Истории

Показания подсудимой Цуркан К.В. по поводу оценки инкриминируемых ей сведений с точки зрения их отнесения к государственной тайне

Ирина Бужор/Коммерсантъ

Показания подсудимой Цуркан К.В. по поводу оценки инкриминируемых ей сведений с точки зрения их отнесения к государственной тайне:

1. Я не отправляла молдавским спецслужбам сообщений о поставках электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1. В то же время, считаю необходимым дать показания, касающиеся сути данных поставок, а также обстоятельствах их согласования, однозначно свидетельствующие о том, что рассматривать сведения о факте поставки электроэнергии из РФ в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, а также ее объеме и мощности в качестве государственной тайны противоречит логике, фактическим обстоятельствам и основному критерию «защищенности» государственной тайны — возможности ограничить доступ к этим сведениям посредством введения соответствующих организационных, технических и иных мер.

2. Указанная информация не может быть государственной тайной. В НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 в 2015 году по линиям электроэнергия могла поступать из основной территории Украины или из Российской Федерации. Украина заявила о прекращении поставки электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, однако свет у людей был. Очевидно, что поставка шла из России. Это очевидно для всех, кто этим интересуется, в том числе для прессы, где в 2015 году публиковалась соответствующая информация.

3. Указанная информация не может быть государственной тайной. У поставки в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, как и у любой другой, есть 2 стороны — упрощенно говоря отправитель и получатель. В роли отправителя — все российские энергетические структуры, имевшие к ней отношения: Интер РАО, ФСК, СО, ЕЭС, АТС, Совет рынка, не говоря уже о Минэнерго, ФТС и других. У всех этих структур был доступ к информации, в том числе телеметрической, о поставке электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, ее объемах. Доступ к этой информации был у различных подразделений этих организаций, с многочисленным персоналом, — людьми, не имеющими в большинстве своем допуска к государственной тайне. Только в одном Системном операторе этот доступ был у нескольких подразделений, в том числе IT, речь идет о тысячах людей, в том числе руководителе без допуска — свидетеле Опадчем. Ни ограничений, ни хотя бы понимания, что эта информация секретная у всех этих людей не было. И ограничить доступ к ней было бы просто невозможно, учитывая весь задействованный персонал.

Что касается принимающей стороны — энергосистемы НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, представленной энергораспределительными, сбытовыми и сетевыми компаниями, то ограничить там — в иностранном государстве, информацию о поступлении электроэнергии из РФ — также невозможно. Функции по передаче и диспетчерскому управлению, то есть планирование и осуществление передачи электроэнергии в 2015 году выполняло структурное подразделение Украинского государственного предприятия «Укрэнерго». Поэтому информацию о поставке из РФ в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 невозможно скрыть от украинской стороны. Более того, эта информация зачастую поступает от самой украинской стороны, в части оперативной информации об объемах.

4. Вынесение вопроса на Наблюдательный совет СР. Поставка из РФ в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 имеет свою цену и требует компенсации. Такая компенсация согласовывается решением Наблюдательного Совета СР, без его решения это невозможно реализовать. Минэнерго выносит на Совет рынка этот вопрос, в том числе указывая ценовые показатели, и делает это неоднократно (ежегодно), и, как мы уже слышали, не в секретном режиме. У многих членов наблюдательного совета, принимающих решения по этому вопросу, нет допуска, как например у свидетеля Опадчего. Не было допуска в 2015 году и у менеджмента Совета рынка, согласовывающего этот вопрос — например, у свидетеля Русакова. Таким образом принятие решения по вопросу, связанному с поставкой в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, в компетенции лиц, не имеющих допуска к государственной тайне. Таким образом, указанная информация (факт поставки, ее объемы) не может рассматриваться в качестве сведений, составляющих государственную тайну.

5. Разные грифы и без грифа. Сведения о факте поставки электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 фигурируют в документах Правительства РФ и Минэнерго России трех видов: с грифом «секретно», с пометкой «ДСП», а также без какой-либо ограничительной пометки. Так, Поручение Заместителя Председателя Правительства РФ № ДК-П9-3318 от 20 мая 2015 года о поставке электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 и ее таможенном оформлении — несекретно. А тот факт, что в силу малопонятных причин (по принципу, «на всякий случай») некоторые из документов идут под грифом секретности ни коим образом не означает, что все содержащиеся в нем сведения являются секретными. Ведь донесение о реструктуризации долга Молдовы перед Газпромом, представляющее дословный перевод письма Минэнерго России № 447сс от 15 мая 2015 года с грифом «совершенно секретно», признано экспертами не содержащим гостайны.

Об обстоятельствах согласования вопросов, связанных с поставкой электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 в 2015 году могу сообщить следующее:

1. Прогнозный объём поставки — ЧИСЛО № 1 кВт.ч. в месяц, указанный в письме Минэнерго № МЭ-357с от 27 апреля 2015 года, был предложен мной еще 6 февраля 2015 года. По просьбе В.М. Кравченко я подготовила записку по поставке в ЛНР, в которой указала «ежемесячная прогнозная поставка — ЧИСЛО № 1 кВт.ч.» и сбросила на почту приемной Кравченко 6 февраля 2015 года в 13:00 с пометкой «Вячеслав Михайлович просил, передайте ему». Этот прогноз сделан мной на основании доступных мне данных о поставке, доступных в силу моих должностных обязанностей в любой момент.

Объем мощности — ЧИСЛО № 2 МВт, попавший также в письмо № МЭ-357с (и также признанный экспертами секретными сведениями) не является самостоятельной величиной, это расчетная величина производная от вышеназванного объема — ЧИСЛО № 1 кВт.ч. и представляет собой объем поделенный на количество часов в месяц (24 часа х 30 дней = 720 часов). Разделив ЧИСЛО № 1 кВт.ч. на 720 часов получаем ЧИСЛО № 2 МВт, то есть и объем, и производный от него расчет мощности может быть рассчитан по простой формуле любым лицом, имеющим доступ к информации о поставке, и не может быть признан государственной тайной.

2. Минэнерго России в лице подразделений и лиц, имевших отношения с темой поставки, обращается с информацией о ней как с открытой, никоим образом не считая ее секретной.

Так, не дозвонившись до меня, 26 февраля 2015 года В.М. Кравченко связывается по телефону с моим подчиненным Колотиевским, с которым он до того момента не был знаком и у которого нет допуска к государственной тайне, и надиктовывает ему справку про поставку в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, в том числе из РФ. Он же по электронной почте отправляет мне 3 марта 2015 года справку, в которой есть информация про поставку, в том числе объем перетока- ЧИСЛО № 1 КВт.ч. Это все содержится в исследованном в судебном заседании вещественном доказательстве — жестком диске с моей электронной почтой.

И другое подразделение в свободном режиме присылает всю информацию: 20 апреля 2015 года Коньков, подчиненный Грабчака и Черезова, присылает проект приложения к будущему секретному письму Минэнерго России № МЭ-357с от 27 апреля 2015 года про поставку электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1. А 21 апреля 2015 года Минэнерго России направляет моему подчиненному Колотиевскому презентацию, в которой наглядно представлена поставка в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 из России, ее объемы.

3. Касательно подготовки проекта документа, использованного Минэнерго при подготовке письма Минэнерго России № МЭ-357с от 27 апреля 2015 года. Вся переписка между согласовывающими этот документ сторонами представлена в материалах дела (в том числе в томе 5 л.д. 137-178 и томе 6 л.д. 181-219). По поручению Минэнерго России согласование велось между мной, Мольским (ФСК), Яценко (АТС), Опадчим (СО), Рускаовым (СР) — 5 участников, из которых только у одного был допуск. Все согласование велось открыто, без ограничений, в том числе по электронной почте, в телефонном режиме. Я вела основное согласование находясь в СПб в командировке. Оттуда же я скинула последнюю доступную мне версию на электронную почту В.М. Кравченко 23 апреля 2015 года в 13:02.

4. 30 апреля 2015 года состоялось совещание, протокол которого опять же в открытом режиме согласовывался теми же участниками, однако каждый из них добавлял в переписку своих подчиненных или коллег. Из СО ЕЭС кроме свидетеля Опадчего участвует Катаев и Павлушко (про Катаева мы уже знаем, что допуск не имел), из АТС кроме Яценко участвуют Комиссаров и Кашликова, из ФСК кроме Мольского Иванов, Крутов и Пайко. В сообщениях (в том числе от 1 мая 2015 года в 11:28 от Мольского) даже не всех участников можно идентифицировать, присутствуют участники с электронной почтой, расположенной на mail.ru и gmail.com. Сам протокол практически идентичен ранее согласованному проекту документа, но содержит более полную информацию, в том числе по затратам на рынке.

5. Совещания в Минэкономразвития России по теме поставки электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 тоже проходят без ограничений. Тема — «поставка электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 и НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2» указывается открыто в приглашении, направляемом в электронной почте (совещание 13 мая 2015 года, приглашение в сообщении от 13 мая 2015 года в 9:43). Протокол совещания присылался по электронной почте в открытом режиме (сообщение Грабчака от 2 июня 2015 года). Без каких-либо ограничительных мер проводятся совещания по этой теме в ФТС России 14 июля 2015 года и в Минфине России 29 июня 2015 года.

6. В приглашении на совещание к Д.Н. Козаку от 16 июня 2015 года (том 7 л.д. 119) указано открытое (без какого-либо грифа секретности) Поручение Заместителя Председателя Правительства РФ № ДК-П9-3318 от 20 мая 2015 года по теме поставки электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 и ее таможенному оформлению. По результатам данного совещания по просьбе В.М. Кравченко я в тот же день подготовила проект письма на имя Президента РФ, согласовала с ФСК (Мольским) и по электронной почте направила Кравченко, опять же по его просьбе. Этот проект письма и послужил основой для Поручения Президента РФ. Вся эта работа велась открыто, без каких-либо ограничений. Обращаю внимание, что в Поручении Президента РФ нет ни объема, ни мощности поставки. Меня с ним ознакомили, как и с Протоколом совещания у Д.Н. Козака, на котором я участвовала, выступала, давала предложения. Никто не спрашивал меня о допуске ни перед участием в совещании, ни перед ознакомлением, никто не обратил мое внимание на секретность каких-то сведений. Если бы я осознавала, что не имею права знакомиться с Поручением Президента РФ и Протоколом совещания, я бы отказалась знакомиться с этими документами и ставить свою подпись. Но у меня и мысли такой не возникло. Притом, суть изложенного в этих документах мне была понятна — на совещании я участвовала, а проект Поручения Президента РФ писала сама.

7. Отдельно хочу отметить, что весь период с мая 2015 года и до конца 2015 года Минэнерго России в лице заместителя министра Черезова и Минэкономразвития России в лице заместителя министра Назарова проводили совещания по вопросу создания рынков электроэнергии в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 и НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2. Одной из основных тем на каждом их проводимых совещаний была необходимость заместить поставку из Российской Федерации в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 поставкой из НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2. При этом, кроме факта поставки всегда озвучивались ее объёмы. Одно из первых таких обсуждений, в котором я участвовала, было в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2, в доме главы НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, 20 мая 2015 года, где я была в составе российской делегации, со стороны НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2 был ряд лиц (не менее 20). Совещания на эту тему проводились впоследствии 25 мая, 25 июня, 27 августа и 17 ноября — все в 2015 году. Участниками совещаний были представители НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 2, представители структурного подразделения украинского государственного предприятия Укрэнерго, представители двух частных украинских компаний — ДТЭК и Донбасэнерго (граждане Украины). Материалы к совещаниям зачастую готовились украинской стороной или республиками, а в презентациях, подготовленных украинской компанией Донбассэнерго, содержалась информация о поставке из России в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 и ее объем (как в случае сообщения от Конокова от 16 ноября 2015 года в 18:38).

8. Вопрос поставки электроэнергии из России в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1 обсуждался и в рамках регулярных встреч с представителями иностранного государства, проводимых по линии ОБСЕ (от Минэнерго России участвовал Черезов).

Таким образом, ни по своей сути, ни по фактическим обстоятельствам, сведения о поставке электроэнергии в 2015 года из России в НАЗВАНИЕ РЕГИОНА УКРАИНЫ № 1, ее объеме и мощности, не могут быть секретными.

Уважаемый суд, еще раз подтверждаю, что я не передавала эту информацию ни молдавской, ни каким-либо еще спецслужбам.

8 декабря 2020 года

К.В. Цуркан


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.

  • Истории
    Совершите вы массу открытий: как цифровизация открыла дверь в тайный мир, о котором все знали

    Раньше, чтобы потрясти современников сенсационным расследованием, надо было на годы закопаться в бумажные архивы. Но информация сменила прописку, перебралась во всемирную сеть и стала доступной каждому. Любой гражданин с телефоном и компьютером может стать Навальным — главное, знать, где искать. Ловля фактов превратилась в отдельную дисциплину с официальным названием OSINT — open source intelligence, буквально — разведка по открытым источникам. С ее помощью можно не только бороться с коррупцией и пропагандой, но и тестировать товары, совершать хакерские атаки, проверять благонадежность нанимаемых сотрудников и даже предупреждать работорговлю. О самых удивительных случаях применения этого обоюдоострого оружия мы расскажем в серии материалов Иннокентия Буковского, посвященной разведке нового тысячелетия. А начнём с истории вопроса.

  • Истории
    Lamborghini Diablo попутал: как автолюбитель стал «шпионом»

    У Команды 29 новый подзащитный — Александр Марченко, который с детства любил спорткары. Отреставрированный им «Ламборгини» приглянулся одному из главных лиц ДНР. Из-за этого Марченко пытали в знаменитом на всю Европу концлагере «Изоляция», а потом перевезли в Россию и обвинили в шпионаже. Удивительную и страшную историю украинца, у которого завтра в Краснодаре — апелляционный суд, рассказывает журналист Дмитрий Дурнев — лауреат трёх премий «Редколлегия» за репортажи о непризнанных республиках Донбасса.

  • Истории
    Брили налысо и били ногами по лицу: что происходит в женских колониях

    За первое полугодие 2020 года суды привлекли к уголовной ответственности 234 тысячи россиян. Из них 34,6 тысяч — женщины, часть из которых отправится или уже отправилась отбывать сроки в колонии. Мы встретились и поговорили с женщинами, которые провели годы жизни в местах лишения свободы, и сегодня публикуем рассказ о тех, кого в минувший понедельник не поздравили с Восьмым марта.