Истории

Показания Карины Цуркан по поводу анкеты агента СИБ Молдовы с её персональными данными

Ирина Бужор/Коммерсантъ

По поводу копий пяти листов личного дела агента СИБ РМ с псевдонимом «Карла», которые являются вещественным доказательством по уголовному делу, могу дать следующие пояснения:

Для простоты буду называть этот документ анкетой. Указанная анкета, составленная, судя по указанной в ней дате, в 2004 году, содержит информацию о фактах, имевших место значительно позднее указанной даты ее составления, недостоверную информацию, а также признаки исправления и подделки.

В отношении информации о фактах, имевших место значительно позднее указанной даты ее составления, могу сообщить суду следующее.

Фотография, содержащаяся на второй странице вещественного доказательства, заимствована из моего биометрического паспорта, оформленного в 2008 году. Таким образом, фотография сделана спустя четыре года после указанной даты оформления анкеты, более того, мой паспорт предъявлялся в различные государственные органы и организации, многие из которых делали его копии. Так копии паспорта имелись в ПАО «ИнтерРАО», МВД России (ранее — ФМС России), в управляющей компании по месту моей регистрации, у нотариусов, услугами которых я пользовалась с 2008 года, и в других организациях, куда я обязана предъявлять паспорт. Таким образом, широкий круг лиц имел возможность сделать копию моей фотографии, имеющейся в анкете.

Помимо этого, в анкете некорректно указан адрес моего жительства на 2004 год. До переезда в Москву в 2007 году я постоянно проживала в Кишиневе, при этом с 2002 года местом моего проживания и регистрации был адрес: Кишинев, ул. Измаил 86/1, кв. 182. С января 2007 года проживаю постоянно в России, при этом место регистрации в Молдове до продажи квартиры в Кишиневе оставалось прежним. После продажи квартиры в 2011 году была перерегистрирована по адресу Кишинев, ул. Измаил 86/1, кв. 181, но фактически там никогда не проживала, так как на тот момент уже постоянно жила в Москве. С 2011 года и до отказа от молдавского гражданства в 2016 году адрес регистрации был указан в моих молдавских документах, копия которых хранилась в кадровом подразделении по месту моей работы в ПАО «ИнтерРАО». Таким образом в августе 2004 года я проживала и была зарегистрирована по адресу: Республика Молдова, г. Кишинев, ул. Измаил, дом 86/1, квартира 182. Однако в анкете указан адрес моей регистрации, актуальный только с 2011 года: Республика Молдова, г. Кишинев, ул. Измаил, дом 86/1, квартира 181, и по которому я фактически никогда не проживала. Таким образом, указание в 2004 году в анкете адреса моей регистрации в период 2011-2016 г.г. (до отказа от молдавского гражданства) подтверждает фабрикацию анкеты. Адрес, указанный в анкете и действительный после 2011 г. был указан в моем удостоверении личности и мог быть доступен широкому кругу лиц. Соответствующее документальное подтверждение данной информации было представлено защитой на этапе следствия — выписка (том 2 л.д. 216).

В анкете местом моей работы указана компания «Техноэлектрика», между тем, в августе 2004 года я не работала в указанной компании, в «Техноэлектрика» я трудоустроилась только в 2006 году по приглашению ПАО «ИнтерРАО», которое приобрело компанию «Техноэлектрика» также после 2004 г. Более того, компания в 2004 году имела иное наименование, что, как и вышеперечисленные факты, подтверждается представленной защитой выпиской (том 2 л.д. 217-219). Таким образом, указание в 2004 году в качестве места моей работы компании, которая в 2004 году еще с таким названием не существовала, и куда я пришла в 2006 году, подтверждает фабрикацию анкеты.

В вещественном доказательстве некорректно указано мое образование, в 1999 году я получила юридическое образование. Образование по специальности «менеджмент», которое можно было бы квалифицировать, как экономическое, было получено мной уже в Москве в РГГУ в 2015 году, что подтверждается имеющимися в материалах дела документами из моего кадрового дела с места работы (том 1 л.д. 158 и 162).

На последней странице анкеты имеется перечень лиц, ни с одним из которых я не была знакома на момент якобы ее составления. С частью указанных лиц — С Олегом Ворониным, Валерием Пасатом, Вадимом Антюфеевым я никогда не была знакома. Защита на этапе предварительного следствия ходатайствовала о допросе В. Пасата на предмет знакомства со мной, но нам было отказано. При этом в СМИ на вопрос журналиста он отрицал факт знакомства со мной. С Валерием Лазэром, Игорем Смирновым, Игорем Додоном я впервые встретилась только в 2008-2009 году, а с Евгением Додом, знакомство состоялось в 2005 году, при этом вопреки указаниям в анкете, личных отношений с ним не имела.

В отношении недостоверной информации, указанной в анкете, могу показать следующее:

С лицом, указанным в качестве составителя анкеты, — Ал. Попеску я никогда не была знакома. Более того, в материалах уголовного дела имеются сведения, подтверждающие, что полковник Александр Попеску является публичным лицом, выступает в средствах массовой информации и найти информацию о нем не представляет сложности.

Также мои защитники опросили Попеску, который показал, что до 2013 года занимал различные должности в территориальных подразделениях и центральном аппарате Службы информации и безопасности Республики Молдова, а 2 августа 2013 года вышел на пенсию.

Также Попеску А.Г. заявил, что Цуркан Карина Валерьевна ему не знакома, он никогда с ней не встречался и не общался, а анкета агента СИБ Республики Молдова в отношении Цуркан Карины Валерьевны им никогда не составлялась, участия в составление такой анкеты он не принимал.

Помимо этого, Попеску А.Г. сказал, что ему неизвестен другой сотрудник Службы информации и безопасности Республики Молдова по имени Александр Попеску, работавший в период с 2000 по 2016 годы.

В ходе опроса Попеску А.Г. предоставил образцы своего почерка, копию удостоверения личности и выразил готовность быть допрошенным по уголовному делу в качестве свидетеля в порядке, предусмотренном УПК РФ и Договором между Российской Федерацией и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 25 февраля 1993 года.

На последнем листе анкеты в графах с именами Игорь Смирнов и Вадим Антюфеев указаны аббревиатуры «P.M.R.», что является первыми буквами непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, при этом аббревиатура ПМР на русском передана латиницей — PMR, что нонсенс и невозможно для владеющего румынским (молдавским) языком человека, не говоря уже о работающем в государственных органах. Приднестровская Молдавская Республика переводится как Република Молдовеняскэ Нистряны (Republica Moldovenească Nistreană), то есть аббревиатура на латинице — RMN, а никак не PMR. Очевидно, что тот, кто заполнял таблицу контактов не владеет румынским (молдавским) языком. Данные обстоятельства свидетельствуют, что вещественное доказательство сфальсифицировано, а лицо, заполнявшее анкету, не владеет молдавским (румынским) языком и не является служащим в государственных органах Молдовы.

В отношении признаков исправления и подделки в анкете могу показать следующее.

В графе 8 анкеты «национальность» указано «армянин» (в мужском роде). В графе 15 «воинская обязанность» указано «невоеннообязанный» (в мужском роде). Несмотря на некорректный перевод, о чем защита заявляла ранее, употребление в анкете моих данных в мужском роде является признаком фальсификации этого документа. В графе 6 анкеты «домашний адрес» указано «or. Chisinau» вместо корректного «mun. Chisinau». В графе 14 анкеты «место работы» в названии организации последняя буква употреблена с надчеркиванием, что некорректно с точки зрения молдавского языка и является признаком фальсификации документа.

В анкете имеется множество иных признаков фальсификации, на которые я и мои защитники обращали внимание следствия, когда обращались с ходатайством о назначении технической экспертизы документа.

***

25 ноября 2020 года                                                                К.В. Цуркан


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.

  • Истории
    Совершите вы массу открытий: как цифровизация открыла дверь в тайный мир, о котором все знали

    Раньше, чтобы потрясти современников сенсационным расследованием, надо было на годы закопаться в бумажные архивы. Но информация сменила прописку, перебралась во всемирную сеть и стала доступной каждому. Любой гражданин с телефоном и компьютером может стать Навальным — главное, знать, где искать. Ловля фактов превратилась в отдельную дисциплину с официальным названием OSINT — open source intelligence, буквально — разведка по открытым источникам. С ее помощью можно не только бороться с коррупцией и пропагандой, но и тестировать товары, совершать хакерские атаки, проверять благонадежность нанимаемых сотрудников и даже предупреждать работорговлю. О самых удивительных случаях применения этого обоюдоострого оружия мы расскажем в серии материалов Иннокентия Буковского, посвященной разведке нового тысячелетия. А начнём с истории вопроса.

  • Истории
    Lamborghini Diablo попутал: как автолюбитель стал «шпионом»

    У Команды 29 новый подзащитный — Александр Марченко, который с детства любил спорткары. Отреставрированный им «Ламборгини» приглянулся одному из главных лиц ДНР. Из-за этого Марченко пытали в знаменитом на всю Европу концлагере «Изоляция», а потом перевезли в Россию и обвинили в шпионаже. Удивительную и страшную историю украинца, у которого завтра в Краснодаре — апелляционный суд, рассказывает журналист Дмитрий Дурнев — лауреат трёх премий «Редколлегия» за репортажи о непризнанных республиках Донбасса.

  • Истории
    Брили налысо и били ногами по лицу: что происходит в женских колониях

    За первое полугодие 2020 года суды привлекли к уголовной ответственности 234 тысячи россиян. Из них 34,6 тысяч — женщины, часть из которых отправится или уже отправилась отбывать сроки в колонии. Мы встретились и поговорили с женщинами, которые провели годы жизни в местах лишения свободы, и сегодня публикуем рассказ о тех, кого в минувший понедельник не поздравили с Восьмым марта.