В ноябре 2012 года в Уголовном Кодексе РФ появилась новая статья 283.1 – незаконное получение государственной тайны. По информации из открытых источников, а также согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном суде России, с 2012 по 2017 гг. по ней было осуждено 5 человек; в 2018 году – 4, в 2019 году – 5 человек. В 2020 году уже вынесено три приговора суда. «Команда 29» рассказывает историю правоприменения новой статьи и ее особенностях.

За восемь лет в публичное поле попали несколько дел, ярко проиллюстрировавшие, как ст. 283.1 применяется на практике. Это дело московских диггеров, обвиненных в похищении и передаче якобы секретных сведений с якобы секретного объекта; история жителя приграничного района Брянской области Виктора Рыжанова, осужденного за нечаянное получение информации о графике патрулей на русско-украинской границе; ситуация сложившаяся вокруг владельца краболовного судна Дениса Решмета, лично сдавшего шпионившего на судне члена команды в ФСБ; приключение сталкера и поисковика Антона Коломицына, абсолютно законно купившего советские топографические карты и сбежавшего от уголовного преследования в Нидерланды. 12 августа стало известно об аресте блогера Андрея Пыжа, который ведет YouTube-канал Urbanturizm. Ему предъявлены обвинения по ч.2 ст. 283.1 УК РФ. Уголовное дело засекречено, публикация материалов запрещена.

Главная особенность этих уголовных дел в том, что обвиняемым государственная тайна доверена не была, как и не стала известна по службе, работе, учебе или в иных предусмотренных законодательстве случаях. А сами обвиняемые вплоть до самого ареста не догадывались, что стали обладателями столь ценного знания как гостайна.

Есть версия, что ст. 283.1 УК РФ появилась специально для тех случаев, когда следственные органы бессильны применить ст. 275 «Государственная измена» и ст. 276 «Шпионаж».

Из заключения Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 13.09.12:

«Необходимо отметить, что уголовная ответственность по проектной статье 283.1 может коснуться каждого».

Инициатором принятия поправок в Уголовный Кодекс стало Правительство Российской Федерации. На рассмотрение в нижнюю палату российского парламента они были внесены в декабре 2008 года, к активному рассмотрению законопроекта депутаты вернулись только спустя 4 года. Первое чтение документ прошёл 21 сентября 2012 года.

За время прохождения парламентских чтений текст статьи 283.1 заметно изменился, благодаря поправкам депутатов фракции «Единая Россия» О.И. Аршбы, В.В. Пинского и А.А. Ремезкова.

Ольга ПОДОПЛЕЛОВА, юрист фонда «Русь сидящая», конституционалист:

«Ко второму чтению статья 283.1 претерпела важное изменение. Так, если в первоначальной редакции уголовно наказуемым предполагалось такое получение сведений, составляющих государственную тайну, которое было совершено путем похищения, обмана, шантажа, принуждения, угрозы применения насилия, то ко второму чтению была предложена весьма опасная поправка «иным незаконным способом». Таким образом, статья превратилась в резиновую, и по своему буквальному смыслу стала охватывать абсолютно разные действия и затрагивать людей совершенно далёких от государственной службы: от журналистов и аналитиков до диггеров и поисковиков».

12 ноября 2012 года документ приобрел силу закона за подписью уже не премьер-министра, а президента России В.В. Путина. Замечания президентского Совета по правам человека, направленные в Совет Федерации, о недопустимости внесения поправок в законодательство, касающихся государственной тайны, были проигнорированы.

Михаил ФЕДОТОВ, руководитель Кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву, смежным, культурным и информационным правам:

«Незаконным способом получения секретных сведений можно считать   любой способ, который не предусмотрен Законом о государственной тайне. При таком подходе получается, что если человек нашел секретный документ на мусорной свалке или в тайнике, обнаруженном при сносе старого домостроения, то в его действиях уже есть состав преступления. Но тогда резонно возникает вопрос о форме вины: умысел, неосторожность? Для меня очевидно, что если гражданин случайно получает сведения, составляющие государственную тайну, то в этом не его вина, а тех, кому эта тайна была доверена».

Иван ПАВЛОВ, адвокат, глава «Команды 29»:

В таких делах  следствие, как правило,  манипулирует фактами, не приводя доказательств преднамеренности действий обвиняемых и наличия злого умысла. Решения о возбуждении уголовных дел и постановления о привлечении в качестве обвиняемых основываются на неопубликованных нормативных правовых актах, о которых обвиняемые, как правило, ничего не знают».

Нарушение подписки о неразглашении

С момента принятия и до 2016 года статья 283.1 не привлекала к себе внимания.  А в 2016-го году стали известны два случая применения утверждённых поправок в УК РФ, и оба касаются людей в погонах, имеющих доступ к «секретке» по долгу службы.

Первым прогремело уголовное дело в отношении Т. А. Казьминой. Капитан полиции была осуждена Воронежским областным судом 28 апреля 2014 г. за то, что в ноябре-декабре 2012 года отправила на имя Президента РФ приказы МВД России, составляющие государственную тайну с грифом «секретно». Таким образом Казьмина надеялась восстановить справедливость и отменить незаконное, по ее мнению, увольнение заместителя начальника отдела полиции №5. Штраф за добросердечность – 300 000 рублей.

15 мая 2015 г. виновным по статье 283.1 УК РФ был признан бывший подполковник УФСБ по Челябинской области О. С. Натальченко. Он был приговорен Челябинским областным судом к полутора годам лишения свободы условно и сразу освобожден от наказания в связи с амнистией к 70-летию Победы в Великой Отечественной войны (поэтому дело не учтено в статистических данных Верховного Суда РФ). Ему инкриминировалось скачивание оперативных материалов УФСБ с компьютеров в своем отделе, а также похищение жесткого диска.

Когда лучше не высовываться

Бомбоубежище в Измайлово. Фото: из личного архива Павла Софронова

Как стать фигурантами дел о разглашении гостайны, не подозревая о ней, показало последующее правоприменение новой статьи УК.

Показательный пример — дело «диггеров». В ноябре 2014 года молодые искатели приключений (Николай Блазнин, Светлана Мосейкова, Павел Софронов, Денис Степанов, Геннадий Нефедов, Василий Смирнов и еще один 15-летний юноша) спустились под землю, чтобы исследовать тоннели. По подземным коммуникациям диггеры бродили около трёх суток, периодически выбираясь на поверхность, чтобы купить еды и алкоголя. Когда грязные, мокрые и уставшие выбрались наружу, то даже не пытались скрыться от заметившей их охраны. Были оформлены по ст. 20.17 КоАП «Нарушение пропускного режима охраняемого объекта» и забыли о произошедшем.

Однако через год, 9 ноября 2015 года следственная служба УФСБ России по городу Москве и Московской области пришла к выводу, что подземная пьянка на ноябрьские праздники была уголовным преступлением. Диггерам предъявили обвинения, предусмотренные п. «а», «д» ч. 2 ст. 283.1 УК РФ. По версии следствия, молодые люди осуществили проникновение на объекты специального строительства ОАО «Трансинжстрой» и таким образом получили сведения, составляющие государственную тайну, о местонахождении, конфигурации, конструктивных особенностях и внутреннем устройстве объектов специального строительства. Кроме того, они сняли на фото и видео засекреченные помещения и устройства, а затем разместили фотографии на своих страницах в сети «ВКонтакте».

Приговор огласили 27 декабря 2016 года. Пятерых диггеров осудили на три года условно и амнистировали. Геннадию Нефедову дали пять лет колонии строгого режима – ранее он был судим за нанесение тяжких телесных повреждений – и разглашение гостайны сочли опасным рецидивом.

И следствие, и суд отказались принимать во внимание, что диггеры не догадывались, что попали на режимный объект, чьё устройство составляет государственную тайну. А значит, не имели умысла собирать секретную информацию и тем более передавать её третьим лицам.

Бытовые разговоры

Виктор Рыжанов получил в октябре 2017 года три года и три месяца колонии общего режима. Адвокатам Виктора Рыжанова из «Команды 29» удалось дойти до Верховного Суда. В декабре 2017 года приговор был заменён на условный, а сам осужденный освобождён в зале суда.

Сам Рыжанов не исключал, что причиной столь пристального к нему внимания брянского УФСБ могла быть его активная политическая позиция. В 2014 году Рыжанов выиграл местные выборы, стал народным депутатом и чуть не был назначен главой поселения. «До тех пор, пока я никуда не баллотировался, я никому не нужен был», – подтверждал Рыжанов в общении со СМИ.

Поводом для обвинения в незаконном получении гостайны жителя поселка Лужки Брянской области, расположенного в нескольких километрах от российско-украинской границы, послужили телефонные разговоры с приятелем-пограничником Владимиром Корниенко. Из частных бесед Виктор узнавал, когда не будет пограничных патрулей, чтобы без волокиты перевезти купленные на Украине продукты питания.

Сотрудники ФСБ пришли к Рыжанову с обыском в феврале 2016 года. Оказалось, что его приятеля уже судят за разглашение государственной тайны (в марте 2017 года его приговорили к 1,5 годам лишения свободы условно). Рыжанову УФСБ по Брянской области требовало жесткий приговор – шесть лет лишения свободы. Фактически за получение общеизвестной информации: в приграничном поселке всем понятно, если пограничники ушли на работу, значит будет патруль.

Никогда не ловите шпионов самостоятельно

Владивостокская история владельца краболовного судна «Шумшу-107» Дениса Решмета – еще одно доказательство неимоверно широких трактовок статьи 283.1 против обвиняемых. В декабре 2016 году в ходе рейса в Беренгово море на шхуне был обнаружен шпион. Только он оказался не представителем фирмы-конкурентов, как изначально думал Денис Решмет вместе со своим коллегой Андреем Улезько, а сотрудником федеральной службы безопасности. Запись разоблачительного разговора с сексотом была отправлена в управление ФСБ по Приморскому краю вместе с заявлением о возможном разглашении сведений, составляющих государственную, в том числе коммерческую тайну.

Казалось бы, настоящий гражданский поступок, изобличающий деятельность настоящего шпиона и помогающий госорганам обеспечить системность охраны различных видов информации ограниченного доступа (например, коммерческой, банковской и государственной тайны). Но не тут-то было. Спустя семь месяцев – в июле 2017 года уголовное дело было возбуждено в отношении Решмета и Улезько, а вовсе не провалившего работу сотрудника спецслужб, уже с августа оба находились в СИЗО. 8 июля 2019 года Приморский краевой суд приговорил обоих фигурантов дела к трём годам колонии общего режима.

«В обвинительном заключении не отражены ключевые моменты: суд ушел от ответа на вопрос об умысле противоправных действий, не отразил способ, место и время их совершения, при наличии на момент совершения преступления алиби у одного из фигурантов дела, что по мнению защиты существенно повлияло на итоговое решение.

Важно, что ни сторона обвинения, ни суд так и не смогли сформулировать, что же из всего сказанного и услышанного моим подзащитным являлось государственной тайной. При этом нам было отказано в проведении независимой экспертизы текстов в других регионах и заблокирована возможность поставить перед экспертами свои вопросы», – Рассказал Андрей ЮДИЧЕВ, адвокат Дениса Решмета.

Куда приводят бумажные карты

Антон Коломицын
Фото: Виктор Терешкин

Российский суд уже вряд ли сможет опросить ещё одного фигуранта секретного делопроизводства – обвиняемый в получении гостайны петербургский сталкер Антон Коломицын успел сбежать в Нидерланды. ФСБ считает, что он нанес ущерб безопасности Российской Федерации, купив советские топографические карты 50-тилетней давности.

В заключении Военно-топографического управления Генштаба ВС РФ указано, что специалисты, вынося свой вердикт, опирались на Перечень сведений Вооруженных Сил Российской Федерации, подлежащих засекречиванию, утвержденный приказом Министра обороны РФ 2013 года № 046. И даже приводили конкретные пункты – 215-й и 216-й. Однако данный документ официально не опубликован, не зарегистрирован Министерством юстиции РФ и имеет гриф секретности. Поэтому знать о том, что на картах 50-тилетней давности имеются секретные сведения, Антон, как и любой другой человек, не имеющий доступа к секретной информации, не мог ни при каких обстоятельствах. Как знать и о самом факте, что такой Перечень существует в природе.

Иван ПАВЛОВ адвокат, глава «Команды 29»:

«Перечень сведений, подлежащий засекречиванию, сам секретен, поэтому обычные люди не могут знать, что является гостайной, а что нет. Так, например, Антон Коломицын представления не имел, что покупая карту Генштаба становится обладателем гостайны. Этим и пользуется ФСБ, разворачивая дела по 283.1 статье на пустом месте ради отчётности.

Отдельный вопрос: зачем засекречивать старые карты?  Сегодня можно получить точный спутниковый снимок любой территории любого государства, так что засекречивание бумажных и электронных карт – бессмысленная инициатива».

В интервью российской и голландской прессе Антон Коломицын рассказал, что карты, которые у него изъяли сотрудники ФСБ, находятся в свободном доступе в публичных библиотеках многих стран. Как минимум, в США и Германии, куда были вывезены обширные архивы из бывших союзных республик. Не говоря уже о профессиональных интернет-форумах и сайтах, где все необходимые листы с грифом «совершенно секретно» может купить любой желающий.

Адвокаты петербургского сталкера не исключают, что старые карты, приобретенные абсолютно законным способом – без применения насилия, угроз, шантажа, обмана или подкупа, были лишь поводом, чтобы умерить социальную и политическую активность Коломицына.

Подробности раскрыты не будут

В делах о гостайне все настолько секретно, что если человек не обращается за поддержкой в СМИ, то узнать подробностей дела и сути предъявляемых обвинений практически невозможно. Буквально одной строкой дана информация, что 9 июля 2020 года Саратовский областной суд прекратил уголовное дело в отношении некого Александра Ремизова, обвиняемого в незаконном получении сведений, составляющих государственную тайну. Дело по статье 283.1 УК РФ было рассмотрено судьей В.В. Глуховым единолично в одно судебное заседание и закончилось назначением мизерного штрафа в 10 000 рублей.

Похоже, что дело рассматривалось в особом порядке, что означает согласие обвиняемого с предъявленным обвинением и представляет собой упрощенную процедуру, при которой рассмотрение уголовного дела проводится без исследования и оценки доказательств, собранных по делу.

В сообщениях саратовских СМИ подчеркивается, что «так как суть дела касается государственной тайны, его подробности раскрыты не будут».

Прокуратура Псковской области также скупа на информацию и даже воздерживается от публикации имени обвиняемого по ст. 283.1. В пресс-релизе, распространённом псковскими информагентствами сообщается лишь, что в октябре 2019 года некий мужчина решил незаконно получить сведения, составляющие государственную тайну, чтобы использовать их для организации незаконной миграции на территории Псковской области. Якобы он подыскал должностное лицо в Погрануправлении ФСБ России по Псковской области и собирался получить необходимые ему сведения.

«В один из дней в феврале 2020 года злоумышленник в ходе встречи со своим знакомым, имеющим доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, который действовал под контролем должностных лиц органов безопасности, получил карту охраны участка госграницы, которая не была секретной, но мужчина подумал иначе», – уточнили в прокуратуре.

Дело направлено для рассмотрения по существу в Псковский областной суд. Есть ли у обвиняемого адвокат или же дело будет рассматриваться в особом порядке, неизвестно.

Сумеречная зона права

Фактически сегодня обвинение в получении гостайны – это уравнение со многими неизвестными. Законодательство в сфере преступлений против государства становится более жёстким и менее конкретным.

Михаил ФЕДОТОВ, руководитель Кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву, смежным, культурным и информационным правам:

«Вся информация в обществе, как следует из статьи 29 Конституции РФ, является открытой. Секретная информация является законным исключением из открытой информации. В законе «О государственной тайне» (статья 5) ясно говорится, какие сведения составляют государственную тайну, например, в военной области, в области экономики, науки и техники, в области внешней политики и т.д. И здесь же (статья 7) закрепляется, какие сведения не подлежат засекречиванию и отнесению к государственной тайне. Это уже исключение из исключения. Например, не подлежат засекречиванию сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами. Это не может быть отнесено к государственной тайне! Но может ли это быть служебной тайной? Может ли это быть профессиональной тайной, понятие которой введено этим летом в закон «О федеральной службе безопасности»? Получается, что может. И это противоречие, на мой взгляд, нужно как можно скорее исправлять».

Так, закон о государственной тайне регламентирует, какие сведения и в какой области требуют секретности. Далее президент страны на основании закона и с учетом предложений Межведомственной комиссии по защите государственной тайны утверждает перечень сведений, отнесённых к государственной тайне. И закон, и перечень – относятся к публичному законодательству. С их текстом может ознакомиться любой желающий.

Но в президентском перечне против каждого из 119 пунктов указаны ответственные ведомства и организации, которые утверждают собственные перечни сведений, которые подлежат засекречиванию. На сегодняшний день нет ни одного открытого перечня гостайн. И мы оказываемся на пороге «сумеречной зоны права».

Иван ПАВЛОВ, адвокат, глава «Команды 29»:

«В силу устройства российского законодательства о государственной тайне, ведомственные перечни сведений, составляющих государственную тайну, не публикуются. И если у человека нет доступа к секретной информации, то он в принципе не может узнать, какие сведения находятся под грифом «секретно», так как ведомственные нормативные правовые акты, утверждающие ведомственные перечни сведений, подлежащих засекречиванию, сами по себе секретны, Обычный человек не может осознавать, что относится к секретным сведениям, а что нет. А если умысел отсутствует, значит нет незаконного действия. Возможность обвинять людей в нарушении правовых актов, с которыми они не могли быть ознакомлены, противоречит основному закону.

В Конституции прямо закреплено, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не были опубликованы официально для всеобщего сведения».

P.S.Было бы некорректно умолчать, что сам состав преступления, предусмотренного статьей 283.1 УК Российской Федерации, не является уникальным с точки зрения зарубежного опыта.

Ольга ПОДОПЛЕЛОВА, юрист фонда «Русь сидящая», конституционалист:

«В пояснительной записке к законопроекту появление новой нормы 283.1 в УК Российской Федерации объяснялось весьма благовидными причинами. Во-первых, речь шла о необходимости защиты сведений в области ОРД (о методах работы правоохранительных органов, осведомителях и т.д.), к которым, как было отмечено, имеют интерес криминальные структуры. Во-вторых, разработчики отмечали также необходимость защиты сведений в области геологии, геодезии, картографии, топографии и экономической деятельности, которыми интересуются коммерческие структуры для извлечения дополнительных доходов из их использования. Авторы законопроекта ссылались на аналогичный опыт Великобритании и Казахстана.

Действительно, например, в Великобритании действует подобная норма. И она вызывает обоснованные вопросы у гражданского общества, в том числе у журналистов, которые при публикации общественно значимых материалов, полученных в результате утечек данных, фактически ставят себя под угрозу уголовной ответственности. Однако, по имеющимся сведениям, никаких аналогов дел о продаже топографических карт или об уточнении времени дежурства пограничника в Великобритании нет».

текст: Дарья Дедова