Истории

Секретный бюджет: сколько денег мы отдаём государству непонятно на что

Российский бюджет становится все более засекреченным. В 2016 году доля расходов по так называемым закрытым статьям бюджета выросла до постсоветского максимума — 22,3% от всех расходов федерального бюджета. Мы почти ничего не знаем о четверти расходов государства — не можем их отследить и выяснить, насколько эффективно они были потрачены. Разбираемся, как так вышло.

Поделиться в социальных сетях:

Как засекречивали бюджет

Закрытые для общества расходы растут с 2009 года. Тогда их доля составляла всего 10%. Расходы по секретным статьям часто растут спонтанно и не входят в запланированный заранее бюджет. Например, по закону о бюджете на 2016 год доля таких расходов должна была сократиться до 18,5% с 20% в 2015 году, но в результате поправок на секретные статьи добавили то ли 680, то ли 800 млрд руб. Они пошли на выплаты по кредитам оборонных предприятий. Получилось 22,3 %. Так что планируемое в трехлетнем бюджете на 2017-2019 годы сокращение расходов по засекреченным статьям до 17% всех расходов в 2017, 16,7 % в 2018 и 17 % в 2019 выглядит сомнительным.

В абсолютных цифрах объем засекреченных расходов в 2016 году также достиг постсоветского максимума, показал анализ Команды 29: 3,66 трлн рублей, или 4,4% ВВП. Для сравнения, все расходы на здравоохранение в том же году, по последним правкам в бюджет, должны были составить 456,6 млрд рублей, на образование — 557,4 млрд рублей. Засекречена огромная сумма, она в разы превышает расходы по производительным статьям. Эти «секретные деньги власти могут потратить на «субсидии юридическим лицам» или «межбюджетные трансферты регионам».

Какие статьи бюджета засекречивают

Война в Сирии, растущие аппетиты ВПК и спецслужб, Росгвардия, программа перевооружения до 2020 года — так объясняют эксперты рост секретных расходов в последние годы. «Национальная оборона» — традиционно самая закрытая статья бюджета. Расходы по ней в 2016 году были засекречены на 71,9%. Вторая по секретности — статья «Безопасность и правоохранительная деятельность», засекречена на 33,17%.

Власти скрывают не только расходы на силовиков и армию, но и вполне невинные статьи. В 2015 году в разделе «Национальная экономика» было засекречено 7% расходов. 4,3% расходов на образование были секретными, 3,6% — на здравоохранение. Даже в разделе «Культура» были тайные расходы — 0,1%. Эксперты впервые обнаружили в бюджете секретные расходы на прикладные научные исследования по госуправлению на 116 млн рублей. Но оказывается, что засекреченные расходы по другим статьям по крайней мере частично также идут на оборону и госбезопасность.

Сколько точно бюджет тратит на «военные» расходы, неизвестно. Но расходы по этим статьям растут, увеличивается и секретная часть бюджета в целом.

Министерство финансов на словах пытается ограничить рост военных расходов: в проекте бюджета на 2017–2019 гг. предусмотрено их снижение. На деле Минфин готовил поправки в Бюджетный кодекс, которые позволяли бы главе министерства самостоятельно распределять до 10% всех бюджетных расходов в пользу силовых ведомств, даже без согласования с остальными министрами и депутатами.

Такое уже было: c 1989 по 1991 гг. военные расходы в СССР увеличились с 77,3 до 120 млрд руб, по словам Василия Зацепина из Института Гайдара. Для последнего года существования СССР точного подсчета потраченных денег официально нет — об этом можно узнать только в мемуарах Михаила Горбачева.

Почему засекречивание бюджета — это плохо

Засекречивание бюджета от общества под предлогом военной тайны и национальных интересов большей доли расходов — проблема и политическая, и экономическая. Если неизвестно, куда и на что пошли деньги, нельзя и отследить эффективность их расходования.

Чрезмерная закрытость снижает конкуренцию, взвинчивает цены на продукцию военного назначения и обеспечивает сверхприбыли в карманах чиновников. Это признавал и Владимир Путин в статье для «Российской газеты».  Но оборонные закупки так и не попали под общественный контроль.

Значительная доля закрытых расходов в бюджете нарушает принципы Бюджетного кодекса: прозрачность, полноту отражения и источников финансирования расходов, писали авторы отчета РАНХиГС и Института Гайдара. Для обычных статей расходов бюджета есть экономическая классификация: расходы могут быть в форме дотаций, капиталовложений, зарплат и так далее. Для секретных расходов ничего этого нет, поэтому непонятно, как они влияют на экономику. Нельзя даже оценить, какая часть расходов бюджета реально тратится на научные разработки и инновации.

Всё это противоречит рекомендациям международных институтов: процессы принятия решений по бюджету не должно быть закрыты для общества, и министерство финансов не должно на это сильно влиять, говорит отчёт Open Budget Index. Развитые страны стремятся к тому, чтобы на бюджетный процесс влияли депутаты и общественность, а не правительство, поэтому и доля секретных расходов в них меньше.

Как следует из отчета МВФ, вышедшего в мае 2014 года, у развитых стран «Большой двадцатки» (Франция, Германия, Великобритания, Южная Корея) доля секретных расходов не превышает 1%, в США — 3%. Единственное исключение из этого правила — Италия. У неё, как и у развивающихся стран доля секретных расходов более 8%.

Сколько мы отдаём на секретные расходы

Точно оценить, сколько граждане России отдают на секретные расходы, невозможно. Не все наши налоги идут непосредственно в бюджет. Есть взносы в различные фонды социального страхования, общая ставка по которому 30%. Не так давно правительство заморозило накопительную часть пенсий, сэкономив бюджетные деньги на трансфере в Пенсионный фонд  — из них могли финансироваться военные, в том числе, секретные расходы.

Ставка подоходного налога в России — 13%. Это не так много по сравнению с другими странами, но, как посчитал декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, в среднем мы отдаем государству около 48% наших доходов в виде прямых и косвенных налогов — акцизов, сборов и так далее. Даже если исключить взносы в фонды социального страхования — минус 30% от вашей зарплаты, — как минимум 4% в виде налогов идет на секретные расходы государства.

Получается, что при зарплате в 30 тыс. рублей вы каждый месяц отдаёте государству 1200 рублей, и оно перед вами никак за них не отчитывается.

Текст: Вячеслав Дворников (основатель Reed)

Поделиться в социальных сетях:


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.

  • Истории
    Совершите вы массу открытий: как цифровизация открыла дверь в тайный мир, о котором все знали

    Раньше, чтобы потрясти современников сенсационным расследованием, надо было на годы закопаться в бумажные архивы. Но информация сменила прописку, перебралась во всемирную сеть и стала доступной каждому. Любой гражданин с телефоном и компьютером может стать Навальным — главное, знать, где искать. Ловля фактов превратилась в отдельную дисциплину с официальным названием OSINT — open source intelligence, буквально — разведка по открытым источникам. С ее помощью можно не только бороться с коррупцией и пропагандой, но и тестировать товары, совершать хакерские атаки, проверять благонадежность нанимаемых сотрудников и даже предупреждать работорговлю. О самых удивительных случаях применения этого обоюдоострого оружия мы расскажем в серии материалов Иннокентия Буковского, посвященной разведке нового тысячелетия. А начнём с истории вопроса.

  • Истории
    Lamborghini Diablo попутал: как автолюбитель стал «шпионом»

    У Команды 29 новый подзащитный — Александр Марченко, который с детства любил спорткары. Отреставрированный им «Ламборгини» приглянулся одному из главных лиц ДНР. Из-за этого Марченко пытали в знаменитом на всю Европу концлагере «Изоляция», а потом перевезли в Россию и обвинили в шпионаже. Удивительную и страшную историю украинца, у которого завтра в Краснодаре — апелляционный суд, рассказывает журналист Дмитрий Дурнев — лауреат трёх премий «Редколлегия» за репортажи о непризнанных республиках Донбасса.

  • Истории
    Брили налысо и били ногами по лицу: что происходит в женских колониях

    За первое полугодие 2020 года суды привлекли к уголовной ответственности 234 тысячи россиян. Из них 34,6 тысяч — женщины, часть из которых отправится или уже отправилась отбывать сроки в колонии. Мы встретились и поговорили с женщинами, которые провели годы жизни в местах лишения свободы, и сегодня публикуем рассказ о тех, кого в минувший понедельник не поздравили с Восьмым марта.