Истории

Показания подсудимой Цуркан К.В. в дополнениях к судебному следствию

Ирина Бужор/Коммерсантъ

Показания подсудимой Цуркан К.В. в дополнениях к судебному следствию:

1. О взаимодействии с подчиненными, имеющими допуск к государственной тайне:

С секретными документами в Интер РАО меня никогда не знакомили. Я никогда не посещала помещение режимного подразделения нашей компании. У меня было несколько подчиненных с допуском к государственной тайне, и они готовили секретные документы только в режимном подразделении. При этом не было ни одного случая, когда они пришли бы меня о чем-либо проинформировать или ознакомить с каким-либо секретным документом. Наоборот, — были ситуации, когда они обращались ко мне, как к обладателю информации, чтобы узнать у меня какие-то сведения, требующиеся для подготовки ими служебных документов. Самих, подготовленных ими на основании полученной от меня информации, секретных документов я никогда не видела. Если им надо было убедиться в правильности их понимания полученной от меня устной информации, они могли изложить письменно ту информацию, которую я им изложила устно и показать мне на проверку именно этот фрагмент, в который я могла внести правку. Повторюсь, мои подчиненные с допуском к гостайне никогда не показывали мне ни секретные документы, ни их проекты.

2. О статусе ноутбука, которым я пользовалась:

С апреля 2015 года помимо работы членом правления Интер РАО я была назначена заместителем Генерального директора компании Ленэнерго в Санкт-Петербурге. В связи с этим мне пришлось в тот период работать в Москве, Санкт-Петербурге, а также в поездках между этими городами в поезде «Сапсан». С учетом этого компания Интер РАО предоставила мне компьютер — ноутбук для обеспечения возможности моей служебной деятельности в любом месте, где бы я ни находилась. Таким образом, данный ноутбук использовался мной в служебных, а не личных целях. Именно этот ноутбук является вещественным доказательством, исследованным в судебном заседании.

3. О моей позиции по поводу статуса инкриминируемых мне сведений:

В своих показаниях на прошлом заседании я постаралась донести суду простой тезис — та информация, которая признана экспертами секретной, была доступна мне, а также другим лицам, как и я не имеющим допуска к гостайне. Она не была защищена какими-то специальными мерами ограничения доступа.

Вместе с тем, это не значит, что я легкомысленно относилась к этой, а также любой другой информации, с которой соприкасалась в своей служебной деятельности. Я никогда не делилась такой информацией с посторонними лицами несмотря на то, что считала ее несекретной.

4. По поводу угроз, связанных с моей служебной деятельностью, в частности инцидента в ПМР могу сообщить следующее:

Как говорил свидетель Б.Ю. Ковальчук, работа Интер РАО порой сопряжена с возникновением конфликтных ситуаций, которые могут создавать угрозу для безопасности сотрудников компании. Приведу один лишь пример, о котором уже здесь звучало.

Молдавская ГРЭС — сложный актив. Находясь в Приднестровской молдавской республике (ПМР), станция в полном объеме зависит от поставок вырабатываемой ею электроэнергии в Республику Молдова. Без поставок электроэнергии в Молдову станция — груда металлолома. Учитывая политическую составляющую отношений Республики Молдова и ПМР, для станции и Интер РАО это — крайне сложный бизнес, сопряженный с необходимостью взаимодействия с различными представителями этих регионов и специфическими отношениями между ними и РФ.

На 70% цена поставки электроэнергии зависит от цены топлива, на котором работает станция — прежде всего газа. Поставщиком газа для Молдавской ГРЭС является ПМР в лице компании Тирасполь-Трансгаз. При этом, цена газа определяется Указом Президента ПМР. Газ поступает из России в ПМР бесплатно, но ПМР продает газ потребителям, основным из которых является МГРЭС. Вся выручка за газ при этом поступает в бюджет ПМР, формирует его основную доходную часть.

Станция может эффективно работать тогда, когда интересы ПМР больше получить за газ сбалансированы разумностью — цена вырабатываемой станцией электроэнергии должна быть конкурентоспособна, иначе Молдова может закупить ее у конкурентов — генерирующих компаний на Украине.

В 2012 году президент ПМР Евгений Шевчук вероятно решив, что МГРЭС слишком много зарабатывает, инициировал переговоры по увеличению цены на газ для станции. Я встречалась с ним совместно с директором МГРЭС и представителями органов власти ПМР, а также в рамках визита делегации из России под руководством курирующего это направление в то время вице-премьера Рогозина. Мои пояснения, что предлагаемая им цена на газ «неудобоварима» для МГРЭС, т.к. при ней выработка электроэнергии будет убыточной, не нашли понимания. Более того, власти ПМР ожидали заключения нового годового контракта между МГРЭС и Республикой Молдова, т.к. договор предусматривал штраф за непоставку и, заключив его, МГРЭС оказалась бы в ситуации «вил» — поставлять электроэнергию при такой цене газа убыточно, а остановить поставку — невозможно из-за штрафных санкций.

Учитывая данные риски, в рамках переговоров с Молдовой в контракте была вписана возможность передачи права поставки на тот период, который определит МГРЭС, другому поставщику на рынок Молдовы — украинской компании ДТЭК, что позволило бы минимизировать убытки, избежав штрафных санкций в случае недружественных по отношению к станции действий со стороны руководства ПМР.

После повышения цены на газ, МГРЭС какое-то время работало на другом виде топлива — угле, который закупался в Украине, но т.к. это не обеспечивало поступление средств в бюджет ПМР в качестве оплаты газа, руководство ПМР своим постановлением запретило работу станции на угле. МГРЭС вынуждено прекратила поставку, передавая в ежемесячном режиме поставку другому поставщику, избежав огромного штрафа.

Прекращение работы станции соответственно повлекло прекращение закупки газа и, соответственно, пополнение бюджета ПМР.

О сложившейся ситуации ущемления российского инвестора в ПМР Интер РАО информировало Минэнерго России и Правительство РФ.

При этом, с точки зрения Президента ПМР Е. Шевчука и его окружения, главной виноватой в снижении финансирования ПМР была я как куратор МГРЭС. Директор МГРЭС, а также представитель органов власти ПМР сообщили мне, что на заседании Правительства ПМР Президент Шевчук назвал меня «врагом Приднестровья» и сообщил, что в Москве будет требовать моего увольнения и наказания. О том, что жалобы в отношении меня были мне сообщали из Минэнерго России и аппарата Правительства РФ. Я докладывала обо всем незамедлительно моему руководителю Ковальчуку Б.Ю., который запретил мне командировки в ПМР, полагая, что мне там угрожает опасность, например, меня могут подвергнуть уголовному преследованию. В правоохранительные органы ни я, ни руководство компании не обращались, поскольку ситуация была явно вне их юрисдикции и компетенции.

В этот период состоялась встреча с Шевчуком и его советником по безопасности в офисе Интер РАО. Шевчук заявил, что будет добиваться указаний из Правительства РФ для Интер РАО покрывать убытки МГРЭС.

Тем не менее, никаких указаний не было, определяющей задачей была прибыль МГРЭС, поэтому станция не возобновила поставку. В ПМР начался финансовый кризис с социальными последствиями и власти пошли на переговоры. Я несколько раз встречалась с вице-премьером ПМР М.И. Парнасом, были согласованы условия, обеспечивающие рентабельность поставки для МГРЭС и даже компенсацию убытка МГРЭС за простой. При этом, один из принципиальных пунктов позиции ПМР было то, что экспортный доход обеспечивается за счет дешевого газа, а значит экспорт должна контролировать ПМР. Согласно подписанному соглашению, ПМР имела право определить уполномоченную структуру, которая бы поставляла на экспорт электроэнергию, оплачивая МГРЭС переработку газа в электроэнергию. При этом, были согласованы выгодные для МГРЭС условия покрытия затрат и рентабельности.

Через некоторое время на МГРЭС поступил Указ Президента ПМР, которым была определена уполномоченная ПМР компания Энергокапитал. Учитывая согласованные условия, а также экономию газа, финансово-экономические показатели МГРЭС улучшились. При этом, МГРЭС больше не зависела от «вил» между ценой на газ и ценой электроэнергии. При падающей ценовой конъюнктуре на молдавском рынке, МГРЭС продолжала получать весь предусмотренный доход. Полагаю, что отношение Е. Шевчука ко мне продолжало быть крайне негативным, т.к. созданная им ситуация принесла только проблемы для бюджета ПМР.

Все свои действия и решения по урегулированию этой конфликтной ситуации, как и в других аналогичных ситуациях, я согласовывала со своим руководством в Интер РАО — с Б.Ю. Ковальчуком.

Полагаю, что подоплека моего уголовного преследования может иметь прямое отношение к этой конфликтной ситуации.

15 декабря 2020 года

К.В. Цуркан


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.

  • Истории
    Совершите вы массу открытий: как цифровизация открыла дверь в тайный мир, о котором все знали

    Раньше, чтобы потрясти современников сенсационным расследованием, надо было на годы закопаться в бумажные архивы. Но информация сменила прописку, перебралась во всемирную сеть и стала доступной каждому. Любой гражданин с телефоном и компьютером может стать Навальным — главное, знать, где искать. Ловля фактов превратилась в отдельную дисциплину с официальным названием OSINT — open source intelligence, буквально — разведка по открытым источникам. С ее помощью можно не только бороться с коррупцией и пропагандой, но и тестировать товары, совершать хакерские атаки, проверять благонадежность нанимаемых сотрудников и даже предупреждать работорговлю. О самых удивительных случаях применения этого обоюдоострого оружия мы расскажем в серии материалов Иннокентия Буковского, посвященной разведке нового тысячелетия. А начнём с истории вопроса.

  • Истории
    Lamborghini Diablo попутал: как автолюбитель стал «шпионом»

    У Команды 29 новый подзащитный — Александр Марченко, который с детства любил спорткары. Отреставрированный им «Ламборгини» приглянулся одному из главных лиц ДНР. Из-за этого Марченко пытали в знаменитом на всю Европу концлагере «Изоляция», а потом перевезли в Россию и обвинили в шпионаже. Удивительную и страшную историю украинца, у которого завтра в Краснодаре — апелляционный суд, рассказывает журналист Дмитрий Дурнев — лауреат трёх премий «Редколлегия» за репортажи о непризнанных республиках Донбасса.

  • Истории
    Брили налысо и били ногами по лицу: что происходит в женских колониях

    За первое полугодие 2020 года суды привлекли к уголовной ответственности 234 тысячи россиян. Из них 34,6 тысяч — женщины, часть из которых отправится или уже отправилась отбывать сроки в колонии. Мы встретились и поговорили с женщинами, которые провели годы жизни в местах лишения свободы, и сегодня публикуем рассказ о тех, кого в минувший понедельник не поздравили с Восьмым марта.