но в таком случае защитник подает ходатайство, и доказательство признают незаконным. Суд может либо в отдельном постановлении признать доказательства недопустимыми, либо учесть это при вынесении приговора.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. К ним относятся:

  • Показания подозреваемого или обвиняемого, данные без присутствия защитника, даже если от защитника отказались, и не подтвержденные подозреваемым или обвиняемым в суде;
  • Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
  • Иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Также во второй части 50 статьи Конституции РФ прописано: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Команда 29 приводит несколько примеров дел, доказательства по которым уже признаны либо требуют признать недопустимыми.

Дело «Сети»

Виктор Филинков на суде по делу «Сети»
Фото: Александр Гальперин/РИА «Новости»

В феврале 2019 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу Виктора Филинкова, признанного виновным в участии в террористическом сообществе «Сеть». Филинков вместе с другими фигурантами заявлял, что показания из него выбили под пытками. В качестве доказательства он пытался сохранить шапку, которой, по его словам, сотрудники ФСБ вытирали кровь с его лица. Следователь в возбуждении дела отказал, написав, что головного убора у молодого человека якобы не было вовсе. Филинков подал жалобу на бездействие военных следователей. Он заявил, что они на протяжении 60 суток скрывали улики и доказательства, изобличающие виновных должностных лиц в пытках и издевательствах.

Как поясняет адвокат Филинкова Виталий Черкасов, если ЕСПЧ удовлетворит первую жалобу, Филинкову только присудят компенсацию морального вреда. «Если же удастся доказать, что были нарушены фундаментальные права человека, то Европейский суд по правам человека сможет указать, что желательно провести повторное разбирательство», — считает Черкасов. Тем самым вся доказательная база по делу «Сети» может быть признана «недопустимой»: обвинение строится на показаниях фигурантов, которые были получены под пытками.

Также следствие отказало в проверке заявлений о пытках еще одного осужденного — Дмитрия Пчелинцева. Его адвокат Оксана Маркеева настаивала, что вещественные доказательства изменялись по ходу дела: «Тяжелее всего было согласиться с тем, что суд просто проигнорировал наши доводы. Таким образом, они дали возможность обвинению ссылаться на недопустимые доказательства», — комментировала защитница.

Дело Валерия Израйлита

экс-глава ОАО «Компания Усть-Луга» Валерий Израйлит
Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

В начале 2016 года Следственный комитет РФ по Ленобласти возбудил уголовное дело в связи с мошенничеством, выявленным при строительстве нефтехранилища Транснефти в порту Усть-Луга. Через несколько месяцев в качестве подозреваемого арестовали председателя совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерия Израйлита. Весной 2017 года ему предъявили обвинение в мошенничестве, а также в легализации средств, полученных преступным путем, и выводе денег за рубеж по подложным документам.

Доказательства для обвинения по последним двум статьям следствие взяло из спецдекларации об амнистии капиталов Израйлита. Однако тем, кто самостоятельно заявил о своих иностранных счетах и активах, государство гарантировало освобождение от уголовной, административной и налоговой ответственности. На основании спецдекларации в УФСБ составили рапорт о признаках преступления, который лег в основу уголовного дела. Адвокаты обвиняемого ходатайствовали об исключении из материалов дела данной спецдекларации и производных от нее документов. Однако Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга посчитал, что оснований для этого нет, так как прокуратура не собирается исследовать их в рамках следствия.

Как заявляет адвокат Израйлита Виктория Бурковская, доказательства, построенные на спецдекларации, противоречат закону и являются «недопустимыми». Другой защитник обвиняемого Николай Павловский, говоря об определении суда, добавлял: «Гособвинение не может не огласить рапорт об обнаружении признаков состава преступления: он включен в обвинительное заключение и является поводом для возбуждения уголовного дела».

Дело «Трех армян»

Адвокат Юрий Новолодский показывает признанные недопустимыми доказательства
Источник: скриншот видео с Youtube-канала «Адвокатское телевидение»

В 2011 году адвокату, председателю президиума Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака Юрию Новолодскому удалось добиться отмены обвинительного приговора по делу «трех армян» и отправить его на новое рассмотрение. Бизнесмена Гургена Степаняна и его знакомых Вардана Саканяна и Тиграна Арутюняна обвиняли в убийстве предпринимателя Армена Аракеляна, совершенном в августе 2001 года. По мнению защиты, дело квалифицировали по неправильной статье — «убийство» вместо «убийство, совершенное группой лиц», — чтобы избежать суда присяжных.

Новолодскому удалось доказать, что доказательства по делу являются «недопустимыми». Двух свидетельниц вывозили на следственные действия вместе, что запрещено. Доказать это помог комок снега. В протоколах следователей утверждалось, что двух свидетельниц преступления допрашивали в разное время. Защита убедила суд, что фотографии с ними во время следственных действий были сделаны с интервалом в несколько секунд.


Юрий Новолодский

председатель президиума Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака

Когда одна свидетельница показывала, как все происходило, другая сидела рядом в машине и все это видела и даже слышала. На втором плане первой фотографии находится автомобиль с открытой дверью. У этой двери стоит человек и разговаривает с водителем. На второй фотографии со следственных действий — тот же человек, та же открытая дверь. Позвольте, при 20-градусном морозе они так и беседовали три часа у открытой двери машины? Доказательством может быть абсолютно все. В этом примере комочек мокрого снега, опавший с днища автомобиля, сыграл такую роль. Он лежит и на первой, и на второй фотографии. Несмотря на то, что по протоколам прошло три часа, этот снежный комочек якобы выжил на оживленной дороге.

Комок снега и открытая дверь машины были рассмотрены судом как доказательства незаконных действий следствия. В итоге по делу был вынесен оправдательный приговор.


Важно понимать, что от используемых улик зависит дальнейший исход дела. В делах, не связанных со шпионажем и полностью открытых, проще указать на недопустимость доказательств. Закрытые процессы, такие как дело Цуркан, сложны тем, что не все можно опубличить. В таких случаях могут создаваться негативные прецеденты, влияющие на судьбы других обвиняемых в подобных делах, как указывала защита Цуркан. «Надо признать, что в деле Цуркан, как на закрытом полигоне, испытываются новые горизонты как для порога допустимости доказательств, так и для всего стандарта доказывания в уголовном процессе. От того, как пройдут эти „испытания“, зависит не только судьба одного человека — обвиняемой Цуркан. Под угрозу поставлены фундаментальные гарантии прав обвиняемого в таких делах», — отмечают адвокаты.

ТЕКСТ:  Вита Чикнаева
Редактор: Ксения Уфимцева


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    История одного историка: как живет Антон Коломицын, сбежавший от ФСБ в Амстердам

    Год назад петербургский поисковик Антон Коломицын, обвиненный в незаконном получении гостайны, бежал из России и попросил политического убежища в Нидерландах. 2021-й он встретил в статусе нелегала, незадолго до праздников получил место в приюте. Антрополог и эмигрантка Наталья Кохан встретилась с Коломицыным в Амстердаме и поговорила о настоящем, прошлом и будущем подзащитного Команды 29.

  • Истории
    Иноагенты национальной опасности. Хроники борьбы с гражданским обществом

    Российские власти начали новое наступление на гражданское общество. За один месяц Госдума рассмотрела и приняла законопроект, из-за которого иноагентом может стать вообще любой человек. Новые проблемы ждут и НКО, причем со сложностями столкнутся не только организации по борьбе с коррупцией или пытками, но и фонды помощи пострадавшим от домашнего насилия, ВИЧ-положительным людям и беженцам. Их работа и так была затруднена, но теперь все НКО окажутся на грани уничтожения.

  • Истории
    «В тюрьме у всех оппозиционные взгляды»: интервью Константина Котова после освобождения

    Константин Котов, осужденный за нарушение правил проведения публичных мероприятий по так называемой «дадинской» статье, освободился из исправительной колонии № 2 в городе Покров Владимирской области. Он провел в заключении в общей сложности 493 дня. В сентябре 2019 года Котова приговорили к четырем годам лишения свободы, в апреле 2020 года Мосгорсуд сократил ему приговор до полутора лет. И вот сегодня в шесть утра Константин вышел на свободу.

  • Истории
    Иван Павлов в интервью «Дождю» рассказал о роли экс-главы Приднестровья в деле Карины Цуркан

    Во вторник, 15 декабря, адвокат и глава Команды 29 Иван Павлов в эфире телеканала «Дождь» рассказал о том, кто стоит за уголовным делом Карины Цуркан, бывшего топ-менеджера «Интер РАО». У нее возник конфликт с президентом Приднестровья Евгением Шевчуком, который и стал предпосылкой к обвинению Цуркан в шпионаже. Гособвинение запросило для нее 18 лет колонии.