«Сигнальщиками» (перевод английского слова whistleblower) называют тех, кто рассказывает о нарушениях изнутри системы. Среди самых известных примеров — Челси Мэннинг, опубликовавшая секретные документы о войне в Ираке, и Эдвард Сноуден, бывший сотрудник ЦРУ, который рассказал о том, как американские спецслужбы следят за людьми по всему миру. В России такие люди тоже есть — они записывают видеообращения и выступают с публичной критикой государственных органов, а за это их увольняют, обвиняют в клевете и подвергают уголовному преследованию.

Заявил о коррупции в МВД

В ноябре 2009 года бывший майор из Новороссийска Алексей Дымовский записал обращение к Путину, в котором пожаловался на то, что права рядовых полицейских постоянно нарушаются. Он признался, что получил своё звание за обещание завести дело на невиновного человека и рассказал, что начальник милиции Новороссийска имеет уголовную судимость и при этом продолжает работать. Дымовский пообещал «вывернуть наизнанку ментовскую жизнь по всей России вместе с коррупцией, невежеством и хамством» и вскоре создал общественное движение «Белая лента» для защиты сотрудников правоохранительных органов.

Оригинал видеообращения Дымовского уже удалён с YouTube, но есть более-менее приличная его копия

Руководство новороссийского УВД попросило привлечь Дымовского к уголовной ответственности за клевету. Суд признал слова Дымовского ложными и обязал его выплатить 100 тысяч рублей. Кроме того, в декабре 2009 года Дымовского обвинили в мошенничестве (часть 3 статьи 159 УК). Он провёл под арестом 75 дней, затем его дело переквалифицировали на служебный подлог, а в апреле прекратили за истечением срока давности.

Представительница СК, тем не менее, отметила, что это «не свидетельствует о необоснованном возбуждении уголовного дела». Дымовский ещё некоторое время участвовал в общественной жизни, но позже отошёл от дел — сейчас он живёт в Краснодарском крае и занимается семьёй, хотя его сайт по-прежнему регулярно обновляется.

Выступил против палочной системы в полиции

Через пару недель после обращения Дымовского майор милиции из Тольятти Алексей Мумолин опубликовал ответ на него. Он поддержал Дымовского, а также пожаловался на «бессмысленную и бестолковую бумажную работу» участковых и рассказал о палочной системе в МВД (например, о том, что участковый должен оформить минимум 15 протоколов и завести 3 уголовных дела в месяц).

В УВД провели служебную проверку и вынесли решение о «неполном служебном соответствии» Мумолина. После этого ему дважды объявляли строгий выговор, а затем лишили премии и табельного оружия. В марте он провёл одиночный пикет у здания мэрии, требуя соблюдения прав рядовых сотрудников. Задерживать Мумолина приехал начальник районного УВД вместе с 20 милиционерами. Вскоре майора уволили за то, что он «неоднократно умышленно нарушал» закон «О милиции» в части запрета на публичные суждения и оценки действий руководства.

Мумолин потребовал восстановления в должности. Одновременно с этим РУВД подало иск о защите деловой репутации, поскольку слова Мумолина, по их мнению, подорвали авторитет районного отдела. Суд отказал Мумолину в восстановлении, а его высказывания признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию РУВД.

Мумолин обратился в ЕСПЧ, и в 2016 году тот коммуницировал его жалобу.

Обнаружила нарушения в налоговой

Любовь Кондратьева, главный государственный налоговый инспектор Межрегиональной инспекции по Центральному федеральному округу, много ездила с проверками по областям и часто выявляла на местах нарушения, о которых регулярно сообщала начальству. Однако, их никто не устранял, а руководство советовало ей исключить эти нарушения из акта.

В 2008 году Кондратьева обнаружила, что из-за неправильного порядка начисления командировочных ей недоплатили около 300 тысяч рублей за три года. Она решила добиваться выплат и выступила в прямом эфире телеканала «ТВ Столица», где заявила, что государство должно соблюдать установленный порядок.

Её начальство сочло эти слова критикой органов исполнительной власти и уволило Кондратьеву, сославшись на закон «О госслужбе». Согласно этому закону, гражданским служащим запрещено публично «высказывать суждения и оценки в отношении госорганов и «их руководителей, включая решения вышестоящего госоргана».

В 2011 году Кондратьева обратилась в Конституционный суд (почти одновременно с Мумолиным, и их дела рассматривали вместе). Конституционный суд признал за госслужащими право выражать своё мнение, если «оно соответствует общественным интересам, а мотивом выступления не является обида или достижение личных целей». Также им разрешили заявлять о недостатках и правонарушениях в госорганах, а нижестоящие суды обязали учитывать мотивы чиновника, сообщившего о нарушениях, общественную значимость его слов и проблемы, которые он предотвратил.

Публично раскритиковал законопроект Минздрава

В 2010 году Владимир Путин уволил главу Росздравнадзора и члена партии «Единая Россия» Николая Юргеля из-за того, что тот раскритиковал принимаемый законопроект об обращении лекарственных средств. Законопроект подразумевал введение полного государственного контроля над всеми этапами обращения лекарств от разработки до мониторинга безопасности их применения — то есть, государство получало возможность устанавливать цены для производителей жизненно необходимых лекарств.

Фармацевты выступили против этого законопроекта, отметив в том числе его потенциальную коррупционность, и Юргель их поддержал. После этого глава Минздрава Татьяна Голикова, которая продвигала законопроект, добилась его отставки. Юргеля уволили по статье 17 статье закона «О госслужбе».

Николай Юргель выступил против законопроекта о таблетках и поплатился за это должностью главы Росздравнадзора

Владимир Путин заявил, что министерство здравоохранения свою позицию по законопроекту определило и любые отклонения будут пресекаться, «в том числе и принятием кадровых решений». В пресс-службе правительства объяснили, что Юргель «допустил заявления, сходные с мнением ряда экспертов, которые либо не ознакомились с текстом проекта в деталях и соответственно, не поняли его нововведений, либо занимались открытым лоббированием».

Потребовал привлечь судей к ответственности

В 2010 году на судью Хостинского районного суда города Сочи Дмитрия Новикова завели уголовные дела за злоупотребление должностными полномочиями, воспрепятствование правосудию и вынесение неправосудных актов. По версии следствия, Новиков способствовал расхищению «олимпийских» земельных участков.

По словам его адвоката Игоря Трунова, уголовное преследование началось после того, как Новиков сам сообщил о разворовывании земель. Он утверждал, что махинации с землёй осуществляли местные судьи во главе с председателем Краснодарского краевого суда Александром Черновым.

Во время разбирательства Новиков начал кампанию в интернете. Он выкладывал видео, в которых рассказывал о коррупции в судебной системе и заявлял, что его уголовные дела — месть за разоблачение преступной схемы. Новиков обратился в квалификационную коллегию с заявлением, что Чернов в 2002 году создал организованную преступную группу для хищения государственной собственности, но коллегия отказалась разбираться в этом деле, и Верховный суд РФ признал её отказ законным. Следственный комитет также отказался возбуждать дело по требованию Новикова.

В 2018 году Ростовский областной суд признал Новикова виновным и приговорил к пяти годам лишения свободы. Из-за истечения сроков давности Новиков был освобождён, но его лишили статуса судьи.

Вскрыл нарушения в судах

В 2016 году Александр Эйвазов, секретарь Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга, рассказал, как в суде фальсифицируют документы, создают протоколы заседаний, которых на самом деле не проводилось, принимают взятки от следователей и впускают посторонних в совещательную комнату. Он выложил аудиозаписи, на которых, по его словам, судья Ирина Керро говорит одному из подсудимых: «Не хотите в „Кресты“? Раньше сядешь — раньше выйдешь, знаете такое? Всё равно сидеть». Кроме того, Эйвазов заявил, что она назначала неоплачиваемые переработки и грубо вела себя с подчинёнными.

Эйвазов сообщил о нарушениях председателю Октябрьского суда Марине Вороновой, которая предложила ему уволиться по собственному желанию. Он попытался привлечь судей к ответственности и написал жалобы в разные инстанции, включая Верховный суд, ФСБ, Следственный комитет и президента РФ.

На Эйвазова завели уголовное дело по заявлению председателя Октябрьского суда Марины Вороновой. Его обвинили в препятствовании осуществлению правосудия «на почве личной неприязни к судье Керро». Он скрывался у друзей, но в августе 2017 года его задержали в Сочи, и Ленинский районный суд Санкт-Петербурга отправил Эйвазова в СИЗО. На него завели ещё одно дело — за клевету на судью, но позже прокуратура отказалась от этого обвинения.

Делом Эйвазова занимались юристы Команды 29. Поддержите их

По делу о препятствовании осуществлению правосудия Эйвазова признали виновным и приговорили к году и десяти месяцем колонии-поселения. Через три дня он вышел на свободу — ему зачли срок, проведённый в СИЗО. Апелляционный суд оправдал Эйвазова и отменил приговор. За ним оставили право на реабилитацию, но Эйвазов решил сначала добиться выплат за сверхурочные часы, которые он отработал, будучи секретарём.

Рассказал о церковных поборах

В декабре 2016 году настоятеля храма в селе Каратузское Красноярского края Виктора Пасечнюка уволили из-за того, что он не смог собрать со своего прихода 150 тысяч рублей ко дню рождения местного митрополита.

Пасечнюк написал письмо самому митрополиту, в котором рассказал, что такую сумму с него потребовал настоятель Минусинского собора отец Нищерет. Кроме того, по словам Пасечнюка, отец Нищерет регулярно разоряет его приход и при этом умножает своё личное состояние — например, купил дорогой коттедж и два внедорожника.

С храма Пасечнюка, по его словам, два раза в год требовали по 150 тысяч рублей и ежегодно — ещё 600 тысяч рублей на церковные товары для продажи. При этом в селе проживает семь с небольшим тысяч человек, и из-за таких сумм собирать с них деньги на зарплаты самим служителям храма и его содержание было невозможно.

Епархиальная комиссия, созданная для разбирательства, постановила, что Пасечнюка сняли с должности из-за «ненадлежащего исполнения» им обязанностей настоятеля. Нарушением комиссия посчитала, в частности, то, что Пасечнюк не поехал в патриотический лагерь «Лидер» и отказался праздновать Крещение в музее, где висел портрет Ленина. Вместо Пасечнюка назначили другого настоятеля, но у него возник конфликт с частью прихожан. Церковный суд Красноярской епархии лишил Виктора Пасечнюка сана священника из-за того, что он «злонамеренно расколол православную общину прихода храма», клеветал на нового настоятеля, «допустил закрытие церковной лавки» и оскорбил правящего архиерея, не обратившись к нему лично и опубликовав письмо митрополиту.

Дал интервью журналу и раскритиковал реформу МВД

В ноябре 2018 года Левобережный суд Воронежа признал виновным Романа Хабарова — бывшего сотрудника полиции, который рассказал о многочисленных нарушениях в МВД.

Роман Хабаров 14 лет проработал участковым в Воронеже. От большинства своих коллег Хабаров отличался довольно активной жизненной позицией — он много рассуждал о реформе МВД, участвовал в демократических конференциях и даже съездил в США и Францию по программе Московской школы политических исследований. Его либеральные взгляды стали причиной того, что в 2011 году он не прошёл переаттестацию и его уволили. В интервью журналу «Русский репортёр» Хабаров раскритиковал реформу МВД и рассказал о том, как на самом деле выглядит работа в милиции: взятки, палочная система, пытки задержанных и давление на сотрудников.

«Когда объявили о реформе, я относился к этому с романтическим энтузиазмом, даже замечания к закону „О полиции“ писал на специальном сайте. Но когда его приняли, стало понятно, что всё, реформа проваливается, — сказал Хабаров. — Прямо на моих глазах МВД как функционирующая структура деградировало, уничтожалось изнутри».

Бывшего милиционера Романа Хабарова сперва выжили из правоохранительных органов, а потом осудили на 3,5 года лишения свободы за рассказ о том, как выглядит работа в российском МВД

Следственный комитет начал проверку его слов. Руководитель ГУ МВД России по Воронежской области Александр Сысоев заявил, что «участковый Хабаров должен будет ответить за всё, о чем говорил в интервью», однако СК не нашёл повода для возбуждения дела.

Хабаров ушёл в юридическую практику. В 2014 году его всё-таки задержали, но уже по другому поводу — за незаконную организацию азартных игр и участие в организованном преступном сообществе. В деле было ещё 12 подозреваемых, но под арест отправили только его. По версии следствия, Хабаров помогал владельцу воронежской сети игровых заведений Олегу Мешалкину и прикрывал его от полиции, используя свои связи.

«Меня пытаются привлечь к уголовной ответственности по абсолютно беспочвенному подозрению, извратив суть работы юриста по оказанию услуг своим доверителям. Ничего из предъявленного я не совершал», — заявил Хабаров.

Судебное разбирательство длилось четыре года. Хабаров признали виновным и приговорили к 3,5 годам колонии общего режима и штрафу в 200 тысяч рублей. Сейчас он находится в СИЗО-1 Воронежа.

Текст: Виталия Чикнаева

Обложка: Алина Кугушева