Истории

Дубинки, психиатры и нарукавники: как полиция мешает работать журналистам на митингах

На митингах 9 сентября полицейские задержали или избили как минимум 24 журналиста.  Это не редкость: наличие пресс-карты не спасает от удара дубинкой или поездки в отделение. По закону полиция не может препятствовать журналистам работать, в том числе и на митингах, но на практике все иначе.  Петербургские журналисты рассказывают о полицейском насилии на митингах, а юристы Команды 29 объясняют, что делать в такой ситуации.

Кто из журналистов пострадал от действий полиции на митингах 9 сентября

Источник: Профсоюз журналистов

В Петербурге:

Евгений Антонов («Бумага»), Юлия Галкина (The Village), Сергей Ефремов («Два стула»), Пётр Иванов («Два стула»), Дмитрий Лебедев («Два стула»), Георгий Марков (MR7.Ru), Олег Насонов («Два стула»), Роман Перл («БелСат»), Александра Полукеева («Росбалт»), Давид Френкель («Медиазона»).

В Москве:

Юрий Белят (RTVI), Мария Борзунова («Дождь»), Дмитрий Низовцев («Навальный Live»), Денис Стяжин («Активатика»).

В Екатеринбурге:

Дмитрий Антоненков (66.Ru), Дмитрий Емельянов (E1.Ru), Сергей Панин (Е1.Ru).

В Омске:

Георгий Бородянский («Новая газета»), Александр Зубов (НГС), Лика Кедринская («МБХ Медиа»).

В других городах:

Владислав Аскариди (Пермь, ProPerm.Ru), Cергей Бурцев (Краснодар, Юга.Ру), Ярослав Вареник (Архангельск, 29.Ru), Владимир Губа (Томск, «Томская неделя»).

Как отреагировали органы власти

В Екатеринбурге полиция извинилась перед журналистами. В Перми Владислава Аскариди решили привлечь к ответственности. В Архангельске полиция собиралась, но в итоге не стала возбуждать административное дело на Ярослава Вареника.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что с каждым случаем задержания журналистов надо разбираться отдельно.

Как полицейские задерживали журналистов на митингах и мешали им работать

Давид Френкель, фотокорреспондент: «Мне стали угрожать, что мне вызовут психушку, потому что я себя неадекватно веду. Через полчаса приехали санитары с врачом, которые вели себя просто возмутительно. Меня стали связывать».

Александра Полукеева, «Росбалт»: «Мне попало по голове дубинкой. В травме на следующий день у меня зафиксировали сотрясение мозга».

Георгий Марков, «Мой Район»: «Мне прилетело дубинкой по голове. У меня была пресс-карта, она висела на груди. Только слепой или тупой её мог не увидеть».

Саша Богино, «Медиазона»: «Полицейские, которые не были заняты задержаниями, мешали журналистам снимать задержания».

Как журналисты пытались повлиять на полицию

Давид Френкель: «Пару раз оставались синяки от дубинок и сапогов. Пару раз я пробовал писать заявления на эту тему и не получал никакого ответа. Была встреча журналистов с полицейскими по случаю участившихся задержаний и насилия со стороны полиции».

Александра Полукеева: «Судя по последовавшим митингам, эта лекция прошла куда-то мимо них».

Георгий Марков: «Дали нам эти нарукавники, которые на котов можно надеть и смеяться».

Саша Богино: «Закон не сработает, потому что они [полиция] так хотят».

Как всё должно быть по закону: памятка юристов Команды 29

Можно ли задержать журналиста на митинге?

Нет. Журналиста нельзя привлечь к административной ответственности по статье 20.2 КоАП РФ ни как организатора, ни как участника публичного мероприятия, если он выполняет свою работу и не участвует в митинге.

Но их всё равно иногда задерживают?

Да, и это незаконно. Журналиста можно задержать только если он:

совершил правонарушение (например, хулиганство);

 участвовал в митинге, который власти посчитали несогласованным (под участием имеется в виду, что он, например, нёс плакаты или выкрикивал лозунги);

 не имел отличительных знаков (и полиция сочла его участником или организатором публичного мероприятия, которое проводилось с нарушением закона).

Что за отличительные знаки?

Знак принадлежности к СМИ (его формат закон не регулирует, главное, чтобы его было хорошо видно) и один из документов, подтверждающих статус журналиста. Это может быть:

— редакционное удостоверение;

— пресс-карта;

— удостоверение Союза журналистов России;

— международная профессиональная карточка журналиста (International Press Card), выдаётся Международной федерацией журналистов (через российский Союз журналистов).

Если ни одного из этих документов у журналиста нет, то обязательно должно быть редакционное задание, а лучше вообще иметь его с собой всегда на публичных мероприятиях.

Отличительный знак принадлежности к СМИ может быть размещён, например, на одежде. Основной его смысл в том, что статус журналиста должен быть очевиден для окружающих, в первую очередь — для участников публичного мероприятия и полиции.

На что ещё имеет право журналист при работе?

Журналистам можно посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение. Можно фотографировать и записывать аудио и видео с места события.

Что делать, если вы журналист и вас задержали?

 Свяжитесь сначала с редакцией, а затем с юристом или адвокатом, который сможет вас защищать. Можно также связаться с правозащитной организацией, которая помогает задержанным на митингах. Помните, что с момента задержания вы имеете право на один звонок.

 В протоколе об административном правонарушении обязательно укажите, что вы не участвовали в публичном мероприятии, а выполняли свою журналистскую работу, и у вас были при себе отличительные знаки и документы.

 Отказывайтесь от всех показаний на основании статьи 51 Конституции РФ и не давайте объяснений без договорённости с защитником.

А если при задержании нанесли травму?

 Требуйте вызвать Скорую помощь для освидетельствования по номеру 112. Если вам отказывают, повторите просьбу во всех протоколах.

 Сообщите защитнику о ваших повреждениях и попросите его тоже вызвать Скорую.

Если вас отпустили после 3 часов задержания, идите в любое медицинское учреждение, чтобы зафиксировать повреждения. Обязательно заявите, при каких обстоятельствах вы их получили и проверьте, что это внесено в документы — позже это поможет юристам добиться привлечения виновных к ответственности.

Впоследствии можно обратиться с отдельным заявлением в правоохранительные органы и потребовать возбуждения уголовного или административного дела по факту причинения телесных повреждений. Вы можете потребовать компенсацию вреда здоровью и морального вреда. К заявлению нужно приложить медицинские документы.

Если дело не возбуждают, но вам известно, кто вас избил, то можно обратиться с иском о компенсации вреда здоровью и морального вреда (а если не было вреда здоровью, но есть следы побоев, то только морального вреда). За нанесение побоев сотрудники полиции могут быть оштрафованы, наказаны обязательными работами или административным арестом на срок до пятнадцати суток.

Что делать?

Если вы журналист и пострадали от действий полиции на митинге, обратитесь в независимый профсоюз. Это важно, как минимум, для придания вашего случая огласке.

Если вы хотите подать заявление в полицию, но не знаете как, почитайте нашу памятку или посмотрите обучающее видео.

Если вы хотите получить ответ от органов власти на предмет расследования действий полиции против журналистов на митингах, задайте вопрос через наш сервис РосОтвет, его помогут составить профессиональные юристы. Если не работает виджет, напишите запрос на novchinnikov@team29.org

Текст: Николай Овчинников, Татьяна Торочешникова,
юрист: Макс Оленичев,
видео: Настя Андреева


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Секретный бюджет: сколько денег мы отдаём государству непонятно на что

    В 2017-м мы объясняли, как государство скрывает свои расходы и какие статьи бюджета засекречивает. Разбираемся, что изменилось за четыре года и сколько миллионов (или миллиардов?) власти тратят неизвестно куда.

  • Истории
    Два месяца в статусе врага народа. Как живется первым иноагентам-физлицам в России

    В конце прошлого года в России статус СМИ-иностранных агентов впервые получили физические лица. До этого иноагентами признавали только организации. Первыми получившими этот статус людьми стали правозащитник Лев Пономарев, преподавательница русского языка и фем-активистка Дарья Апахончич, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, а еще журналисты Сергей Маркелов и Людмила Савицкая. Теперь они должны основать юридические лица, регулярно отчитываться перед чиновниками о своей деятельности, расходах и доходах и ставить перед каждой публикацией пометку о том, что она сделана иноагентом. Вчера Апахончич подала иск к Минюсту — она хочет оспорить свой новый статус, называя это решение незаконным. Команда 29 поговорила с ней и еще двумя новоиспеченными иноагентами о том, как изменилась их жизнь в новом году.

  • Истории
    Письма политзаключенным: Анна Монгайт — Карине Цуркан

    Мы открываем новую рубрику — рубрику открытых писем политзаключенным. Даже если письмо урежет цензор или выкинет надзиратель — рано или поздно оно попадет к адресату. Хотелось бы, конечно, чтоб рано: за решеткой слова поддержки становятся особенно важны. Мы надеемся, что наша инициатива сделает регулярную переписку с политзеками хорошим социальным тоном, такой же полезной привычкой, как пожертвования благотворительным фондам и правозащитным организациям. Первой на наш призыв «пишите письма» отзывается ведущая телеканала «Дождь» Анна Монгайт, решившая вступить в переписку с подзащитной «Команды 29» Кариной Цуркан.

  • Истории
    «Пропавший на войне» дед. История одного арестанта

    Илья Генделев три года не мог узнать, за что судили его деда Илью Закона, умершего в ленинградской тюрьме «Кресты» в 1942 году. Архив МВД отказался выдавать ему документы, так как Закон не был реабилитирован. Вместе с юристами Команды 29 Илья добился пересмотра этого решения и получил копию архивного дела.