За последние годы Петербург заключил с частными компаниями несколько масштабных концессионных соглашений. Так появился Западный скоростной диаметр, строится частная трамвайная сеть в Красногвардейском районе и проектируется аэроэкспресс в Пулково. Их строят частично на средства инвесторов, а частично — налогоплательщиков. Информация о том, на каких условиях чиновники выплачивают инвесторам бюджетные средства, недоступна ни гражданам, ни депутатам.

Что такое концессионные соглашения и почему они такие секретные

Концессия — это механизм, который позволяет государству привлекать частные инвестиции в создание инфраструктуры. В идеале эта схема подразумевает выгоду для всех участников. Например, город решил построить по концессии дорогу. Городская власть довольна: она избавилась от необходимости полностью оплачивать проект из бюджетных денег и брать на себя все риски. Довольны налогоплательщики: им стало удобнее ездить по городу. Довольна и частная компания-инвестор: концессионное соглашение, которое она заключила с городом, подразумевает, что если прибыль от реализации проекта окажется меньше, чем планировалось, власти компенсируют разницу.

В концессионных соглашениях прописаны финансовые обязательства государства перед инвестором. Неясно, как рассчитывают выплаты бюджетных средств концессионеру. Тексты концессионных соглашений, которые Санкт-Петербург заключает с инвесторами, не разглашают. Оппозиционные депутаты регионального парламента не раз критиковали за это администрацию города. Законодательное собрание принимает проект городского бюджета, где заложены расходы на реализацию концессионных соглашений, но депутаты вынуждены голосовать, не зная условий, на которых будут выделять средства.

С кем заключают самые крупные концессионные соглашения в Петербурге

Частично на государственные, частично на частные деньги строят платную автомагистраль Западный скоростной диаметр (ЗСД) в Петербурге. Частным инвестором выступает «Магистраль Северной столицы», которая принадлежит «ВТБ-капиталу», «Газпромбанку» и трём иностранным компаниям. Строительство магистрали стоило 200 млрд рублей, из них 134 млрд — бюджетные. До 2042 года плату за проезд по ЗСД будет забирать себе «Магистраль Северной столицы», а если прибыль инвестора окажется меньше запланированной (а запланирована она 9,6 млрд рублей в год), петербургские власти будут компенсировать недостаток. Это происходит уже сейчас: в 2016 году город выделил инвестору 4,1 млрд рублей из бюджета. Ещё 2,24 млрд рублей из бюджета «Магистраль Северной столицы» получила в 2016 году на реализацию долгосрочной целевой программы «Финансирование создания в Петербурге автомобильной дороги „Западный скоростной диаметр“». В 2017 году город выделил инвестору 5,2 млрд рублей на компенсацию недополученной прибыли (планировали 4,6 млрд, но потом увеличили сумму), 2,2 млрд рублей — на реализацию программы. В этом году, согласно закону о бюджете, инвестор получит от города 3,6 млрд и 2,5 млрд рублей, соответственно.

Другой масштабный проект  — строительство легкорельсового трамвая (его называют «Чижик») между Всеволожском и Красногвардейским районом Петербурга. Стоимость проекта — 33,7 млрд рублей, генподрядчик — «ЛСР-Строй», входящее в ПАО «Группа ЛСР» экс-сенатора Андрея Молчанова. В сентябре прошлого года стало известно, что инвестор опаздывает со сроками сдачи проекта. Эксперты тогда отмечали, что серьёзных технических сложностей нет и предполагали, что дело в организационных препятствиях, о которых рассказали бы приложения к концессионному соглашению. Но что город и инвестор прописали в них, неизвестно — их не опубликовали.

Почему даже региональные депутаты не смогли ничего узнать

Проблему доступа к условиям государственно-частных партнерств часто обсуждают в петербургском законодательном собрании. Депутаты из фракций «Партии Роста», «Справедливой России» и «Яблока» много раз требовали от губернатора Петербурга Георгия Полтавченко предоставить им тексты соглашений города с инвесторами. Губернатор каждый раз отвечал отказом, ссылаясь на то, что соглашения содержат конфиденциальную информацию.

В прошлом году глава фракции «Партии Роста» в петербургском заксобрании Оксана Дмитриева обратилась в Счётную палату с просьбой оценить, законно ли действует губернатор, отказывая депутатам в ознакомлении с текстами соглашений, на основании которых в городе реализуют стратегические инвестпроекты — например, строительство Западного скоростного диаметра. Счётная палата ответила, что по закону «О стратегических инвестиционных проектах, стратегических инвесторах и стратегических партнерах Санкт-Петербурга» такие соглашения не могут содержать информацию ограниченного доступа. Но такая позиция аудиторов не переубедила губернатора.

Текст соглашения о строительстве Западного скоростного диаметра из собственных источников получили депутаты фракции «Справедливая Россия». Изучив его, они обнаружили несколько фактов, которые, по их мнению, говорят о коррупции. Например, юридически документ был оформлен не как концессионное соглашение, а как договор о государственно-частном партнёрстве, что якобы позволило чиновникам заложить в него несколько невыгодных для города положений: сделки по концессии регулируются на федеральном уровне, а условия государственно-частного партнёрства регион может устанавливать сам. В петербургской администрации, впрочем, не стали оценивать подлинность документа, опубликованного «Справедливой Россией».

Депутат от «Партии Роста» Максим Резник несколько раз просил губернатора предоставить текст соглашения о строительстве «Чижика». Таких аргументов, как в случае с ЗСД, у него не было: строительство легкорельсового трамвая не является стратегическим инвестпроектом. Зато были другие: депутат ссылался на федеральный закон «О коммерческой тайне», который хоть и запрещает разглашать такую информацию, но обязывает предоставлять её по мотивированному запросу органа власти. Губернатор оппонировал: отдельный депутат — не орган власти, поэтому ему Смольный ничем не обязан. Максим Резник настаивал: закон «О концессионных соглашениях» запрещает сторонам разглашать коммерческую тайну и сведения конфиденциального характера, которые содержатся в договоре. Однако нет никаких нормативных актов, которые бы относили некую информацию из соглашения о строительстве «Чижика» к коммерческой тайне (о наличии в текстах договоров коммерческой тайны говорил губернатор, отказываясь предоставить копии депутатам). В Смольном указывали: зато в соглашении есть конфиденциальные сведения, а что из пунктов соглашения относится к таким сведениям и каков режим их предоставления третьим лицам, прописано в самом соглашении. Получается, что чиновники и предприниматели заключили договор, в котором прописали, что не будут никому его показывать, сделал вывод депутат. И подал в суд на петербургскую администрацию.

Доступ к текстам концессионных соглашений — противоречивый вопрос из-за неопределенности терминов в законе, говорит юрист Команды 29 Дарья Сухих. Действительно, федеральный закон «О концессионных соглашениях» запрещает концеденту (стороне договора) — в данном случае Смольному —  «разглашать  сведения, отнесённые концессионным соглашением к сведениям конфиденциального характера или являющиеся коммерческой тайной». Это означает, что в тексте соглашения может не быть коммерческой тайны, но могут быть иные сведения, которые этим соглашением отнесены к конфиденциальным. Дарья Сухих признаёт, что вопрос о том, кому и как предоставлять упомянутую в соглашении конфиденциальную информацию, полностью определяет текст соглашения: «В нём может быть написано,что такие-то сведения никому не предоставляются, или предоставляются органам власти, или предоставляются таким-то организациям». «Что касается трактовки самого термина „разглашение“, входит ли в него также ознакомление или имеется в виду только распространение для неограниченного круга лиц — это, увы, открытый вопрос. Законодательно понятие „разглашение“ нигде не определено. Есть термины „распространение“ и „предоставление“, но что такое „разглашение“, к сожалению, непонятно», — говорит юрист.

Текст: Мария Карпенко (корреспондент газеты «Коммерсантъ в Санкт-Петербурге»)

В первой версии статьи допущена неточность: мы указали, что генподрядчиком трамвая «Чижик» является ПАО «Группа ЛСР». На самом деле, подрядчик — «ЛСР-Строй», входящая в ПАО «Группа ЛСР». Изменения внесены по просьбе пресс-службы «Группы ЛСР».