Истории

#стикерпротивпыток: напомните ФСБ о своих правах

Мы недавно рассказали о том, какими «веселыми» розовыми стикерами чекисты помечают листы протоколов допроса «плохих» свидетелей в материалах уголовного дела по обвинению саентологов.

«Знает много, но молчит — передопрос с электровспоминателем»
«Дебил, но точно знает, что нет экстремизма и платных услуг»

Конституция гарантирует право на жизнь. Правоохранительные органы не должны пытать заключённых. Давайте напомним товарищу майору о своих правах.

Мы решили начать акцию #стикерпротивпыток. Все очень просто:

— возьмите стикер, желательно розового цвета;

— напишите призыв: например, «Пыткам нет!» — или что-то, что показывает ваше отношение к этой проблеме;

— наклейте стикер в любом общедоступном месте: магазине, кафе, метро, автобусе, на улице, на двери своего дома или офиса;

— фото стикера выложите в сеть с хэштегом #стикерпротивпыток.

А ещё поддержите наших юристов. Они борются за то, чтобы никто в своей жизни не встретился с «электровспоминателем» от ФСБ.


Подпишитесь на регулярный донат
100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов.
Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

Читайте также

  • Истории
    Габи против Ади: как аргентинская журналистка в одиночку раскрыла тайну похищения Эйхмана (или просто предложила...

    История пленения Адольфа Эйхмана — окончательного «решателя» еврейского вопроса, который бежал в Южную Америку и был найден там израильской разведкой, — известна, кажется, всем. Журналистка Габриэла Вебер предлагает совсем другую версию, в которой Моссад играет значительно менее героическую роль — зато появляются Хрущев, Эйзенхауэр, Аденауэр и Карибский кризис.

  • Истории
    Очень странные дела: от смс в Грузию до резюме в Швецию

    21 апреля Судебный департамент при Верховном суде России раскрыл данные по приговорам за государственную измену и шпионаж в 2020 году. Согласно официальной статистике, по 275 и 276 статьям УК РФ за этот период были осуждены семь человек. Команда 29 вспомнила дела, которые вели наши адвокаты, и те, о которых стало известно благодаря журналистам: получилось как минимум одиннадцать приговоров по указанным статьям.
    Мы будем разбираться в причинах несоответствия официальной статистики данным из открытых источников. Этот материал — первый шаг в нашем расследовании. Здесь журналисты и юристы Команды 29 собрали все известные нам приговоры за госизмену и шпионаж. Информация о сроках, пересмотрах приговоров и помилованиях, странах-«бенефициарах» и профессиях осужденных отражена в подробной инфографике.

  • Истории
    Соврёт и дорого возьмёт: краткий гид по пропаганде

    Мы — жители нового сурового медиавека — точно знаем, что нам постоянно врут. Но не вполне представляем, кто, как и почём — ведь пропаганда и дезинформация, сегодня обозначаемые ёмким англицизмом fake news, приносят приличную прибыль. Знаток современных информационных технологий Иннокентий Буковский продолжает серию материалов, посвящённую OSINT (расследованиям с использованием открытых источников) фундаментальным трудом об их главном враге — пропаганде. Ничего более подробного на эту тему по-русски вы точно не читали.

  • Истории
    Маленькие политзаключённые. Чем живут фигуранты «Канского дела»

    Летом 2020 года 14-летних подростков из Канска задержали за то, что они расклеивали листовки в поддержку политзаключённого анархиста Азата Мифтахова. В их телефонах силовики нашли переписку, в которой ребята договаривались построить в Minecraft игрушечное здание ФСБ и в шутку взорвать его. Этот эпизод лёг в основу сфабрикованного дела Канских подростков, которых обвинили в участие в террористическом сообществе. Месяц назад от этого обвинения следствие отказалось, но детям всё ещё грозит срок за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Сейчас Денис Михайленко и Никита Уваров находятся в СИЗО, а Богдан Андреев — под домашним арестом. Нам удалось поговорить с близкими и знакомыми Никиты и Дениса. Рассказываем, что известно о детях-политзаключённых.