«Третий сектор» в России во многом зависим от властей: государство выделяет некоммерческим организациям субсидии, предоставляет в аренду помещения, даёт подряды. Власти пользуются этой зависимостью и эксплуатируют общественные организации. Например, чтобы легитимизировать свои решения и придать процессу их принятия видимость демократичности. Показываем на одном примере, как это происходит.

В августе этого года губернатор Петербурга Георгий Полтавченко исключил Марсово поле, где традиционно проводили протестные акции оппозиционеры, из перечня гайд-парков — мест, где можно собираться без согласования с городской администрацией. Это решение Полтавченко принял после того, как сторонники оппозиционера Алексея Навального дважды провели на Марсовом поле многотысячные протестные акции. Позже губернатор объяснил, что протестующие «позволили себе скакать по надгробиям»: на Марсовом поле, что весьма иронично, располагается мемориал павшим борцам революции.

Губернатор лишил Марсово поле статуса гайд-парка не по собственной воле, а после того, как его об этом попросили сразу несколько общественных организаций. Формально ситуация выглядит демократично: общественность возмутилась протестными акциями в центре Петербурга, губернатор пошел навстречу горожанам.

Команда 29 выяснила, что за организации донесли до губернатора свою точку зрения о существовании гайд-парка на Марсовом поле. Большинство из них связаны с властями Санкт-Петербурга: получают от них субсидии и заключают с ними контракты, а некоторые их руководители напрямую встроены во властную систему.

В межрегиональной общественной организации «Ассоциация ветеранов, инвалидов и пенсионеров» к составлению письма губернатору подошли творчески: сослались на то, что к ним «поступают письма и телефонные звонки» с требованиями «дать отпор политическим вандалам», защитить город от «необразованной молодёжи». «Если современные „революционеры“ ищут место с историческим оправданием их деятельности, то пусть митингуют на площади у Финляндского вокзала, а Марсово поле оставят в покое!» — заключают в ассоциации. Эту организацию в прошлом возглавлял депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Вострецов. Она стабильно получает большие субсидии от городского комитета по соцполитике: только в этом году организации выделили более 6 млн рублей. В прошлом году объем субсидий составил 7,5 млн рублей, в позапрошлом — 10 млн рублей.

В некоммерческом партнёрстве «Культурный клуб СПб» считают «возмутительным» проведение митингов «в месте, несущем столь важную историко-культурную ценность». Это некоммерческое партнёрство, судя по базе данных «Спарк», постоянно получает подряды на проведение праздников от муниципалитета «Дачное» в Кировском районе. Никаких других заказчиков у этой организации нет. За 2014–2015 годы «Культурный клуб СПб» организовал для муниципалитета несколько праздников на 260 тысяч рублей. Бывший глава этого некоммерческого партнёрства Александр Грогуль сейчас возглавляет избирательную комиссию муниципалитета «Дачное», а нынешний директор организации Наталья Бызова работает в этом же избиркоме секретарём.

Тесно связана с муниципалитетом «Дачное» и благотворительная общественная организация «Отчизна», в которой считают, что мемориальный комплекс на Марсовом поле «предназначен для проведения торжественно траурных мероприятий, но никак не для забастовок или „сходок“, популистских митингов или собрания политических интриганов». Глава «Отчизны» Александр Волков занимает пост гендиректора алкогольного ретейлера ООО «Кристалл», совладельцами которого являются Елена Сагалаева (предположительно, супруга главы муниципалитета «Дачное» Вадима Сагалаева, который из состава учредителей вышел), а также Игорь Коржов, директор муниципального учреждения в соседнем муниципалитете «Княжево.

Единственный заказчик благотворительной организации — всё тот же муниципалитет «Дачное»: для него «Отчизна», согласно базе данных «Коммерсантъ картотека», с 2011 по 2016 год провела множество мероприятий в общей сложности на 17,7 млн рублей. Последние два года организация получает по 144 тысяч рублей на организацию мастер-класса для подростков под названием «Сделай пирожок сам». Четыре года назад, перед губернаторскими выборами, петербургские власти использовали «Отчизну» для того, чтобы провести нужных людей в состав участковых избирательных комиссий: общественные организации имеют право выдвигать кандидатов на эти должности.

Выступал в качестве субъекта выдвижения кандидатов в члены УИКов и петербургский центр реабилитации инвалидов «Ортолюкс», где считают, что на Марсовом поле неуместны мероприятия, «тематика и лозунги которых откровенно не носят патриотической и памятной направленности». Эта организация стабильно получает субсидии из бюджета: прошлом году комитет по социальной политике выделил «Ортолюксу» 4 млн рублей, еще год назад — 9,5 млн рублей.

Среди соучредителей «Санкт-Петербургского кинологического центра», в котором считают, что «люди стали злоупотреблять» возможностью собираться на Марсовом поле, числится глава муниципалитета Пискарёвка Ольга Васильева. А сооснователь «Всестилевой федерации каратэ Санкт-Петербурга», где также считают «неуместным проведение митингов в местах захоронений», — координатор ленобластного отделения ЛДПР Андрей Лебедев.

Общественная организация в поддержку молодежи «Союз Молодежи Красносельского района Санкт-Петербурга», в которой считают, что Марсово поле, куда «молодожены приезжают возлагать цветы с надеждами на лучшее», — это «не место для подготовки политических переворотов», — крупный господрядчик. С 2012 года эта организация заключила 36 контрактов, в основном — с муниципалитетами Красносельского района, общей суммой более 34 миллионов рублей. Располагается организация в помещении площадью 73,7 кв. м, которое в прошлом году выделила ей городская администрация в безвозмездную аренду на три года.

«Место, вобравшее в себя целую эпоху исторических событий, ставшее братской могилой для многих выдающихся граждан, стало неким „Гайд-парком“ проведения всякого рода сбора протестных настроений, зачастую носящих совершенно разрушительные идеи, сомнительные лозунги, призывы к подрыву морально-нравственных устоев нашего Общества», — указывает глава местного отделения Общественной организации ветеранов, инвалидов, пенсионеров войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов в муниципальном образовании №72 Фрунзенского района Анатолий Зайцев. В прошлом он был председателем соседнего муниципалитета «Георгиевское».

Общественная организация стабильно получает субсидии от петербургского комитета по соцполитике: в прошлом году ей выделили 1,1 млн рублей, еще год назад — 900 тысяч рублей. Совет ветеранов Московского района, председатель которого также напомнил губернатору о том, что «Марсово поле — святое место для Ленинградцев и Петербуржцев», в 2015 году получил 600 тысяч рублей субсидии.

Единственный заказчик петербургского отделения «Центра реабилитации и интеграции инвалидов войны», где считают, что Марсово поле — это «не место для политических баталий на костях людей», — это принадлежащее городу учреждение «Центр занятости населения». За последние два года общественная организация получила от «Центра занятости» семь подрядов общей суммой чуть более 1 млн рублей. А в 2015 году субсидию размером 1,1 млн рублей выделил этой общественной организации комитет по социальной политике.

Наконец, общественной организации «Диабетическое общество „Диамир“», председатель которой Анна Кузнецова считает, что «перечень мест, где разрешено митинговать без согласования властей, и так довольно обширен», не существует вовсе — она была исключена из ЕГРЮЛ в 2001 году.

«За последние годы петербургская администрация научилась использовать „общественников“ как инструмент, — говорит собеседник Команды 29, знакомый с процессом подготовки перечисленных обращений к губернатору. — Раньше свои „карманные“ общественные организации имели депутаты законодательного собрания, которые имели право адресно финансировать конкретные НКО. Теперь такого права у них нет, депутаты выделяют деньги только на абстрактные цели, а какая организация получит эти деньги, уже на конкурсной основе определяют комитеты петербургской администрации. Соответственно, эти НКО становятся „карманными“ для комитетов Смольного».

Механизм организации подобного «шквала обращений он описывает так: интересант (в случае с Марсовым полем, по словам собеседника Команды 29, заказ исходил от внутриполитического блока петербургской администрации) дает соответствующую команду районным администрациям и комитетам, те, в свою очередь, передают просьбу «поддержать инициативу» общественным организациям, с которыми контактируют и которым выделяют финансирование.

Текст: Софья Рубинштейн

Поддержите Команду 29, чтобы узнать больше секретов